хочу сюда!
 

Юлия

31 год, скорпион, познакомится с парнем в возрасте 30-40 лет

Заметки с меткой «лодка»

Човен натураліста - дослідника


Так може виглядати човен натураліста - дослідника...

Лодочные моторы ( 2т) Evinrude

Вашему вниманию хочу предоставить очень качественные на мой взгляд в двухтактном сегменте лодочные моторы Evinrude E-tec.


Чем поразил меня этот бренд: 


- Прямой впрыск - может показаться что тут такого?! А секрет впрыска в том что он идет нужной дозировки топливо-воздушной смеси в камеру згорания в зависимости от открытого дроселя Вами. Что не мало важно в экономии топлива и своевременном ускорении!


Система контроля Systemcheck - Вот тут я сел) индикатор уровня масла можно встретить в подобных моторах, НО, аудио и визуальное предупреждение о перегреве, низком уровне масла, отсутствие масла, воды в топливной системе и проверки двигателя нет;

- Генератор на 60А;

Система балансировки и регулировки ноги ( дейвуда ) на хду;

- Антикорозийная краска;

- Канал для промывки пресной водой и много других правильных для лодочной тиматики функций по комфорту.

Самое главное что выделяет Evinrude E-Tec это 300 часов без обслуживания или 3 года гарантии и мощный отзыв на воде. 

Информация с http://mirmotorov.kiev.ua

67%, 2 голоса

33%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Шторм на Оби

            Нам всё было по плечу, и жизнь воспринималась как театр, в котором наши роли были главными. Плохой погоды не было. Если намечался выезд на охоту или рыбалку, то сильный ветер, дождь или снег не могли помешать. Напротив, трудности закаляли характер и обогащали опыт во многих областях. Наверное, это называется наукой о выживании. Преодолевая трудности, мы учились побеждать, а ведь главный урок, который можно извлечь из победы, это то, что Вы можете побеждать. Если цель поставлена, то ничто не может помешать её достичь, главное не отступать и очень этого хотеть. Нет целей, которых нельзя достичь, и нет преград, которые нельзя преодолеть!..

            Ближе к вечеру в одну из осенних, октябрьских пятниц, мы вдвоём с Виктором решили выйти на Обь, планируя ещё засветло добраться до протоки Пеньковской, на которой из-за её особенностей и отдалённости, а также потому что рядом находился большой кедровый и сосновый бор, водилось много дичи, а в реке - ценной рыбы, такой как муксун и нельма.

            Сургут – это страна рек, озёр, болот и лесов, а Обь - самая большая река России. Здесь часто дуют сильные ветра, что как правило, предвещает изменение погоды. Погода меняется часто и резко: зимой бывает утром температура около минус двух градусов, а вечером уже за минус тридцать. А летом случаются аналогичные перепады, только в пределах положительных значений. Хотя может быть по-разному... В ту пятницу тоже был сильный ветер, а температура чуть выше нуля. К тому же накрапывал мелкий дождик вперемежку с едва заметным снежком.

В находящейся рядом с городом, почти на его краю, протоке Кривуле, на берегу которой стоял лодочный гараж, волнение почти не ощущалось, но стоило выйти на Объ, как большие волны начали раз за разом ударять нашу сравнительно маленькую дюралевую мотолодку, вызывая не самые приятные ощущения. Естественно, скорость пришлось снизить, и стараться как только возможно уклоняться от боковых ударов и маневрировать среди огромных, до полутора метров высотой, волн. Сталкиваться с такими настолько близко и реально раньше не приходилось. Наша «Обянка» согласно заводской инструкции была рассчитана на волну до 0,7 метра.  Опыта вождения по большому волнению, которое в общем можно назвать штормом, у меня тогда не было. Оставалось учиться по ходу дела. В голове возникали эпизоды, прочтённые в книгах о морских путешествиях, что корабль нужно держать носом к волне... но на нашей лодке и на реке это не всегда работало. Если волна слишком большая, то движение прямо навстречу приводило к тому, что мы врезались в тело высокой волны примерно посредине, и она нас накрывала в большей или меньшей степени, сильно ударяя в лобовое стекло. Это стекло, сделанное из тонкого органического стекла, вовсе не было рассчитано на такие нагрузки...

Самое интересное, что нет чувства ужаса или страха во время нахождения среди таких огромных волн, хотя ситуация безусловно тревожная. Может быть потому, что ничего уже не избежать и не вернуть, и надо всё время что-то делать, управлять, снижать или увеличивать обороты, маневрировать, постоянно искать и находить выход из меняющейся обстановки. Не знаю, у всех ли людей так. Это касается и многих других опасных жизненных ситуаций, не только шторма. Но когда речь идёт о «быть, или не быть», то просто делаешь, что надо, а чувственность приходит потом, когда всё уже позади.

…Река Обь местами очень широкая, до нескольких километров, и чем шире участок и продольнее ветер, тем волнение становилось сильнее. И только возле самого берега волна уменьшается, но это буквально в нескольких метрах и нужно быть очень внимательным, так как линия берега слишком неровная, то и дело проявляется разными затопленными деревьями, выступами обвалов и отмелей, и даже иногда остовами затонувших судов, опасно и мрачно выступающими из воды. Кроме того, извилистость русла не позволяет идти всё время одним берегом, приходится периодически переходить на противоположную сторону, преодолевая центр реки, где волны наиболее крутые и огромные. На лодке нашего класса одним из способов перехода штормовых участков было движение на гребне волны. Это чем-то напоминает сёрфинг, только управление положением выполняется через обороты двигателя и рулёжку штурвалом. Взобравшись на гребень волны, нужно двигаться вдоль неё, стараясь не сорваться, что чревато зарыванием носа в поток с самыми неприятными последствиями. Волна катится не бесконечно, через какое-то время она как-то незаметно заканчивается и нужно взбираться на следующую с пологой стороны. Важно не дать себя накрыть предыдущей волной и не соскользнуть с обрывистого гребня той, по которой движешься.

            Конечно, по-хорошему, не стоило выходить на Обь в такую погоду, а выйдя и оценив ситуацию, наверное, лучше было вернуться или, в крайнем случае, не путешествовать в такую даль, как Пеньковская протока, до которой даже по нормальной погоде было около двух часов ходу. Но мы не хотели отступать и не стали останавливаться, хотя это вероятно было бы самым правильным решением, а настойчиво продолжили своё рискованное путешествие.

            Пройдя село Банное, несмотря на все мои старания в управлении, одна из волн всё-таки нас очень прилично задела и окатила. В результате на лобовом стекле появилась небольшая трещина, что как потом оказалось, было только началом… Мы ненадолго причалили, осмотрели повреждения и, посоветовавшись, всё-таки решили идти дальше. С трудом преодолели длительный прямой и очень широкий участок Оби от села Широково до левого поворота фарватера, это километров пятнадцать. Миновали ещё несколько грандиозных извилин русла. И вот наконец, уже в вечерних сумерках, справа открылся широкий вход в протоку Пеньковскую, к которой мы так долго и упорно добирались. Казалось, самое трудное уже позади, мы вошли в протоку, и волнение как будто сразу уменьшилось, что подействовало расслабляюще, но как обманчиво это было.

Неожиданно из сумрачной глади появился мощный встречный вал, лодка как бы провалилась в яму перед этой волной, ударившей нас самым основанием и полностью накрывшей... Удар был настолько силён, что сразу снёс лобовое стекло и лодка наполовину заполнилась водой. Водонепроницаемый нос задрался вверх, а залитая корма и мотор оказались почти погружёнными. Нас было двое, от стекла осталась лишь обрамляющая его труба-поручень, которую совсем не зря предусмотрели конструкторы, и мы, стремясь хоть как-то выровнять судно, ухватились за этот поручень, бросившись вперёд, и ещё наклонились, как только могли. Мотор был в кожухе и как ни странно работал, в чём нам очень повезло, продолжая двигать вперёд. Ширина протоки в этом месте была всего метров сто, а до берега метров сорок. Держась одной рукой за передний поручень, другой за штурвал, я повернул лодку к берегу, добавил газ, и верный «Вихрь-30» за несколько долгих секунд доставил нас туда.

Мы были практически полностью мокрые от водяного вала, и на открытом месте холод ощущался ещё сильнее после продолжительного нахождения в лодке почти без движения. Наступала ночь, температура около нуля, с неба падал холодный дождь вперемежку со снегом, и главным в этой ситуации было как-то согреться, высохнуть, выжить, для чего первым делом нужно было развести костёр, пока полная темнота ещё не наступила. 

На берегу был лес, но всё, абсолютно всё - листья, деревья, ветки… было мокрым от окружающей влаги и тяжёлые капли весели на них, периодически срываясь вниз... Разжечь огонь можно было только нестандартными способами. В лодке была переносная газовая печка в металлическом чемоданчике. Я быстро принёс её, открыл и окоченевшими, торопящимися руками подсоединил небольшой баллон с пропаном. Достал из кармана коробок спичек, но он оказался мокрым, и сера просто расползалась по тёрке. Виктор достал свой коробок и попробовал зажечь, однако тоже ничего не вышло… Мимолётно, какой-то холодок безнадёжности пробежал по нашим спинам. Всё было напрасно. Одни в безлюдном лесу на берегу реки и на десятки километров вокруг ни единой живой души. Близилась ночь, было очень холодно, нас практически трясло от холода, и было непонятно, что делать…

Только сдаваться было рано. Безвыходных ситуаций не бывает, и чем сложнее обстоятельства, тем быстрее приходит решение, во многом благодаря инстинкту самосохранения. Размышлять некогда, просто делаешь то, что надо. В голове возникали фантастические мысли по поводу возможности зажечь облитый бензином хворост выстрелами из ружья и даже попробовать использовать искру на свечах мотора… только вначале надо было испробовать более реальные методы. Начались поиски самого ценного, что только может быть в такой ситуации – спичек, которые могут зажечься. Все явные коробки уже были испробованы. Однако после более тщательных поисков в носовом отсеке лодки, который должен был быть водонепроницаемым, была обнаружена запасная телогрейка и в кармане когда-то случайно оставленная коробка с несколькими спичками. Это была почти последняя надежда. Всё остальное, даже руки, которыми я открывал этот коробок, были мокрыми, и я предварительно вытер их, как только мог. Закрываясь от падающего дождя и капель с деревьев, аккуратно провёл спичкой по тёрке - бесполезно, попробовал ещё раз и… она зажглась! Я успел поднести её к газовой горелке и по кольцу появились язычки пламени.

Радость была велика! Нежась от удовольствия, мы коротко погрели над огнём замёрзшие руки, но останавливаться нельзя. Так просто от печки ничего не загоралось, потому что ничего сухого вокруг не было. Быстро спустившись к лодке, я рывком вытащил плавающий в залитом водой отсеке и принёс 22-литровый бензобак, размашисто полил из него собранную кучу мокрых веток, потом одна из намоченных бензином веток была зажжена от газовой печки и брошена на костёр – он задымился и через несколько мгновений резко вспыхнул, а мы благоразумно находились на достаточном расстоянии, зная как может взорваться зажигаемое горючее. Плеснув издали несколько раз водоотливным лодочным черпаком бензин на разгорающийся костёр и, добавив в него достаточно небольших и средних веток, мы с благоговением наблюдали за языками пламени.

И только теперь, когда бешеная спешка закончилась, начинали осознавать, в какой ситуации только что находились. Не было ни паники, ни отчаяния, всё происходило быстро, динамично и необходимая цель была достигнута. Настоящее осмысление пришло ещё позже, когда большой костёр весело потрескивал, крупные ветки хорошо горели и было заготовлено большое количество дров, можно сказать брёвен, чтобы провести возле него холодную ночь. У нас было всё: немного еды, топор, водка, чай… только, как оказалось, не было (или почти не было) сухих спичек.

Это был серьёзный урок на будущее. Впоследствии в лодке всегда находился отдельный коробок спичек, запаянный в полиэтилен, и кроме того, размещённый в закрываемом бардачке, в футляре аптечки с лекарствами. И ещё спички таким же образом хранились в носовом отсеке, защищённом от попадания воды. Только воспользоваться ими так и не пришлось, потому что таких эпизодов больше не случалось. Наверное, подобное происходит раз в жизни…

А между тем, мы отчерпали из лодки избыточную воду, расставили вокруг костра принесенные оттуда кресла, развесили на воткнутых в землю рогатинах какую только возможно снять одежду, и деловито разогревали рисовую кашу в металлических банках. Далее походный ужин проходил очень аппетитно и в благодушном настроении, с подробным обсуждением пережитых моментов, мыслей и действий. Жаркий костёр быстро всё высушивал, включая сапоги, и скоро мы были одеты почти во всё сухое, и уже более важным было не допустить, чтобы что-то сгорело. Разомлевшие возле заправленного крупными брёвнами костра мы скоро уснули… Но даже когда проснувшись обнаружили, что на одном из кресел от близкого излучения пламени обгорела часть обшивки - это не очень нас огорчило. Тоже опыт на будущее. В остальном ночь прошла хорошо, температура перешла в отрицательную зону, дождь перестал, и был мороз, который в лесу возле костра, в общем, не ощущался.

Наутро ветер стих. Мы загрузились в обледеневшую лодку, закрепили плащ-палатку вместо снесённого лобового стекла и, насыщенные приключениями, направились в обратный путь. Так как поохотиться, и, следовательно, добыть себе пропитание у нас не получилось, очень голодные, на подходе к Сургуту завернули в деревню Банное, зная из разговоров «бывалых», что там пекут необыкновенной вкусности местный хлеб.

Среди деревянных, выстроившихся вдоль высокого и крутого, возвышающегося над рекой берега, не без труда нашли мало чем отличающийся от других дом пекарни, где добыли буханку круглого, ребристого, мягкого внутри и хрустящего снаружи, пахучего белого хлеба, и оставшуюся часть пути, около получаса, на ходу наслаждались его вкусом, отрывая аппетитные куски, вальяжно расположившись в лодочных креслах, в тёплой, давно уже сухой одежде, слегка убаюкиваемые звуком стабильно работающего двигателя, время от времени спокойным взглядом уверенных в себе людей окидывали  окрестности, безмятежно размышляя обо всём и о том, что всё хорошо, что хорошо кончается…

Пассажирская подводная лодка!!!


65%, 11 голосов

0%, 0 голосов

18%, 3 голоса

18%, 3 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Происшествие на лодочной станции

Сидим с мужиками на РОПе (лодочная станция) беседуем -пиво пьем профилактику лодкам своим делаем. Пришел наш сосед по стоянке с девушкой (не с женой) сел в лодку и отчалил. через некоторое время пришла его жена и начала узнавать где ее супруг мол она опоздала ,мол они хотели отдохнуть там их должны были ждать друзья и просит ее отвезти  но все так пыталась выяснить где он может быть . Мужу рассказали где их будут ждать  ,что это место все лодочники знают. Тут уже сыграла мужская солидарность . Время шло приближался вечер ,темнело и где то в часиков 11 мы услышали гул мотора ,в лучах прожекторов заметили лодку нашего соседа, и не только мы ее заметили. Что было дальше описать тяжело. Жена выскочила на бон( место швартовки лодок) муж не сразу ее заметил помог выйти из лодки своей спутнице и вот тут началось. Он получил по голове  а с девушкой завязалась драка и еще какая описать очень тяжело. Все кто был на стоянке сбежались от криков, матросы навели прожектора на происходящее, муж пытался несколько раз разборонить но получал то от одной то от другой. Потом плюнул и сел в лодку. Через где то час все закончилось или словарный запас закончился или силы. Наш сосед появился только через выходные вместе с женой и тихо тихо занимался лодкой даже в туалет отпрашивался , пригласили выпить пивка  не пошел жена не пустила хотя мы сидели рядом в соседней лодке. Не мужчина а ангел и все возле нее скакал.И солнышко и золотце и так и сяк.
Вот такая приключилась история,
 

Люди и льдины

            Как-то ранней весной (по-сургутски это почти в середине мая) мы собрались на весеннюю охоту. Мы - это я, Татьяна и мой товарищ Сергей. Прохладная погода ещё не очень напоминала май в обычном понимании. Протока Кривуля, на которой располагался  лодочный гараж, была чиста и безмятежно поблёскивала на солнышке. Зато на виднеющейся за её изгибом Оби то и дело проплывали небольшие льдины, издали казавшиеся  довольно безобидными. Мы готовили лодку к отплытию, укладывали вещи, заправляли топливом баки, я проверял мотор.  И хотя гараж стоял на берегу таким образом, что большая вода в июне иногда достигала его металлического, покрытого резиновой транспортёрной лентой пола, то в начале мая уровень был ещё низкий (правда гораздо выше, чем осенью). Метров двадцать лодку нужно было скатить на тележке в воду, что было совсем не сложно, потому что берег вниз был довольно крутым. Обратно нетяжёлая тележка без лодки затаскивалась также без особых усилий.

Вот все уже в лодке, сидят на своих местах чтобы не мешать, в мягких креслах, а я на берегу, в высоких болотных сапогах, толкаю лодку в протоку и запрыгиваю на нос, перехожу по нему через лобовое стекло в пассажирский отсек, веслом отталкиваюсь, упираясь в дно протоки, и отгребаю от берега на глубину, чтобы можно было запустить мотор. Перехожу к Вихрю-30, открываю бензин, подкачиваю его ручной помпой в карбюратор, ставлю малый газ и дергаю рукоятку стартера. Мотор заводится  после первой-второй попытки. Вот он уже уверенно и спокойно работает, проверяю циркуляцию охлаждающей воды, подставляя руку напротив бокового отверстия кожуха (рука мокрая), и после ещё нескольких секунд прогрева включаю передний ход, удерживая направление румпелем. «Обянка» набирает ход и принимает правильное направление, прошу Татьяну немного подержать штурвал, быстро перемещаюсь в кресло капитана, прибавляю газ, и мы летим, рассекая водную гладь, получая при этом неповторимое наслаждение от окружающей воды, уверенного движения, разлетающихся за кормой брызг и создаваемой нами волны, необычности вида и состояния вообще. Очень хочется в такие минуты выхода на крейсерский режим выпить чего-нибудь спиртного, это дополняет охватывающие волнующие ощущения…

            Повернув два раза направо, распрощавшись с Сургутской стороной, на вираже вошли в могучее весеннее русло реки Обь. Её ширина в этом месте  метров четыреста, а скорость течения около 7 км\час. Я дал двигателю максимальные обороты около 5000 в минуту, бортовой спидометр показал примерно 37 км\ч, лодка плавно легла на курс вниз по течению примерно посредине фарватера.

Мы летели вперёд, впитывая ощущение окружающего величия и красоты. А воспринимать было что. После долгой зимы, да и вообще после длительного пребывания на суше, свойственного большинству людей, оказавшись на водных просторах думаешь и чувствуешь по-другому. Всё необычно, чрезвычайно эффектно и впечатлительно. И маленький, оставшийся справа, отдаляющийся Сургут, ещё совсем недавно бывший значительным и основательным, и огромное, окружающее водное пространство, которое уверенно рассекает наша небольшая лодка, и чистый воздух, и отсутствие каких-либо препятствий, и солнце… вообще всё было удивительно. По берегам кое-где ещё виден снег и куски задержавшегося льда... Шум мотора в движении довольно сильный и разговаривать можно или почти криком, или наклонясь на ухо собеседнику.

Однако скоро стало понятно, что с рекой не всё обстоит лучшим образом, когда впереди справа показалось большое белое ледяное поле, перемещающееся по течению. Но слева была почти открытая вода, в которую мы и направились. Всё чаще попутно как маленькие айсберги встречались разного размера льдины, которые я, почти не сбавляя ход, эффектно обходил, лавируя, и это было приятно как в компьютерной игре. Поездки в такое время года чреваты и подводными льдинами, от которых часто страдает мотор, редко случается обойтись без того, чтобы не задеть какую-нибудь винтом, это обычно приводило к срезанию шпилек гребного винта, но иногда повреждались и лопасти.

Мотор вылетал из воды, резко взвывал на повышенных оборотах, мы останавливались, и в контрастной, полной тишине и одиночестве плыли по течению в потоке, пока я, наполовину свесившись за кормой над водой, менял шпонки, лопасти или сам винт на приподнятом Вихре. При этом нужно быть очень внимательным, чтобы не уронить в воду драгоценные в данной ситуации детали и инструменты, и, одновременно, правильно балансировать между лодкой и рекой. Это захватывающая ситуация: наклоняешься и удаляешься от кормы, насколько возможно, мотор стоит на защёлке, и винт, который надо разобрать или снять, как раз над водой. Почти касаюсь головой и  руками воды - она внешне такая спокойная и чистая, вот вода, вот я, вот мотор, нижняя часть которого немного погружена, и гребной вал, больше ничего... только непонятное ощущение скрытой под этой тихой поверхностью глубины, возможно несколько десятков метров, никто не знает... притяжение бездны... Но вот винт восстановлен, запускаю двигатель, перехожу вперёд, и движение продолжается.

Перед железнодорожным мостом, до которого около двадцати минут ходу, и дальше, льда становилось больше, а пространства для движения всё меньше. Глядя на это, мы даже вскользь затронули тему возвращения, но всё-таки решили продолжить начатое. У нас было почти три дня выходных, и хотелось осуществить задуманное, тем более по ходу событий всё казалось решаемо и под контролем. Лодка быстро перемещалась во всё сужающемся, но более или менее чистом потоке, который ещё был около сотни метров шириной, а справа было широкое динамичное ледяное поле, плывшее по течению. Такие ледяные поля состоят из отдельных больших и не очень льдин, которые двигаются вперёд, пока не возникает затор. Тогда они скучиваются, заполняют всё русло, наползают друг на друга и берега, и ситуация сразу становится угрожающей...

Время в пути до Сайгатинского острова, который я к тому времени уже неплохо знал, составляло около часа. С учётом сложностей навигации мы затратили немного больше времени, но при подходе увидели, что Сайгатинская протока забита льдом, в неё не войти, и высаживаться придётся немного дальше с берега Оби. Только это ещё нужно было как-то осуществить, потому что остров был на правом берегу, а мы шли по фарватеру слева, и должны были пройти через область плывущих льдин, которая, правда, здесь была не очень широкой, примерно метров сто.

Сбавив обороты и коротко посовещавшись, мы с максимальной осторожностью начали поперечное движение вправо. С краю льдины вначале удавалось понемногу обходить, затем стали происходить более жёсткие столкновения, потом на льдины приходилось буквально наезжать, выдавливая их в стороны. Сергей с веслом встал на носу, чтобы пытаться расталкивать их, а я как мог манипулировал газом и штурвалом. Мы ощутили довольно явственно, как продвигается ледокол в Арктике, потому что скоро приходилось буквально расталкивать льдины корпусом и даже наезжать сверху, чтобы они расходились в стороны, а после нас снова смыкались. Особого беспокойства при этом не было, всё это поле вместе с нами двигалось, и для нас казалось почти неподвижным. Только ближе к берегу и относительно него стало заметно, что мы в сильной динамике. Но повезло, возле берега льда в потоке оказалось не так много, и действовали мы в общем правильно. Вот лодка уже у берега, который стремительно движется мимо, но есть полоса почти чистой воды. Времени мало, глазами ищем место для остановки, вот показалась  небольшая бухта, выступ суши и за ним немного защищённое место, куда я успел зарулить, прибавив газ, и мы причалили.

Берег был довольно крут и высок, но взобраться можно, мы вышли из лодки и поднялись наверх. Там оказалась роща и удобная, как бы смотровая полянка на берегу, недалеко от края, где можно разжечь костёр и поставить палатку. Наконец-то добрались! Лодка была привязана и закрытая тентом плавала в бухточке внизу, что сверху выглядело очень уютно и даже красиво в пасмурном окружении наступающего вечера и проплывающих чуть далее льдин.

            Мы были в теплой одежде, но окружающая температура была скорее отрицательная чем положительна, предстояла ночь и, несмотря на длинные майские дни, она уже было не за горами. Нужно было ставить палатку, развести костёр и поужинать. Среди деревьев собрали нужное количество валежника, вырубили рогатины и перекладину для подвешивания чайника и котелка, собрали костёр и разожгли. Татьяна занялась приготовлением ужина из имеющихся продуктов, а я и Сергей установили палатку и принесли из лодки кресла, поставив их возле костра. Вода в чайнике была из Оби, весной она достаточно чистая. Разогрели рисовую кашу в металлических банках, вскипятили чайник, достали бутылку водки, выложили на расстеленной плащ-палатке  припасы и, удобно расположившись в креслах вокруг энергично потрескивающего, освещающего нас в уже наступившей темноте и греющего костра, начали ужин и вообще приятно проводили время в интересных разговорах и прекрасной обстановке.

Пламя костра, ночь, поднимающиеся в небо искры, запах природы и немножко дыма - всё это незабываемо и красиво. Говорят, на огонь и воду можно смотреть бесконечно. Это правда. Воду мы видели днём, сейчас она тоже была почти рядом, внизу, но главным образом наслаждались костром,  убеждаясь в правоте древних.

            Правда к итогу вечера возникло небольшое недоразумение, когда насытившись и наговорившись мы стали собираться ко сну. Разумеется, мы с Татьяной надеялись спать на берегу в палатке, но Сергей наотрез отказался перебираться в плавующую во льдах лодку, высказал ряд аргументов, что это и холодно и небезопасно, и равнодушно рассудил, что втроём в двухместной палатке очень даже поместимся. Но нам с Татьяной лучше было вдвоём, а где, в общем было не так важно. Поэтому мы перебрались в лодку, наглухо закрылись тентом, разложили нашу походную постель, спрятались под большим одеялом... и скоро безмятежно заснули в окружённой льдинами лодке, двигающейся под действием завихрений течения в пределах привязной верёвки туда-сюда в своей мини-бухте, под звуки мягко касающихся бортов льдин... Наверное, это напоминало нахождение какого-нибудь охлаждаемого предмета в сосуде со льдом…

            Ночью был мороз и проснуться утром было конечно прохладно, совсем не хотелось отрываться друг от друга и выходить наружу, но что делать, это было необходимо. Когда я выглянул из относительно тёплого пространства кокпита под тентом и запотевшим стеклом, то вверху, над костром уже струился дымок и бодрый голос Сергея возвестил о том, что его сон был не таким уж крепким, во всяком случае менее продолжительным. Конечно он сказал, что уже пора собираться добывать дичь и охотничий азарт не позволил ему продолжать отдыхать, но по ходу проговорился, что в палатке было совсем не жарко…

Наскоро позавтракав, мы отправились по охотничьим местам, оставив Татьяну на стане готовить еду и вообще заниматься «домашними делами». В пути разделились, потому что я считаю охоту делом индивидуальным, конечно в тех случаях, когда без других людей можно обойтись. А это почти всегда. Уже давно не люблю охотиться вместе с кем бы то ни было, ещё с юных лет и заячьих охот. Тогда я уходил один утром, брал с собой пять патронов, полагая, что этого достаточно, чтобы добыть одного русака, а большего мне и не нужно было. Главное, что никто не мешал делать то, что хочется и не отвлекал от поставленной цели, не навязывал свои решения. Это желание внутренней и внешней свободы осталось, наверное, на всю жизнь и распространялось на все, что бы я ни делал.

Итак, мы разбрелись по острову. Дичи, в общем, не было. Озёра острова оказались ещё замерзшими, а изредка пролетавшие, осторожные утки были малочисленны и вне досягаемости. Я решил побольше походить в поисках пролетающих птиц, которых почти не было. На одной из внутренних проток неожиданно оказалась вода, и я увидел уток-нырков. Уже имея опыт их добычи знал, что открыто стрелять в них напрямую с расстояния 20-30 метров бесполезно: успевают нырнуть после выстрела и дробь накрывает пустое место на воде. Но, изучив повадки, нашёл возможность добиваться результата. Во-первых, когда утка ныряет, то находится под водой секунд 15-30 и плывёт в сторону от охотника, при этом длина нырка обычно 20-30 метров, можно попробовать быстро переместиться в ожидаемом направлении движения и подстеречь выныривающую дичь. Хорошо, если присутствуют два охотника и, отдаляясь от одного, утка подныривает в зону обстрела другого. В таких случаях также можно использовать фактор отвлечения внимания. Но главное не это, а чтобы при выныривании стрелять как можно быстрее, не давая дичи возможности опомниться и увидеть блеск выстрела. Может быть, в этот момент глаза утки ещё покрыты водой и она не в состоянии что-то воспринимать, или просто очень занята процессом выныривания, но это буквально доли секунды. Я нигде об этом ни читал и ни от кого не слышал, это мои заключения и они часто приносили свои плоды.

Когда я увидел нырков, то затаился на берегу и стал ждал, не начнут ли они перемещаться в мою сторону. Скоро так и вышло, направления их ныряния стали смещаться в мою сторону, и вот когда одна из них скрылась под водой по направлению ко мне с расстояния метров 25, я встал и приготовился стрелять. Второй нырок, увидев меня, быстро удалился, а первая не могла этого сделать, потому что была на глубине. Смотрю на поверхность и жду, вот она появляется не дальше двадцати метров, я мгновенно вскидываю ружье и нажимаю спуск почти не целясь, потому что доля секунды могла решить все. Мне повезло, накрыл её выстрелом, и безжизненное тело, немного подёргавшись, закачалось на волнах. Было холодно, а ветер дул вдоль протоки, пришлось довольно долго ждать, пока утку прибьёт к заросшему высокой травой берегу, чтобы достать. Нырки не отличаются изысканным вкусом, немного отдают рыбой в отличии от кряковых и серых уток, но как говориться на безрыбье и рак рыба...

Как-то незаметно прошёл день и наступал вечер, особенно напоминающий о себе мыслями о вкусной еде, и пора было думать о возвращении на стан, от которого успел отойти довольно далеко. Изредка откуда-то доносились отдалённые выстрелы, вызывая моё удивление и разные предположения об их происхождении. В общем, добыв хотя всего одну дичь, но всё-таки не с пустыми руками, я возвращался «домой». Начало темнеть и скоро вовсе стемнело, а я всё шёл и шёл, в темноте наступая на замёрзшие болотные кочки и какие-то изредка валявшиеся на пути ветки. Наконец вышел на берег Оби, сориентировался в направлении и в полном мраке добрался до стана.

Сергей сдержано, с каким-то затаённым смыслом приветствовал меня, осведомился об успехах, и я не без достоинства показал добычу, на что он, небрежно откинув лежащий на земле плащ, продемонстрировал 5 добытых уток: крякву, серых и шилохвостей, и даже при свете костра в глаза сразу бросились яркие краски разноцветного весеннего оперения. Я был в общем шокирован: он не имел опыта охоты на острове, а тут сразу такая удача, но делать было нечего, спорт есть спорт. Говорят, новичкам везёт. Как оказалось, Сергей не стал тратить время на долгие поиски дичи, возможно было лень ходить по острову, и обнаружив озеро, в котором была незамёрзшая прогалина, притаился под стоявшим на его берегу деревом с кустарником. Это оказалось правильным решением: в сумерках утки стали одна за другой опускаться на редкую, вдруг увиденную воду, только успевай стрелять… Да, в охоте часто удача играет решающую роль. Впрочем, и в жизни тоже. А мне было немного неудобно перед Татьяной, потому что хотелось быть в её глазах на должной высоте, а получилось не совсем так...

Ну, в общем, несмотря ни на что, наблюдая горделивый, нарочито сдержанный вид Сергея, мы приступили к ужину, который был приготовлен к нашему приходу. Нас ждала уха, правда из рыбы, прихваченной из дома, потому что поймать её в таких условиях мы даже не пытались. Немного утолив голод, стало ощущаться, что уха имела какой-то странный вкус... Вначале, проголодавшись, это почти не было заметно, но постепенно становилось всё явнее, и когда практически всё было съедено Татьяна призналась, что поначалу перепутала сахар с солью и «подсластила» блюдо. А другой возможности приготовить ужин не было, поэтому добавила побольше соли и получилось что-то странное, но в общем съедобное и позабавило своей необычностью.

            Опять мы хорошо провели вечер у костра. Правда с небольшим фоном  горделивого Сережи и не совсем прошедшего моего недовольства сравнительно неудавшейся охотой. Но назавтра я надеялся взять реванш. Смеялись над Татьяниными поварскими экспериментами... Ночь провели по прежней схеме, а наутро решили немного прокатиться по Оби, поохотиться на  стаи уток на подходе к острову, которые видели, ещё когда ехали из Сургута: тогда они были далеко и на краю плывущих льдин.

            Погода благоприятствовала, светило солнышко, льдин было мало и, заведя мотор и оставив Татьяну на стане, мы отплыли вверх осмотреть окрестности (вверх – это против течения). Пройдя несколько километров, увидели уток на неглубоких, отмельных участках русла возле пологих берегов. Там было не очень глубоко, утки, вероятно, могли донырнуть до дна и найти себе пищу, тут же плавали льдины. Водоплавающих было не очень много, но нельзя сказать, что мало, при нашем приближении большинство улетели, но часть осталась: они ныряли, иногда перелетали, но не проявляли желания вовсе улетать, часть из них, покружив, снова садилась неподалёку, куда мы, делая развороты и виражи, приближались снова и снова, и некоторые утки, перелетая и переныривая туда-сюда стали терять ориентацию. В общем было понятно, что улетать им не очень хочется, а выныривая они могут оказаться близко к движущейся лодке, и мы сможем их добыть. И действительно, вначале Сергей подстрелил одного взлетевшего селезня, потом мы поменялись, он сел за штурвал, и когда одна из уток нырнула, мы стали делать круги, ожидая её появления. А вот и она, почти прямо по курсу, лишь только показавшись была накрыта моим выстрелом. Опять поменялись местами - один управляет, другой стреляет... Таким ковбойским способом, носясь взад-вперёд, на виражах, мы подстрелили ещё по одной утке, после чего решили прекратить и вернуться.

Дичи уже достаточно, а небо постепенно заволакивало тучами, и льдины шли не переставая, в большей или меньшей степени. Погода и ледовая обстановка в Сургуте меняются быстро, нам не хотелось рисковать. Нужно было ещё пообедать, собраться и благополучно добраться домой, других вариантов просто не должно было быть…

 

Джумхурийят Миср аль-Арабийя. На лодке по Нилу.



Переходя с борта на борт и пройдя...


..приблизительно сквозь такой строй кораблей...

Мы оказались на лодки. Фелюка называется египетская местная нильская лодка.

Местные юнги-моряки хм...речняки)))

Наша лодка загрузившись пассажирами нашего автобуса отчалила.

Фелука без крыши. На лодке кстати не жарко. Нил довольно холодный. Зима как никак)))

Элитарное лускорское жилье на первой линии  Нила.

Лодка выходит на средину Нила.

Нил с центра реки.

Купатся в Ниле нельзя. Причин несколько:  Нил грязный, пол Африки в нем стирает моется и выбрасывает мусор. С него же как помните и воду пьют)))

В Ниле есть крокодилы. Хотя я их не видел.

Ванделия главное зло Нила. Мелкая рыбешка  которая залазит в письку человеческую приманенная запахом мочеиспускательных каналов людских. Залазит в ваше тело и жрет там все изнутри. Отакие от ужасти. Для русских несколько раз в памятке туристу написано - В НИЛЕ НЕ КУПАТЬСЯ!

По берегам Нила расположены отели.

И на воде и на земле.

С одно берега на другой постоянно вдоль всего Луксора снуют паромчики.

Такой вот городской водный транспорт вместо мостов.

Наша лодка догоняет круизный теплоход.

Начало Сахары видно с Нила.

Нил, верблюд, Сахара - египетский пейзаж.

Луксорское такси 2)))

Фелюк "припарковано" несчетное количество вдоль Луксора.

Еще один круизный теплоход, движение на Ниле весьма оживленное, Днепру и не снилось.
 
Чайки такие же как и у нас)) А от самой реки неимоверно бздит рыбой.

Луксорский храм с Нила.

Шикарный отель Луксора - Шератон.

Вот и наш "порт назначения" на другом берегу показался.

А над ним наш автобус.Мы переехали через Нил спустившись вниз по течению на лодке, а автобус наш объехал по мосту сквозь Луксор,  и теперь стоит ждет нас на противоположном берегу от места высадки.

Наш корабль начал маневры для причаливания и высадки туристов))

Высадились. Вид на "порт")))

Рядом с причалами автовокзал.

Мы снова в автобусе. На другом берегу Нила. В другой части Луксора которая зовется "Город мертвых".

Продолжение

Днепропетровчане!!! Помогите найти лодку на прокат!!!!

Вообщем хотим с друзьями съездить на рыбалку вниз по днепру 10 - 15 км. На сутки!
Проблема в том что оч тяжело студентам платить по 50 грн/час + оплата бенза... ))))

Может у кого-то есть знакомые, или сталкивался с такой проблемой...

рубликов за 200 / сутки, лодку с любым моторчиком на прокат!?

Порядочность гарантирую! beer2