хочу сюда!
 

Оксана

38 лет, телец, познакомится с парнем в возрасте 27-45 лет

Заметки с меткой «всякое»

Школоло

В школе мне было нормально. Потому я с удивлением смотрю на людей, которые вспоминают школьные годы или с лимбическим ужасом, или с трепетным придыханием.

В классе я был запасным лидером. Лидером среди середнячков. Мне всегда казалось непозволительной
роскошью тратить себя на всеобщую любовь и уважение. Быть активным лидером – это так утомительно.

На физкультуре я неплохо прыгал и бегал стометровку, но совершенно не умел подтягиваться, лазить по канату и вот это вот: десять кругов вокруг школы, где-то до третьего класса. В командных играх участвовал постольку поскольку. Вообще-то у меня было освобождение; я долго наблюдался у кардиолога из-за проблем с сердцем. Но и просто так сидеть в провонявшем потом спортзале на лавочке не хотелось. Потому, получается, любая физкультура была по желанию. По моему желанию. Итоговая оценка была чаще пять, чем четыре.

Меня не дразнили. Никакого буллинга. В школе у меня даже не было клички. У меня, худенького рыжего мальчика с заиканием по имени Антон не было клички. До сих пор удивляюсь, как так получилось.

И именно школа в лице двух учителей, информатики и рисования, определила мою будущую профессиональную деятельность как компьютерного дизайнера.

Учитель информатики – непростой советский негр – совершенно уникальный дядька. К нему и после школы вечерами ходили, и после выпуска. В своём кабинете и прилегающей каморке он чуть ли не жил сутками. Вместе курили, вместе выпивали. Выпивали чаще кофе, но иногда и портвейн.

Учитель рисования, ужасающе строгий, ненавидел, когда его предмет называли рисованием. Только изобразительное искусство. И он реально нам давал и рисунок, и акварель, и гуашь, и скульптуру. Мы делали кукол, мы осваивали шрифтовой и технический дизайн, петриковскую роспись, даже икебаны составляли. Но, повторюсь, строг и требователен был чрезвычайно. Настолько, что девочки, которые отличницы попой, а не талантом, боялись ходить к нему на уроки до слёз и уписивания.

Лучший друг всегда был один. За всё время учёбы они были разные, но всегда по одной штуке единовременно. И много знакомцев. Потом эту модель отношений в неизменном виде я перенёс на женщин.
Откровенных врагов как-то не припомню.

Дрался редко, но метко. Какие мальчиковые драки были в моё время? Взаимно потолкаться, взаимно схватиться за лацканы пиджаков, упасть, хорошенечко вываляться в пыли, траве и замереть, громка пыхтя, во взаимном удушающем. Но меня кто-то из отцовских друзей научил не заниматься этой всей ерундой, а сразу бить левой снизу в челюсть. Даже правильное место на челюсти показал. Ну я и бил сразу. На этом, обычно, конфликт исчерпывался. Смущало только то, что д'Артаньян бы первым не ударил.

Учился хорошо, всегда много читал. В одно время увлекался пиротехникой, в другое придумыванием комиксов, в третье – пёк тортики-печеньки. Вне школы плавал в бассейне «Динамо» и пел в хоре мальчиков «Крылья».
Как-то так.

О лете

Если говорить о лете, то я вообще не понимаю, почему все вокруг летом худеют. Я, например, летом толстею. Забегая вперёд – не этим летом.

Летом толстеет любая уважающая себя скотина. Еды много, дня для её поедание много, расход энергии на обогрев тушки минимальный.
Даже взять простое перемещение из точки А в точку Б. Ежу понятно, что в зимней одежде и обуви, да пешком, да по гололёду, да в мороз энергии расходуется на порядок больше, чем рассекать в шортах и футболке на велике. И ливер не греем, не греем.

Так вот, этим летом я стоически решил не толстеть. И не толстел. Даже сознательно похудел на семь килограммов. Но для этого мне пришлось приложить некоторые усилия.
Такое.

Фигня насыпом

Линор Горалик, в любви к которой я не устаю признаваться, запустила трогательный проект PostPost.Media.

Оттуда:
PostPost.Media — это проект личных историй. Мы просим пользователей соцсетей делиться с нами воспоминаниями на предложенную редакцией тему, а потом публикуем подборки полученных рассказов. Речь может идти об остроактуальных темах, а может — о темах, которые кажутся вечными. Мы верим, что из малых событий, происходящих с частными лицами, сплетается ткань большой культуры и большой истории. Именно поэтому слоган проекта PostPost — «Все, что ты помнишь, — важно».

Я в туда тоже кое-что написал. Что-то прошло, что-то – нет, что-то ещё на модерации. Вот вам три штуки для затравки из сугубо личного. Темы додумайте сами:

***
Один неравнодушный доброжелатель сказал, что перед свиданием нужно помыть промежность и всё, что в ней, зубной пастой. Мятная свежесть, все дела. Я поверил и помыл. Рецепторы дружно воскликнули «Ух, ты!» и… В общем, с тех пор я могу долго. А на то свидание так и не попал.

***
После аварии на ЧАЭС меня сослали в Бурятскую АССР сроком на год. В богом забытый военный городок. Там много чего не было из привычных вещей. В частности, не было пионерских галстуков. Когда пришла пора приёма в пионеры, моя тётя сшила мне галстук из подола своей алой шелковой ночнушки, чем превратила её в пеньюар.

***
Зимний одесский санаторий прямо на берегу моря. Так близко, что губы соленые от ветра. Я из Киева, она из Москвы. Прелестная белокурая нимфа. Оба любим рисовать и рисуем на брудершафт по нескольку раз в день. А потом я дал порисовать своими фломастерами другой девочке, и всё. Любовь закончилась. Она такая в любом возрасте, даже в девять лет. А фломастеры были чехословацкие — целых 12 цветов. Немыслимая по тем временам роскошь.

Прямая ссылка на проект в первом комментарии.

Про майку

На днях увидел возле пункта приёма вторсырья колоритного мужичка в майке-сетке. Посмотрел и забыл. А вчера поздно вечером неожиданно вспомнил. И это воспоминание стало странным образом меня донимать.

Чтобы спокойно заснуть, пришлось вначале вдумчиво поискать в интернете. Это я так сильно захотел себе майку-сетку. Удивило, что этот тренд дворовых мачо практически сошёл на нет. Майку-сетку удалось найти только в одном месте. И в одежде для спортфита ещё. Но там майка-сетка стоит как годовой запас спортивного питания.

Сразу связался с продавцом. А он со мной – пока нет. Так что всё ещё во взвешенном состоянии. Зато посмотрите, каким стильным я могу стать:


Фото со страницы продавца.

Только пряжка для ремня ещё такая нужна. И крестик.
И майка-сетка, само собой.

Такое

Правда редко бывает чистой и никогда не бывает простой.

Оскар Уайлд.

Реггетон

Я, как немножечко бальник, плохо воспринимаю социальные танцы. Вертикальная имитация ебли какая-то, а не танцы. Особенно раздражает сальса во всех её проявлениях.

Но на реггетон ещё можно смотреть. Тут хотя бы партнеры равноправные. И не как в сальсе: мужик на месте топчется, будто говно месит, а его партнерша жопой обвиливает с разных сторон.

Про купальники и прочее

Я, похоже, таки придумал разумное объяснение тому, почему нижнего белья стесняются, а купальников – нет.
Просто купальники и нижнее бельё только сейчас стали внешне очень похожи. Но эволюционировали они из совершенно разных предметов одежды. Нижнее бельё из нижнего белья, которое либо всегда прятали, либо не носили вовсе.
А купальник произошел от купального платья примерно такого вида:

И чего тут стесняться? Совершенно нечего.

Тут можно было бы и закончить, но я продолжу. Раз уж начал. Продолжу про современные мужские плавки.
У плавок, в сущности, две основных функции – сохранить приличия и быстро высохнуть. Я с детства носил плавки-плавки. Потом, поддавшись моде, купил плавки-боксёры. И совершенно не понял, авчом смысол. Сохнут они заметно дольше, так как ткани больше. Вялую, рыхлую, жирную жопу с пузом не скрывают, харизмы не добавляют, хуй не увеличивают.

А есть же ещё плавки-шорты. По виду они как обычные шорты с карманами, но внутри у них сетка. Чтобы, значит, причиндалы меньше болтались. Сделаны они из тканной ткани, а не трикотажа.
Я не ставил специальных опытов, но как-то постирал плавки-боксёры, спортивные трусы и плавки-шорты в одну загрузку стиральной машины. И заметил, что плавки-боксёры высохли быстрее всего. Даже быстрее спортивных трусов, хотя состав пряжи у них одинаковый, а ткань трусов заметно тоньше и менее плотная. Видимо, дело в вязке.
А дольше всего, ожидаемо, сохли плавки-шорты. Я в них не купался, но как-то пришлось искупаться в обычных шортах. Мерзкая мерзость, доложу я вам: мокрая ткань липнет к ногам, но в воде расправляется. Это же может внутрь что-то заплыть и покусать или ужалить. Та же медуза. Даже пробовать не буду.

С трусами, кстати, та же самая история. У меня почти нет опыта ношения семейников. Зато у меня пара штук тех самых плавок-шорт, которые в самую жару я ношу дома на голое тело. Так себе ощущения, когда всё болтается. Меня раздражает любой необоснованный люфт, даже природный.
Трусы-боксёры все нормально упаковывают, но что-то надевать на них сверху реально неудобно. Под штанинами при надевании они сворачиваются на ногах колбасками. Я пока нашёл только один выход из этого – надевать трусы и, например, джинсы вместе, в один приём, одновременно.

Так что, видимо, в обозримом будущем я опять вернусь и к плавкам-плавкам, и к трусам-плавкам. Так реально удобнее. К тому же, при прочих равных, плавки дешевле боксёров. А сколько потом на стиральном порошке сэкономлю – вообще охуеть можно!

Наша песня

Возможно, я сентиментален
– таков мой каприз.

Да, я сентиментален. Но эта моя сентиментальность ни к чему особо не привязана. Ни к запахам, ни к местам, ни к музыке. Отдельно дико слышать про музыку. Между тем, это часто встречается. Некое сакраментальное понятие наша песня.

На днях подумал, какая же песня может быть нашей с той, которая рядом со мной. Пришла на ум только эта. И это всё, что вам нужно знать о наших взаимоотношениях.

Такое дело

Вот интересно получается. Те, кто тут открыто заявляет, что голосовал за Порошенко, но лично мне неприятные – приятнее от этого факта не стали.
Но не наоборот, те, кого я считал нормальными и открыто заявившие, что не голосовали за Порошенко – стали мне неприятны.

Да, я не раз декларировал, что дневник для меня – прекрасный инструмент структурирования и оформления мыслей и идей. Но структурировать можно и вечером под одеялком. То есть какая-то аудитория для интеллектуального эксгибиоционизма всё же нужна. А она сократилась сильно-пресильно.

От этих выборов один вред.

Типа маленькая притча

В электричке едет мать со школьником–сыном и читает ему "Чиполлино". Мальчик ёрзает, потом не выдерживает и начинает возмущаться:
— Мама, ну почему же они подчиняются? Почему терпят этого принца Лимона и синьора Помидора?
Мать не находится что сказать. И тут сосед по купе, старый дед, поясняет:
— Потому что они — овощи! Это сказка про овощи, мальчик!