хочу сюда!
 

Таня

32 года, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 31-38 лет

Заметки с меткой «всякое»

Хе-хе

Почему я не пользуюсь пешеходным переходом и разрешающим сигналом светофора. Все мои знакомые им пользуются, они не задумываются о пользе и вреде пешеходного перехода и просто тупо шпарят по нему через дорогу.

Я тоже была такой. Совсем недавно. Как же я ошибалась! Когда я готовилась стать мамой, я впервые задумалась о том, так ли необходимы в нашей жизни переходы? И так ли опасны машины?... Я изучила статистику дорожных происшествий, море альтернативной информации и вот, что я вам скажу: я больше не пользуюсь переходами! Моему ребёнку год , и мы ни разу не переходили дорогу по зебре!

И мы живы!! Более того, я хочу сказать, мы точно опережаем по развитию наших сверстников, пользующихся зеброй: у нас крепкие ноги, ведь мы постоянно перебегаем перед носом машин, у нас крепкие нервы, по этой же причине, и главное!!! Мы не прикармливаем ГИБДД! Мы не спонсируем производителей светофоров и краски для полос разметки! Мы вступили в клуб ненавистников пешеходных переходов и будем отстаивать наши права. А вы...вы!! несчастные добропорядочные бараны!! Давайте, водите детей по этим губителям детского здоровья! соблюдайте правила и скоростной режим - нам же безопаснее!! Ведь, если подумать, а так ли опасны машины? Ну даже если вы попадёте под машину, скорее всего вы отделаетесь ссадинами и ушибами, а сколько плюсов! Вы точно больше никогда не будете так беспечны, вы станете поклонниками ЗОЖ и будете вихрем проноситься перед носом у водителей, потренируете регенерацию организма и прочее. Подумайте! Вы словно стадо баранов прётесь по этим жалким переходам, когда мир , вот он! рядом! Поверьте, если вы будете поклонником ЗОЖ, любая машина обогнёт вас, не причинив вреда! Любая! Что касается многотонных фур, которые, якобы, не могут затормозить сразу,
то я вообще сомневаюсь в их существовании.

У нас в центре города они не ездят, т.к. проезд запрещен! А значит, вы с ними никогда не встретитесь, ими лишь пугают доверчивых дурочек. Даже если предположить, что они существуют, и вы их даже встретите в центре города (это миф, поверьте!), но вдруг...- то они все равно не причинят вреда, т.к. на дороге в 98% случаев они просто стоят, ну не ездят они, а значит, вы можете только сами о них удариться и всё. Всё!! Все эти правила созданы для того, чтобы погубить наших детей, нашу свободу, наше национальное самосознание, а этим гаишникам только бы запретить переходить дорогу не по зебре. Бре-е-ед... Мамы, помните! Это нарушение наших прав и свободы. А потом, не зря же говорят продвинутые люди, в полосках зебры зашифровано число зверя 666... Девочки, как страшно! Берегите детей, не пользуйтесь зебрами и обязательно распространите эту информацию!!!

Отсюда

Памяти

Как интересно: я никогда не рассматривал захаровские «Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт» и «Убить дракона» как квадрологию, ключевая фигура которой – герой Янковского.
Между тем, если разобраться, то этот персонаж проходит эволюционный путь от странного мудреца, через весёлого чудака и мрачного мизантропа до саркастичного тирана.
Забавно. 

Добро вернется вам сторицей

Сторица – это, как правило, стократное возмещение ущерба. Ущерба, Карл!
Но в общем смысле это стократное что угодно.

Делай добро и бросай его в воду.

И, да, сторицей.

Родителям

Если совсем маленький ребёнок обосрался, то ругать его за это бессмысленно. Оно же неразумное и неразвитое ещё совсем. Не понимает ничего.
Ругать нельзя, даже если оно не просто обосралось, а порвало подгузник, измазало тонким слоем говна всё вокруг: и загончик с матрасом, и себя. Ещё поело говна немножко и сидит счастливое, коричневые пузыри пускает.
Вырастет – поймёт. Хотя, на самом-то деле, даже и не вспомнит.
Кричать тоже нельзя – испугается и заплачет.
А вот злиться можно. Вам же это всё мыть, убирать, стирать и проветривать. Но шепотом и сквозь зубы. Успокаивающе улыбаясь.

Надо что-то делать

«Надо что-то делать!» – черта суетливая, бабская.

Вот болеешь ты гриппом: большей частью лежишь, много пьёшь теплое питьё, проветриваешь и увлажняешь, когда совсем хреново – НПВС одну таблетку на ночь. Всё.

Но – нет! Надо же что-то делать! И начинается: капать нос, полоскать горло, на ноги колючие носки, на горло тёплый шарф, укутать, горчичники, горячее молоко с мёдом, мерить температуру. И лекарства: от насморка, от кашля, витамины, пробиотики, иммуномодуляторы, иммуностимуляторы, противовирусное и антибиотики на всякий случай.

Не надо всего этого. Давайте спокойно понаблюдаем. Организм или сам справится, или подключим интенсивную терапию.

А вот этого мелочного, склочного – не надо. Легко можно замылить картину течения болезни и пропустить критический момент.

Щи да каша

Пища не наша. Я, например, плохо себе представляю свой круглогодичный рацион без яблок и картофеля. Это если говорить о дарах садов и полей. А так-то я много без чего плохо себе представляю своё питание. Меня легче убить, чем прокормить. И дело тут совсем не в количестве еды.



Школоло

В школе мне было нормально. Потому я с удивлением смотрю на людей, которые вспоминают школьные годы или с лимбическим ужасом, или с трепетным придыханием.

В классе я был запасным лидером. Лидером среди середнячков. Мне всегда казалось непозволительной
роскошью тратить себя на всеобщую любовь и уважение. Быть активным лидером – это так утомительно.

На физкультуре я неплохо прыгал и бегал стометровку, но совершенно не умел подтягиваться, лазить по канату и вот это вот: десять кругов вокруг школы, где-то до третьего класса. В командных играх участвовал постольку поскольку. Вообще-то у меня было освобождение; я долго наблюдался у кардиолога из-за проблем с сердцем. Но и просто так сидеть в провонявшем потом спортзале на лавочке не хотелось. Потому, получается, любая физкультура была по желанию. По моему желанию. Итоговая оценка была чаще пять, чем четыре.

Меня не дразнили. Никакого буллинга. В школе у меня даже не было клички. У меня, худенького рыжего мальчика с заиканием по имени Антон не было клички. До сих пор удивляюсь, как так получилось.

И именно школа в лице двух учителей, информатики и рисования, определила мою будущую профессиональную деятельность как компьютерного дизайнера.

Учитель информатики – непростой советский негр – совершенно уникальный дядька. К нему и после школы вечерами ходили, и после выпуска. В своём кабинете и прилегающей каморке он чуть ли не жил сутками. Вместе курили, вместе выпивали. Выпивали чаще кофе, но иногда и портвейн.

Учитель рисования, ужасающе строгий, ненавидел, когда его предмет называли рисованием. Только изобразительное искусство. И он реально нам давал и рисунок, и акварель, и гуашь, и скульптуру. Мы делали кукол, мы осваивали шрифтовой и технический дизайн, петриковскую роспись, даже икебаны составляли. Но, повторюсь, строг и требователен был чрезвычайно. Настолько, что девочки, которые отличницы попой, а не талантом, боялись ходить к нему на уроки до слёз и уписивания.

Лучший друг всегда был один. За всё время учёбы они были разные, но всегда по одной штуке единовременно. И много знакомцев. Потом эту модель отношений в неизменном виде я перенёс на женщин.
Откровенных врагов как-то не припомню.

Дрался редко, но метко. Какие мальчиковые драки были в моё время? Взаимно потолкаться, взаимно схватиться за лацканы пиджаков, упасть, хорошенечко вываляться в пыли, траве и замереть, громка пыхтя, во взаимном удушающем. Но меня кто-то из отцовских друзей научил не заниматься этой всей ерундой, а сразу бить левой снизу в челюсть. Даже правильное место на челюсти показал. Ну я и бил сразу. На этом, обычно, конфликт исчерпывался. Смущало только то, что д'Артаньян бы первым не ударил.

Учился хорошо, всегда много читал. В одно время увлекался пиротехникой, в другое придумыванием комиксов, в третье – пёк тортики-печеньки. Вне школы плавал в бассейне «Динамо» и пел в хоре мальчиков «Крылья».
Как-то так.

О лете

Если говорить о лете, то я вообще не понимаю, почему все вокруг летом худеют. Я, например, летом толстею. Забегая вперёд – не этим летом.

Летом толстеет любая уважающая себя скотина. Еды много, дня для её поедание много, расход энергии на обогрев тушки минимальный.
Даже взять простое перемещение из точки А в точку Б. Ежу понятно, что в зимней одежде и обуви, да пешком, да по гололёду, да в мороз энергии расходуется на порядок больше, чем рассекать в шортах и футболке на велике. И ливер не греем, не греем.

Так вот, этим летом я стоически решил не толстеть. И не толстел. Даже сознательно похудел на семь килограммов. Но для этого мне пришлось приложить некоторые усилия.
Такое.

Фигня насыпом

Линор Горалик, в любви к которой я не устаю признаваться, запустила трогательный проект PostPost.Media.

Оттуда:
PostPost.Media — это проект личных историй. Мы просим пользователей соцсетей делиться с нами воспоминаниями на предложенную редакцией тему, а потом публикуем подборки полученных рассказов. Речь может идти об остроактуальных темах, а может — о темах, которые кажутся вечными. Мы верим, что из малых событий, происходящих с частными лицами, сплетается ткань большой культуры и большой истории. Именно поэтому слоган проекта PostPost — «Все, что ты помнишь, — важно».

Я в туда тоже кое-что написал. Что-то прошло, что-то – нет, что-то ещё на модерации. Вот вам три штуки для затравки из сугубо личного. Темы додумайте сами:

***
Один неравнодушный доброжелатель сказал, что перед свиданием нужно помыть промежность и всё, что в ней, зубной пастой. Мятная свежесть, все дела. Я поверил и помыл. Рецепторы дружно воскликнули «Ух, ты!» и… В общем, с тех пор я могу долго. А на то свидание так и не попал.

***
После аварии на ЧАЭС меня сослали в Бурятскую АССР сроком на год. В богом забытый военный городок. Там много чего не было из привычных вещей. В частности, не было пионерских галстуков. Когда пришла пора приёма в пионеры, моя тётя сшила мне галстук из подола своей алой шелковой ночнушки, чем превратила её в пеньюар.

***
Зимний одесский санаторий прямо на берегу моря. Так близко, что губы соленые от ветра. Я из Киева, она из Москвы. Прелестная белокурая нимфа. Оба любим рисовать и рисуем на брудершафт по нескольку раз в день. А потом я дал порисовать своими фломастерами другой девочке, и всё. Любовь закончилась. Она такая в любом возрасте, даже в девять лет. А фломастеры были чехословацкие — целых 12 цветов. Немыслимая по тем временам роскошь.

Прямая ссылка на проект в первом комментарии.
Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
33
предыдущая
следующая