хочу сюда!
 

Анна

30 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 30-40 лет

Заметки с меткой «любовь»

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души".




Вот письмо от выпускницы одного из наших семинаров.

Дорогой Джек!

Этим утром я проснулась в довольно скверном Настроении. Моя подруга Розалинд заглянула ко мне и спросила, раздаю я сегодня объятия или нет. Я что-то проворчала в ответ, однако тут же задумалась об объятиях и обо всем прочем, что мне довелось узнать за последнюю неделю. Я взглянула на листок, который вы нам дали, под названием «Как применять усвоенное на семинаре в жизни» и слегка поежилась, когда дошла до той части, которая касается объятий, поскольку не могла себе представить, как можно обнимать людей во время работы.

Итак, я решила сделать этот день «днем объятий» и начала с того, что стала обнимать всех клиентов, подходивших к моему рабочему столу. Было просто удивительно наблюдать за тем, как люди сразу же приободрялись и расцветали от улыбок. Один студент, обучающийся на отделении менеджмента, подпрыгнул прямо перед моим столом и пустился в пляс. Некоторые из моих посетителей даже возвращались и просили обнять их еще раз. Двое молодых людей, следивших за работой ксероксов, не разговаривали между собой. Однако когда я обняла их, они были так потрясены, что, продолжая свой путь по коридору, я слышала за спиной их радостные голоса и смех.

Мне кажется, что в тот день я успела обнять чуть ли не всех в Уортонской школе бизнеса. Все мои утренние тревоги, в том числе и физическая боль, исчезли без следа. Прошу извинить меня за то, что письмо получилось таким длинным, но я искренне взволнована. Больше всего мне запомнился момент, когда перед моим столом собралось не менее десяти человек и все они обнимали друг друга. Я бы никогда не поверила в то, что такое на самом деле возможно.

С любовью, Памела Роджерс.

P. S. По пути домой я обняла полицейского на Тридцать седьмой улице. «Ух ты! — воскликнул он. — Где это видано, чтобы обнимали полицейских? Вы уверены в том, что у вас нет на меня видов?»

Другой выпускник семинара, Чарлз Фараоне, прислал нам следующий отрывок на ту же тему.

ОБЪЯТИЕ

Объятие полезно для здоровья. Оно укрепляет иммунную систему, излечивает депрессию, снижает стресс и улучшает сон. Оно омолаживает, придает силы и не имеет никаких нежелательных побочных эффектов. Объятие — поистине чудодейственное средство от любых болезней.

Объятие совершенно естественно для человека. Оно органично, обладает природной сладостью, не включает в себя искусственных компонентов, не загрязняет воздух, не портит окружающую среду и оказывает стопроцентное благотворное воздействие.

Объятие — идеальный подарок. Великолепно подходит для любого случая, его приятно как давать, так и принимать. Оно показывает вашу заботу, не требует дополнительной обертки и, разумеется, полностью себя окупает.

Объятие практически лишено недостатков. Не требует смены батареек, не подвержено инфляции, не портит фигуру, не связано с ежемесячными взносами, защищено от грабителей и не облагается налогом.

Объятие — недостаточно использованный ресурс, обладающий волшебной силой. Когда мы раскрываем наши сердца и руки, мы поощряем других следовать нашему примеру.

Вспомните о тех людях, которые вам дороги. Разве у вас нет слов, которые вы хотели бы им сказать? Объятий, которыми вы хотели бы с ними поделиться? Или вы просто ждете в надежде на то, что кто-то попросит вас об этом первым? Пожалуйста, не ждите! Лучше начните сами!


Из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души»(«Исцеление души»)

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души".

СУДЬЯ-ОБНИМАТЕЛЬ

Не приставайте ко мне! Лучше обнимите!

Наклейка на бампере машины





Ли Шапиро — вышедший на пенсию судья. Он также один из самых искренне любящих людей среди всех, кого мы знаем. На определенном этапе своей карьеры Ли понял, что любовь — самая великая сила в мире, и вследствие этого стал раздавать объятия везде, где только возможно. Коллеги Ли прозвали его «судьей-обнимателем» (в противоположность судье-вешателю, надо полагать). Наклейка на бампере его машины гласит: «Не приставайте ко мне! Лучше обнимите меня!»

Примерно шесть лет тому назад Ли создал то, что сам он назвал «набором обнимателя». Это сумка с надписью «Сердце в обмен на объятие», содержимое которой составляют тридцать маленьких вышитых сердечек из красной ткани с полоской липкой бумаги на оборотной стороне. Всякий раз, направляясь на встречу с людьми, Ли берет с собой свою сумку и предлагает им сердечки в обмен на объятия.

Благодаря этой своей привычке Ли приобрел такую известность, что его часто приглашают на важные конференции и симпозиумы, где он пропагандирует свою идею любви без границ. На одной из таких конференций, в Сан-Франциско, представитель местной телекомпании бросил Ли вызов, заявив: «Вам легко раздавать обьятия здесь, на конференции, поскольку люди принимают в ней участие по собственному выбору. Однако в реальной жизни это никогда не сработает».

В качестве испытания Ли было предложено обнять нескольких людей на улицах Сан-Франциско. Ли вышел на улицу в сопровождении команды телеоператоров из службы новостей. Сначала он подошел к женщине, проходившей мимо.

— Привет, я — Ли Шапиро, судья-обниматель. Я раздаю эти сердечки в обмен на объятие.

— Что ж, я не против, — ответила она.

— Слишком просто, — возразил телекомментатор. Тогда Ли осмотрелся по сторонам и увидел женщину — контролера на платной автостоянке, только что пережившую несколько неприятных минут по вине водителя «БМВ», которому она выдавала квитанцию. Ли уверенным шагом направился к женщине, операторская группа следовала за ним, и обратился к ней со словами:

— Я вижу, вам сейчас очень не хватает объятия. Я — судья-обниматель и могу предложить его вам.

Она тут же согласилась.

Напоследок телевизионный комментатор решил предложить ему еще одно испытание:

— Видите, сюда идет автобус? Водители городских автобусов — самые грубые, угрюмые и неприветливые люди во всем Сан-Франциско. Посмотрим, удастся ли вам получить от него объятие.

Ли принял вызов. Как только автобус притормозил у остановки, Ли подошел к водителю и сказал:

— Привет, я — Ли Шапиро, судья-обниматель. Вряд ли во всем мире найдется работа более напряженная, чем у вас. Сегодня я предлагаю всем людям объятия, чтобы хоть немного облегчить их бремя. Не хотите ли получить одно?

Водитель автобуса, здоровенный детина, в котором было шесть футов два дюйма роста, выбрался из кабины и ответил:

— Почему бы и нет?

Ли обнял его, вручил ему одно из сердечек и помахал рукой на прощание, когда автобус отъехал от остановки. Команда телевизионщиков буквально лишилась дара речи. Наконец комментатор произнес:

— Должен признаться, я глубоко потрясен.

Однажды приятельница Ли, Нэнси Джонстон, появилась у него на пороге. Нэнси — профессиональный клоун, и в то утро при ней был ее клоунский костюм, грим и весь прочий антураж.

— Ли, возьми свою сумку с сердечками и поедем в приют для инвалидов.

Прибыв на место, они принялись раздавать пациентам надувные клоунские шляпы, сердечки и объятия. Ли чувствовал себя неловко. До сих пор ему никогда не случалось обнимать людей смертельно больных, парализованных или умственно отсталых. Поначалу это потребовало от обоих немалого напряжения сил, однако по мере того, как Нэнси и Ли следовали из палаты в палату в окружении целой толпы врачей, медсестер и санитаров, им понемногу становилось легче.

Прошло несколько часов, прежде чем они достигли последней палаты. В ней находились тридцать четыре самых тяжелых больных из всех, каких Ли когда-либо приходилось видеть. Впечатление было настолько гнетущим, что у него сердце разрывалось на части. Однако движимые потребностью поделиться со всеми своей любовью и показать, что эти люди им не безразличны, Нэнси и Ли принялись обходить палату в сопровождении сотрудников больницы, которые к этому времени все успели обзавестись сердечками и надувными шляпами.

Наконец Ли подошел к последнему пациенту, Леонарду. Леонард носил на груди большой белый слюнявчик, и, увидев, как больной пускает в него слюни, Ли произнес:

— Пойдем, Нэнси, боюсь, мы ничем не сможем ему помочь.

— Что ты, Ли! — отозвалась Нэнси. — Разве он не такой же человек, как и мы?

С этими словами она надела на голову Леонарда надувную шляпу. Ли достал одно из своих красных сердечек и прикрепил его к слюнявчику несчастного. Затем он сделал глубокий вдох, нагнулся и крепко обнял Леонарда.

Внезапно из груди Леонарда вырвался пронзительный визг. Остальные пациенты принялись бренчать металлическими предметами. Ли обернулся к медицинскому персоналу в поисках объяснения и тут увидел, что в глазах у всех врачей, медсестер и санитаров стояли слезы.

— В чем дело? — спросил он у старшей медсестры. Ее ответ навсегда запечатлелся у него в памяти:

— Это первый раз за последние двадцать три года, когда мы видели Леонарда улыбающимся.

Как мало нужно порой, чтобы раз и навсегда изменить жизнь других людей!

Джек Кэнфилд и Марк В. Хансен


Из книги Дж. Кэнфилд, М.В. Хансен «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Некоторые истории из книги «Куриный бульон для души".

Лучшее, что есть в жизни человека, -

это его незначительные, безымянные, продиктованные

добротой и любовью поступки,

о которых он и сам не помнит. 

Уильям Вордсворт




ВСЕ, ЧТО Я ПОМНЮ

Когда бы мой отец ни обращался ко мне, он всегда начинал разговор со слов: «Говорил ли я тебе сегодня о том, что я тебя обожаю?» Это выражение любви было взаимным, и позднее, когда он достиг преклонного возраста и жить ему оставалось совсем недолго, мы с ним сроднились еще больше, если только это вообще было возможно.

В восемьдесят два года он уже был готов к смерти, а я готов его отпустить, чтобы его страдания наконец прекратились. Мы смеялись, плакали, держали друг друга за руки и обменивались признаниями в любви, сознавая, что время уже пришло. «Папа, — сказал я ему тогда, — после того как ты уйдешь, я хочу получить от тебя оттуда знак, что с тобой все благополучно». В ответ на это нелепое предложение он только рассмеялся. Папа никогда не верил в реинкарнацию, как, впрочем, и я, однако в моей жизни было немало случаев, убедивших меня в том, что я могу надеяться получить сигнал «с того света».

Между моим отцом и мной существовала такая глубокая связь, что я почувствовал пронизывающую боль в сердце в тот миг, когда его не стало. Позже я очень горевал из-за того, что сотрудники госпиталя не позволили мне держать его за руку в последние минуты.

День за днем я надеялся получить от него весточку, однако напрасно. Ночь за ночью, прежде чем заснуть, я просил его явиться мне во сне. Однако миновали четыре долгих месяца, а я не чувствовал ничего, кроме горечи утраты. Моя мать умерла пять лет назад от болезни Альцгеймера, и хотя я успел вырастить двух взрослых дочерей, я чувствовал себя как ребенок, оставшийся круглым сиротой.

Однажды, когда я лежал на столе у массажиста в темной тихой комнате, ожидая начала назначенного мне сеанса, меня охватил прилив тоски по отцу. Я начал задаваться вопросом, не был ли я слишком требователен, ожидая от него какого-нибудь знака. Я заметил, что мой мозг находился тогда в особенно восприимчивом состоянии. Я ощущал такую непривычную ясность ума, что мог бы без труда складывать длинные столбики цифр. Сначала я проверил, бодрствую я или сплю, и убедился в том, что мое состояние далеко от сонного. Каждая моя мысль была подобна капле воды, падающей на гладкую поверхность пруда, и я наслаждался тишиной и покоем каждого проходящего мгновения. И тогда я подумал: «До сих пор я пытался контролировать сообщения, получаемые с другой стороны. Отныне я не буду этого делать».

И тут передо мной неожиданно возникло лицо моей матери — такой, какой она была до того, как болезнь Альцгеймера отняла у нее рассудок, человеческие черты и 50 фунтов веса. Ее милое лицо было увенчано короной пышных серебристых волос. Она была такой реальной, такой настоящей, что мне казалось — стоит только протянуть руку, и я смогу до нее дотронуться. Она смотрела на меня так же, как и много лет назад, до того, как ее тело начало медленно чахнуть. Я даже почувствовал запах «Джой» — ее любимых духов. Она не произнесла ни слова, как будто чего-то ждала. Я недоумевал, как могло случиться, что я думал об отце, а увидел вместо него мать, и испытывал угрызения совести из-за того, что не просил появиться передо мной и ее тоже.

— Ох, мама, — произнес я, — мне так жаль, что тебе пришлось страдать от этой ужасной болезни.

Она слегка склонила голову набок, как бы давая понять, что поняла мои слова. Затем улыбнулась своей прежней чудесной улыбкой и произнесла тихо, но очень отчетливо:

— Но все, что я теперь помню, — это любовь.

Затем она исчезла.

Меня охватила дрожь, словно в комнате вдруг стало холодно, и тут я понял всем своим существом, что любовь, которую мы получаем и отдаем другим, — все, что имеет значение и остается в памяти. Страдания уходят, любовь остается. Ее слова были самыми важными из всех, какие мне когда-либо приходилось слышать, и с тех пор они навечно запечатлелись в моем сердце.

Мне пока так и не довелось увидеть или услышать моего отца, однако я не сомневаюсь в том, что в один прекрасный день, когда я меньше всего буду ожидать этого, он появится и скажет: «Говорил ли я тебе сегодня о том, что я тебя люблю?»

Бобби Пробштейн


из книги Дж. Кэнфилда, М.В. Хансена «Куриный бульон для души» («Исцеление души»)

Книгу можно скачать здесь 

Кошачья ревность


(картинка старая, из другого случая покусания)

Ахренеть. Давно хотел поделиться этим, но сегодня достало конкретно. Чуха настолько ревнива, что вообще не дает мне жену ни погладить, ни поцеловать на ночь. Вот сижу и вытираю кровь с левого предплечья. А всего-то подошел пожелать спокойной ночи супруге, обнял и поцеловал.

Тут-же атака на поражение. Типа : "Не ходи налево, ты мой и только мой котик! А ежели других самочек обнимать вздумаешь, то наказан соразмерно проступку повинен"
Map


Ванна с шампанским.

                               
                                   
                                                  
                                                


                                        Роману режиссёра Андрея Кончаловского и Натальи Андрейченко - посвящается!

                                                        А помнишь, Наталья, ту ванну с шампанским,
                                                        В которой с азартом тебя я купал?
                                                        На том фестивале красавиц ведь, Каннском,
                                                        Тебя королевой весь мир вдруг признал.


                                                        Какой была ты! Вспоминаю со страстью,
                                                        Ведь тело твоё, словно персик в соку,
                                                        И я им владел! Обладая всей властью,
                                                        Я был мотылёк на весеннем цветку.


                                                        Тогда наш роман очень бурно начался,
                                                        И мы, словно лебеди в небе вдвоём,
                                                        Красиво в любви я в полёте признался,
                                                        Взаимно в сердце отразился твоём.


                                                        Тебе я дарил жемчуга, бриллианты,
                                                        Колье из алмазов тогда преподнёс,
                                                        Актрисы классной раскрыл я таланты,
                                                        Желаний заветных исполнил я грёз.


                                                         В ответ ты дарила мне миг сладострастья,
                                                         Все чары любви я с тобой испытал,
                                                         Небес мы познали всю благость и счастье,
                                                         Ведь каждый из нас тогда им обладал.
                                                        
                                                        

Я так долго искала тебя ....

Эпиграф: 

Когда ты с работы вернешься домой,
Тебе улыбнусь и скажу тихо, тихо:
«Я счастлива очень, что рядом со мной
Находится лучший на свете мужчина!»
И радость в твоих засияет глазах
И ты меня нежно обнимешь за плечи
И скажешь: «Я счастлив, что дома меня 
Ждет самая лучшая в мире из женщин!»



Я так долго искала тебя средь толпы 
Тех мужчин, что совсем были мне безразличны,
Среди будничных дней и ночей маеты,
Средь весны и зимы и погоды различной.

Я искала тебя и все время звала,
Но в ответ тишина и безмолвия горечь.
И я снова и снова искала тебя
Среди всех моих близких, друзей и знакомых. 

И я знала как будет наш выглядеть дом,
И что будет тот дом всегда полон друзьями.
Знала каждую комнату, каждый проем,
Ведь я это в душе все хранила годами.

И когда, обессилев от поиска, я,
Раз последний решусь поискать средь прохожих,
Вдруг почувствую сердцем в толпе я тебя
И застыну, чтоб ты мог почувствовать тоже.

И тогда подойдешь ты ко мне не спеша,
И посмотришь в глаза, и обнимешь за плечи,
И вдруг скажешь: Как долго искал я тебя
Среди этой толпы безразличных мне женщин…


© Copyright: Батова Ольга, 2008 

Белая птица.




                 
                  


                                   Памяти Л.В.Ш.


                    Навсегда ты со мною рассталась,
                    Белой птицей ты в Вечность ушла,
                    Только грусть мне в награду досталась,
                    И печаль мою душу нашла.


                    Вновь весна расцветает, как прежде,
                    Ярко солнышко светит с небес,
                    Но любовь приглашает всё реже,
                    Станцевать с нею вновь полонез.


                     Память день тот опять воскрешает,
                     Где танцуем с тобой мы вдвоём,
                     Но судьба зло за нас всё решает,
                     Сколько мы на земле проживём.


                      Ну, зачем она нас разлучила?
                      Счастье наше развеяв, как дым,
                      Боль ужасную мне причинила,
                      Приговором своим роковым.

Ну наконец-то хоть кто-то меня полюбил



Сегодня мне признались в любви. Прямо на кушетке и на работе.
- Доктор, я Вас люблю, я Вас видела в телевизоре*, Вы такой красивый, как испанец. Я Вас целую и очень люблю. Люблю, люблю, люблю.

Это была "девушка", ей 67 лет. УЗИ органов брюшной полости и почек с мочевым пузырем и мочеточниками. Плохого ничего не нашли, после этого и начала рассыпаться в признательных переполняющих чувствах.

Правда потом (уже после работы) в АТБ любимцу стало так хреново, что даже охранник был задействован по тревоге, ибо блюющий шатающийся и падающий покупатель подозрителен был весьма. 

Как добрался до дома помню с трудом.

Сейчас уже чуть полегче, но все равно - спасибо за то, что этот день был. Могло бы и его не быть

*(меня в телевизоре никогда не было)

Map

Не привыкайте никогда к любви

Не привыкайте никогда к любви! 
Не соглашайтесь, как бы ни устали, 
Чтоб замолчали ваши соловьи 
И чтоб цветы прекрасные увяли. 

И, главное, не верьте никогда, 
Что будто всё проходит и уходит. 
Да, звёзды меркнут, но одна звезда 
По имени Любовь всегда-всегда 
Обязана гореть на небосводе! 

Не привыкайте никогда к любви, 
Разменивая счастье на привычки, 
Словно костёр на крохотные спички, 
Не мелочись, а яростно живи! 

Не привыкайте никогда к губам, 
Что будто бы вам издавна знакомы, 
Как не привыкнешь к солнцу и ветрам 
Иль ливню средь грохочущего грома! 

Да, в мелких чувствах можно вновь и вновь 
Встречать, терять и снова возвращаться, 
Но если вдруг вам выпала любовь, 
Привыкнуть к ней - как обесцветить кровь 
Иль до копейки разом проиграться! 

Не привыкайте к счастью никогда! 
Напротив, светлым озарясь гореньем, 
Смотрите на любовь свою всегда 
С живым и постоянным удивленьем. 

Алмаз не подчиняется годам 
И никогда не обратится в малость. 
Дивитесь же всегда тому, что вам 
Заслужено иль нет - судить не нам, 
Но счастье в мире всё-таки досталось! 

И, чтоб любви не таяла звезда, 
Исполнитесь возвышенным искусством:
Не позволяйте выдыхаться чувствам, 
Не привыкайте к счастью никогда.
 

Проверяйте любовь

С давних пор ради той, что дороже мира,
Ради взгляда, что в сердце зажег весну,
Шли мужчины на плаху и на войну,
На дуэли и рыцарские турниры.

И, с единственным именем на устах,
Став бесстрашно порой против тьмы и света,
Бились честно и яростно на мечах,
На дубинах, на шпагах и пистолетах.

И пускай те сражения устарели.
К черту кровь! Но, добро отделив от зла,
Скажем прямо: проверка любви на деле
Как-никак, а у предков тогда была!

Поединок - не водочная гульба!
Из-за маленьких чувств рисковать не будешь.
Если женщину впрямь горячо не любишь -
Никогда не подставишь под пулю лба!

Не пора ли и нам, отрицая кровь
И отвергнув жестокость, умно и гибко,
Все же как-то всерьез проверять любовь,
Ибо слишком уж дороги тут ошибки.

Неужели же вправду, сказать смешно,
Могут сердце порой покорить заране
Чей-то редкий подарок, театр, кино
Или ужин, заказанный в ресторане?!

Пусть готовых рецептов на свете нет.
Ничего в торопливости не решайте.
Проверяйте любовь на тепло и свет,
На правдивость придирчиво проверяйте.

Проверяйте на смелость и доброту,
Проверяйте на время на расстоянья,
На любые житейские испытанья,
На сердечность, на верность и прямоту.

Пусть не выдержат, может быть, крутизны
Легкомыслие, трусость и пустота.
Для любви испытания не страшны,
Как для золота серная кислота.

И плевать, если кто-то нахмурит бровь.
Ничего голословно не принимайте.
Ведь не зря же нам жизнь повторяет вновь:
- Проверяйте любовь, проверяйте любовь,
Непременно, товарищи, проверяйте!
 
   Э. Асадов