хочу сюда!
 

Галинка

29 лет, водолей, познакомится с парнем в возрасте 27-35 лет

Заметки с меткой «отношения»

Реакция на обиду

В одном интересном журнале вычитала рекомендацию по реакции на критику близкого человека:

"Когда душит обида: простая техника

  Если муж сказал вам что-то не очень приятное, и вы чувствуете, что сейчас расплачетесь от обиды, начинайте… петь! Пусть и не совсем чисто, и не очень удачную песню. Пение помогает снять внутреннее напряжение, восстановить дыхание. И уже через пару минут вы будете в состоянии продолжать конструктивный диалог!"

Переживаю! Я запою, а конструктивный диалог начнется словами: "Дорогая, может белую машинку вызовем???"

Что делать, если муж влюбился… Но не в вас

Вопрос сложный, и, чтобы ответить на него, нужно понять, почему это случилось. Обычно, если мужчина не законченный бабник, это происходит по одной причине: вы перестали давать ему стимул для роста и развития. Попросту: вы перестали быть для него музой и превратились в сестру, подругу или даже маму, а ему нужна любимая женщина, которая бы его вдохновляла.
Понять, что мужчина влюбился в другую, на самом деле очень просто: он становится безразличным, холодным, отстраняется от семей ... Читать дальше »

Виноваты звезды: 6 идеальных пар по гороскопу



В древности существовал миф о двуполом человеке, которого разделили боги: так появились мужчины и женщины. И с тех самых пор они ищут друг друга, чтобы вновь стать единым целым.
Астрологи уверяют, что доля правды в этой легенде есть, и у каждого знака зодиака есть свой идеальный партнер, который во всем будет дополнять его. В идеальной паре каждый из партнеров — 7 знак друг для друга. Вот эти пары:

читать ОТНОШЕНИЯ

о чем он врет тебе чаще всего  http://gorabbit.ru/article/o-chem-on-vret-tebe-chashche-vsego


мужчины имитируют отношения  https://econet.kz/articles/92633-seksa-radi-kak-muzhchiny-imitiruyut-otnosheniya

стр на оК  https://ok.ru/zvetlybvi/topics


Исследования. Нарциссическая никчемность.

Я добиваюсь успеха для подтверждения свое никчемности. Абсурд и бред заставляет вскипать гневом и брюзжить слюной в монитор, я вас понимаю в этом. Нарциссическая патология настолько стабильна в своем разнообразии, что ты даже не представляешь на каком именно этапе твоей жизни с тебя сбили корону мощным порывом бездушной отстраненности к твоей грандиозной фигуре, которая не получила адекватного твоим мерилам подтверждения совей грандиозности. Возникшее в этот момент ощущение «падающего лифта» или «падения со здания во сне» порождает в тебе нечто напоминающее по описанию состояние дефектности, никчемности, безликости, несуществования и тд и тп. Корона, сбитая с головы, летит до сих пор и никак не может упасть, подобно Ахиллесу в бесконечном своем приближении к черепахе. Полет короны знаменует твое ощущение никчемности, для компенсации которого годятся все методы, которые в тебе проявились в момент, когда ты каждой волосинкой на голове ощутил всю бесповоротность невнимания к своей персоне, когда ты понял, что мир жесток и несправедлив, в миг, когда ты решил стать великим имитатором своей значимости. 
Всякая твоя защитная деятельность, направленная на компенсацию боли твоей никчемности, на вытеснение ощущений и страхов, связанных с новой попыткой заставить тебя испытать чувство стыда, предъявившись миру вновь, в том виде как тогда. Ты не хочешь больше испытывать стыд, и я понимаю твой страх и злость, ты хочешь стать сильным и заставлять других стыдиться себя. Совершая великие поступки раненного нарцисса ты идешь по пути великих побед и свершений и все это лишь для того, чтобы не быть никчемным и не ощущать и близко этот запах того стыда и ощущения вселенской брошенности, от такого банального невнимания со стороны значимых тебе людей. Ты обесцениваешь и подстраиваешься, ощущаешь свою грандиозность и впадаешь в садо-мазо отношения, ты избегаешь даже намека на «опасные» ситуации, приводящие в перспективе к возможности появления чувств. 
Твоя тревога и боль настолько велики, что перекрывание их страхом стыда создает защитный слой над твоей непокрытой короной головой в виде компенсаторной противоположной личности «персоны», цель которой убедить всех, что тебе очень хорошо, т.е нормально, можно сказать более-менее, в основном терпимо, ты справляешься с трудом (все видят это, просто всем пофиг). Интересен дальнейший поворот сюжета, когда твоя персона достигает верхушки компенсации и на секунду дает тебе ощущение свободы от страха, в этот самый момент, мощными клещами дорогого лобстера твое горло сковывает разочарование полного отсутствия ощущения компенсаторного ощущения своего величия. Эти клешни так въедливо медленно елозят твое горло, стараясь причинить тебе как можно более ноющую боль, пронзающую твой мозг резкими вскриками о помощи твоей пораненной души. Ты достиг всего, но не получил ничего. Это так больно, я тебя могу в этом понять. И это ощущение неполученной компенсации, как чарующий елей, льется на твою макушку под звуки тибетского гимна, повергая тебя в твое состояние дзен-отстраненности от всего в этом мире. Это и есть завершение твоего персонального круга ада под названием ощущение своей никчемности. 
Попадая в состояние обнуленности, от несбывшихся желаний на получение благословенного спокойствия от признания тебя властелином мира, ты тем самым даешь возможность понять другим твой призыв к помощи. Этот призыв ты показываешь и на пике властного обесценивания всех и вся, но тут его сложно понять, неподготовленным умам низших созданий, в твоей блистательном окружении. Возможно, однажды, ты будешь истощен настолько, что позволишь себе принять помощь других людей, и даже прикинешься на мгновение, что рад этой помощи, или сам обратишься за помощью к ним. Будучи абсолютно уверенным в своем неподражаемом совершенстве, ты где-то в глубине души понимаешь, что ты ничтожно никчемен, и я тут тебя очень хорошо понимаю.

Исследования. Спокойствие.

Иллюзия спокойствия давит изнутри черепной коробки. История ее возникновения рисуемая сознанием очень поэтичная.
Время собирать камни и время разбрасывать камни, так и с чувствами, они то фокусируются в узкую область, наполняются энергией и прорывают, то, растекаются по всему фону окружающему нас. Эти два разных мира живут в одной реальности, два идола на которые молятся, два символа жизни – концентрирование и рассеивание. В месте концентрации чувств, всегда жарко, там вечно пылает огонь наших несбывшихся желаний, этот факел неудовлетворенности освещает нам путь в непроглядную ночь великих свершений, когда мы так и не найдем в ней прообраз себя. Мы подбрасываем в этот огонь свои ожидания и надежды на других людей и мир, и он горит все ярче и ярче, а мы становимся все меньше и меньше, тлея рядом с ним. Пепел от костра, в котором мы полностью сгораем, развеется ветром безнадежности по всей округе и укроет тонким слоем все вокруг, напоминая миру о нашем былом несбывшемся желании и о том гневе, который мы размазали тонким слоем по нашей жизни.
Рассеяв чувства в фоне, мы вновь пытаемся выделить из фона свою фигуру, но ядовитый пепел злости попал нам в глаза и мы никак не можем протереть их. Слезы катятся внутрь нас, обедняя фон вокруг, не давая взращиваться новой фигуре. Подобно пыли в квартире, наши чувства лежат на поверхности всего, куда мы только не посмотрим, и так сложно будет собрать всю пыль вместе и вылепить из нее сгоревший тотем нашей нереализованной власти над собой. Когда мы рассеялись, у нас как бы нет чувств, есть только ощущение пустоты, как выгоревшее дерево с огромным черным дуплом внутри. Покой и умиротворение приходят к нам в этот миг, и мы понимаем, что вовсе не так мы хотели успокоить свою душу, не такой деструктивной ценой мы хотели заплатить за чувство спокойствия. Процесс замирания и умирания мы ошибочно приняли за спокойствие, которого в принципе достичь невозможно. 
Эти циклы концентрирования-рассеивания, какими бы вечными и долгими они не казались, все равно протекают, меняя друг друга быстро и циклично. И когда нам кажется, что мы рассеялись или сконцентрированны, мы точно так же можем быть сознанием в фигуре, а бессознательным в фоне и наоборот. Получается, что если нам кажется, что внутри нас чувств нет и они рассеяны в фоне, возможно, мы (наше сознание) это и есть фон, возможно, мы, вывернувшись наизнанку и вывалившись в свое сознание, смотрим сами на себя вовнутрь, представляя, что смотрим наружу. Скорее всего, это изысканны способ (доступный широкому кругу людей) «обмануть» себя в наличии или отсутствии чувств, которые настолько пугают и поглощают в себя, что от них срочно нужно укрыться. 
Подобно сове в дупле выгоревшего дерева смотрящей неутомимыми глазами в ночь, мы смотрим внутрь себя представляя что смотрим наружу в окружающий нас мир, и убедившись, что в мире все тих и спокойно принимаем эту иллюзию за нашу внутреннюю реальность. Но ведь сова смотрит в дупло, а не в лес! Смотря внутрь дупла ночью сова, никогда не обращая внимания на звуки потрескивания веток под тяжелыми шагами сапог охотника, будет убеждать себя в том, что вокруг кромешная тьма и значит все хорошо.

Исследования. Что же все-таки не так?

В этой куче было намешано все подряд, и принятие других людей такими какие они есть, и отказ от претензий к родителям, и трагическое опасение за свою собственную жизнь в условиях вельветового возрождения, и даже этот приторного вкуса соблазн разрушения. Она шла по жизни быстрой походкой, не смотря по сторонам и не оглядываясь, правила есть правила, вера есть вера, истерия есть истерия. Хлеба и зрелищ становилось все больше, интереса все меньше, время тревожило мозг, дневной свет ранил глаза, бутылка воды лечила воображение. Что-то мучало, съедало изнутри, поднималось по кончикам пальцев и тянулось к шее, паутиной опутывая светлый непорочный разум, тянулись дни, сгорали ночи, было странно и напряженно.

Ведь все и так понятно, ты живешь себе, работаешь, учишься, хочешь, злишься, и в этом нет ничего лишнего, все как-бы нормально, как-то хорошо, временами даже отлично. Так страшно подумать, что у кого-то все по-другому, что есть люди, чувствующие прикосновение осени на выходе из кафе и принимая потоки ветра на себя они могут их замечать и чувствовать, как они жмутся своими молодыми молекулами к твоей щеке и груди и нежно трепят твои волосы, пробирая их своими невидимыми руками. Это невозможно объяснить – эту любовь нельзя поймать и присвоить, она как молодой ветер обтекает и тебя и меня, и унося нашу поверхностную тревогу бросают нас друг напротив друга с оголенными чувствами. Ты хочешь ее присвоить? Нет, не получится, ведь буквально еще вчера ты говорила мне о странном чувстве недовольства всем на свете, разрывая пространство своим телом, твои резкие выпады пугают мою тень. Ты хочешь, чтобы все сокровища чувственного мира принадлежали только тебе? Нет, не получится, ведь ты не можешь признать свои чувства своими. Ты так истосковалась по теплу и любви?! Да, я тоже.

Так что же все-таки не так с тобой, что мучает тебя днями, что вытесняешь ты ночями в свои сны, где ты проживаешь свои боль и надежды, с кем ты проведешь свой последний день без сознания? Расскажи себе про меня. Доведи себя до исступления своими мечтами и откройся мне в своем диком крике первичной потребности жизни в любви и признании. Я постараюсь уцелеть в этом ужасе самоотречения во имя великой богини-матери, ради которой ты готова стоять на коленях у алтаря сорок лет и молить ее о пощаде. Проснувшись на следующее утро, мир вторгнется в тебя и поглотит всю твою пустоту, и ты уже никогда больше не будешь одна. Твой строгий взгляд в самом центре так крепок и властен, все более мягкий и томный по краям, я вглядываюсь в твои глаза и вижу там только себя. Как давно ты меня поглотила, как давно мой образ наделяет тебя неистовой злостью, как долго ты еще будешь жить, убегая вдаль своих лабиринтов?

Строгость непринятия тобой других поражает меня, меня пугает глубина твоей страсти отречения, я с трудом удерживаюсь в своих стремлениях уничтожить себя прежнего рядом с тобой. Мой невроз толкает меня на защиты, я панически ищу способ успокоиться и поглотить тебя или хотя бы уберечь себя. Ты сильна и стремительна, я слишком глубок и притягателен, наш диалог это не Я и ТЫ. Когда-нибудь ты расскажешь мне, как это было, потому что сейчас, я просто иду по раскаленным углям, что оставила ты, гуляя в этом дремучем ночном лесу. Пожар бушующий внутри тебя не загасит ни один мужчина, он сгорит мгновенно  прикоснувшись к тебе, пламя материнской свечи подожгло высохшее дерево мира и согрело им целый космос, но не тебя саму.

Приснившийся сон с бегущим человеком по незнакомому городу, среди мраморных зданий и зеленых деревьев, спускаясь вниз по улице и переходя через мост, делает меня чуть ближе к реальности, принося из будущего время для моего прошлого. Возьми себе немного будущего уже сейчас и насыть им свое прошлое, прими форму и облик той далекой звезды, которую ты трогаешь каждый вечер сидя на кухне и читая книгу, наполни себя собой. Встань и иди спать.

Завтра солнце взойдет на западе.

Анализ. Адаптация.

Адаптироваться – значит выжить, в широком смысле этого слова (держим в уме пещеру и саблезубого тигра). Адаптация может быть внешней и внутренней, и, как это не парадоксально – промежуточной. Внешняя – это изменение среды обитания и подстраивание ее под свои нужды и желания (мама и дочка в одинаковых костюмах); внутренняя – это изменение своей внутренней среды под внешние условия (очень толерантное и лояльное поведение в присутствии начальника, который бесит); промежуточная – это в день страшного эстетического суда надеть костюмчик дочки и пойти на совещание к начальнику, представляя, что там будет весело.
Под промежуточной адаптацией я имею в виду создание свое собственной параллельно реальности в настоящей реальности без отрыва от нее. Это когда адаптировать окружающую среду под себя кране сложно в плане расхода сил и приступов страха и паники от возможной встречи с опасностью и когда перестроить свой внутренний мир (т.е. себя) под ситуацию тоже маловероятно (к начальнику я толерантен в уме, но на совещании у меня постоянно дергается глаз и наступает приступ икоты). В промежуточном варианте можно выделить безопасное пространство в котором можно изменить и среду и себя без каких-то видимых реальных изменений. Это такой себе психологический офшор, где не нужно платить налоги на страх, гнев и апатию. 
Возможно, этот способ адаптации покажется весьма неадаптивным с первого взгляда. И скорее всего так и есть. Вместе с тем, есть прекрасная восточная поговорка, которая гласит «Прикидывайся, пока это не станет реальностью». В случае промежуточной адаптации, это самое лучшее описание, по моему мнению. В воображении создать реально безопасное пространство для изменений и запустить процесс адаптации сразу в двух направлениях и наружу и внутрь. И это будет адаптация к адаптации, которая прямо перейдет одна в другую и станет преддверием реальным изменениям в жизни.

Рефлексия. Все во мне.

Представление о происходящем вокруг втискивается в мое сознание и скромно прячется в уголке понимания. Критика просачивается сквозь все мои поры и распространяется вокруг меня невидимым, но чувствующимся шлейфом неузнаваемого нейронного шторма. Меня поражает нелепость и абсурдность, неприкрытая глупость и инородность, все во мне говорит «это нам чуждо, оттолкни это» и я изымаю из себя еще немного сил и внимания и борюсь со своей тенью и дальше. Сколько бы лет не прошло, а все так же будут гудеть провода, и все так же я буду видеть и злиться от увиденного. 
Этот первый шаг на пути к себе он самый сложны и долгий, он тянется бесконечно, потому что никуда не ведет и подобно бесконечности вбирает в себя меня без остатка. У меня нет сомнений - все вокруг глупы и недостойны общения со мной и у меня нет ответа на вопрос, почему никто не может спросить у меня «как у меня дела?». Долгие часы психоанализа тянут меня наружу из моей скорлупы, и я так неохотно покидаю свой мир, что по пути создаю сотни других для компенсации потерянного рая величия. Лучшие из миров становятся моими alter ego и я всецело доверяюсь им в том виде, в котором они меня хотят видеть. Я буду несчастным или крутым, я буду глупым или обиженным, я буду кем угодно, лишь бы не принимать на себя ношу ответственности за то, каким я есть на самом деле сам для себя. Аналитик не подает мне руки для удобства выползания из пещеры, это мое личное дело вылезать или нет. Я ползу к выходу на свет луны и мне так холодно и мерзко от понимания, что причиной того, что никому не интересно как у меня дела является то, что мне не интересно как у них (т.е у меня самого) дела. Я просто неинтересен сам себе, и моя жизнь для меня это не приключение, это томное раскачивание на качели безумия, туда-сюда, туда-сюда, все это время с закрытыми глазами. Все так просто и так тошнотворно в этом своем простом мире перевертышей-трансформеров, где каждый может повернуть все так, как хочет и в итоге, все равно ты остаешься наедине сам с собой.
Но как же мне хорошо в моей скорлупе, в этом хрупком мире, где я верховный обожатель и обвинитель, я даже могу собрать группу однодумцев, с которыми можно массово сбрасывать тревогу или агрессию, и это движение должно быть как можно более загадочнее и непонятней. Массовость делает меня стойким в своем убеждении своей правоты. Самое важно – это не узнать правду о том, что все направленное наружу это все мои внутренние монстры ищущие выход вовне. Им просто неинтересно и тесно внутри меня. Мой мир держится только на моей вере в свою непогрешимость и в этом его сила. 
Я осознаю с трудом, что все во мне, что мир, который несправедлив со мной, это всего лишь мое представление о себе в этом мире. Я стеснительно впускаю в свое сознание сомнения, которые стройными рядами наполняют колонный зал для финального бала в честь моего божества непогрешимости. Бог будет убит в своей королевской ложе, его труп будут вечно хранить в мавзолее как напоминание о былом величии, и это часть моего запасного варианта на побег из реальности. 
Как у меня дела? Да я и сам не знаю, как ответить на этот вопрос. Скорее всего - никак. В таком случае мне просто не хочется спрашивать других, на случай если у них все хорошо, иначе мне придется признать, что у меня тоже все хорошо, и моя магия рассеится и я больше не смогу быть верховным божеством в своем мире неудержимого искусственного горя. 
Кому тогда я буду неинтересен? Кого тогда я буду критиковать? 
Себя?

Почему Латвия не Южная Корея

"И почему это плохо для нас".
Янис Урбанович, политик, лидер партии "Согласие".
Начну с тревожного. К сожалению, ситуация в мире не дает поводов для оптимизма и продолжает развиваться по наиболее зловещему из всех возможных сценариев. Действия американской администрации в последние месяцы заставляют увериться в ее намерении "дожать", "додавить" Путина, который по-прежнему представляется ей абсолютной угрозой.
Не секрет, что единственная страна мира, которой Соединенные Штаты прощают свободомыслие и независимость, это Китай. И то, скорее всего, из-за отсутствия прорывных идей относительно того, как справиться с его полуторамиллиардным населением и первой экономикой в мире. В отношении остальных государств единственное приемлемое для Америки поведение — послушание. Путинская Россия из этого ряда выбивается — и делает это последовательно-демонстративно на протяжении последних полутора десятков лет.
Понимает ли Путин, что его сопротивление провоцирует еще большее давление? Конечно, да. В этом заключается смысл "военной части" его послания Федеральному собранию, которая была призвана продемонстрировать стране и миру, что он настойчив и последователен в своем непослушании.
Является ли правдой та картинка, которая сопровождала его выступление, не мне судить. Совершенно естественно напрашиваются параллели с программой "звездных войн" Рейгана, которая оказалась чисто голливудским проектом. Но все же исхожу из того, что большинство из заявленных позиций является правдой, которая плавает, летает и стреляет.
Градус конфронтации повышается. И сегодня можно говорить о двух сценариях развития событий. Оба — негативные. Позитивного нет, как нет явных признаков улучшения ситуации. Если какие-то закулисные переговоры где-то и ведутся, то мне, по крайней мере, ничего о них неизвестно, и, следовательно, брать их в расчет я не могу.
Первый сценарий — это разрыв отношений без явной ажитации. Это — умеренный вариант "холодной войны", когда ни одна из сторон не упускает случая подгадить сопернику, но до открытой драчки дело не доходит. При этом каждая сторона концентрируется на своих проблемах, благо их, проблем, с лихвой хватает и у Америки, и у России.
Второй сценарий — плохой, при котором лидеры обеих держав решают помериться мускулами. Хочется верить, что находясь в здравом уме и твердой памяти, они не доведут ситуацию до ядерного противостояния и ограничатся какой-нибудь локальной войной на периферии. Мест таких немного, выбор невелик: Прибалтика — именно как территория, а не совокупность стран Балтии, — одной из первых приходит на ум. Тем более что в силу ошибок латвийской внутренней политики и ее неразумности в последние 10-15 лет, при умелом управлении настроениями части латвийского общества достаточно бросить зажженную спичку, чтобы здесь заполыхало.
И при таком развитии событий, к сожалению, мои родные города Резекне и Даугавпилс могут оказаться первыми, где откроются российские военные комендатуры. Ведь перспектива оккупации Балтии российскими войсками сомнению не подвергается. Эксперты спорят не о ее возможности, а больше о сроках, в которые она произойдет — за два, три или пять дней.
https://s17.postimg.org/xbvyq47qn/lat.jpg
Однако в этой, казалось бы, безнадежно-зловещей ситуации можно найти и слабые ростки позитива. Находятся они на другом конце света — на Корейском полуострове. Именно оттуда в последнее время начали приходить новости о том, что Вашингтон и Пхеньян готовы сесть за стол переговоров. И все — благодаря южнокорейцам, которым есть что терять и которые трезво оценивают последствия для себя военного противостояния любого накала и масштаба между Америкой и Северной Кореей.
Даже если в таком противостоянии не будут расчехлены ядерные арсеналы, то Сеулу, находящемуся от Пхеньяна меньше чем в 200 км и от границы с КНДР — в 24 км, мало не покажется в любом случае. Здравый смысл, разумный расчет, элементарное чувство самосохранения дали отличный результат для всего мира: южнокорейцы сумели выступить посредниками и склонить северокорейских и американских политиков и дипломатов к переговорам. Ждем встречи.
Уже, наверное, понятно, почему я об этом говорю. Ведь ровно так же могла повести себя и Латвия, выступив посредником между Западом и Востоком. Признаться, какое-то время у меня были иллюзии на этот счет. Ведь Латвия, находившаяся в составе Российской империи без малого 300 лет, имевшая богатый опыт совместного проживания, выращенную в российских университетах политическую элиту, крепкие экономические и культурные связи, действительно, могла дать 100 очков форы любому другому переговорщику между Европой, Америкой и Россией.
Но получилось наоборот. Латвия выступила не посредником, а "разводчиком", "пугальщиком", если хотите. Вместе с поляками мы пугали всю остальную Европу, а вместе с ней и США с НАТО "свирепостью, аморальностью, агрессивностью и бескультурьем Русского Ивана".

Что ж, наступило время перестать пугать других и испугаться самим. Ведь если наша элита рассчитывает на то, что при известном развитии событий успеет рассесться по самолетам и улететь, то могу уверить — не вся! Кто-то успеет, а кто-то — нет. А там, где страдает элита, обычному люду и вовсе приходится худо. Недаром известная украинская поговорка гласит, что когда паны дерутся, у холопов чубы трещат.
 
 Говорят, когда человека пугает хищный зверь, человек способен на самые неожиданные поступки. Например, забраться по стволу дерева на недосягаемую высоту. Возможно, и нас добротный испуг сподвигнет на неожиданные поступки — например, на то, чтобы мы начали действовать эффективно, разумно, миролюбиво и ставили во главу угла интересы своей страны и всех без исключения ее жителей.

Хотя, надо признать, умение действовать в своих интересах не часто проявляется в поведении латышей. В XX веке это случалось всего дважды. В первый раз — 100 лет назад, во второй — в конце 1980-го — самом начале 1990 годов.
Оно понятно: у каждого народа — свой культурный код. И за многие века иностранного владычества латыши научились подчиняться и даже находить в этом подчиненном положении определенное удобство. Перекладывая на своих хозяев ответственность за свое будущее, латыши чувствуют себя вполне комфортно. Это — часть нашего культурного кода.
Но именно сейчас он требует перекодирования, хотя бы на время, потому что в таком виде он представляет опасность для нас, наших детей и наших внуков.

Привычно сняв с себя ответственность за свое будущее и переложив ее на более сильных, умных, успешных, как нам кажется, мы на этот раз рискуем серьезно проиграть. Проиграть собственные жизни и жизни наших потомков, став площадкой для демонстрации военных разработок и обкатывания новейших технологий.

Конечно, нам — как членам НАТО, ЕС и OECD — помогут потом всё восстановить и отстроить заново, но сначала всё здесь разбомбят.

Надо ли нам это, дорогие сограждане?
Источник. https://imhoclub.lv/ru/material/pochemu_latvija_ne_juzhnaja_koreja