хочу сюда!
 

Мариша

40 лет, рак, познакомится с парнем в возрасте 35-45 лет

Заметки с меткой «отношения»

Взаимопонимание



Случайно попалась картинка, на 100% отражающая то, что я пытаюсь каждый вечер сказать. 

Вот, точняк... Всю ночь вынашиваешь гениальные мысли, неожиданные переходы, днем это додумываешь, а потом вот такое. 

И эпикриз (для поклонников моих болезней):

Локоть и левое предплечье болит ужасно, рука практически выключена из жизни - только небольшие и ограниченные движения. Ночью перекладывать ее с места на место, когда нужно повернуться, приходится только с помощью правой. 

Живот и язва? Ну болит, ну сильно. Кетанов пока есть, но докуплю только когда (если вообще) будет зарплата. Денег не осталось совсем, в ход пошли уже железные гривни из кубышки.

В рамках проекта "Душа наизнанку недорого"
Карта Приватбанка - 5168 7573 2914 3327

Map

    Ждун-колотун

    Ожидание утомляет и напрягает. Суть даже не в том, чего мы ждем, а в том, что этого нужно ждать. Ожидание выматывает своей неопределенностью и неизвестностью, даже когда ожидаемое предсказано, все равное, есть тревога и желание получить это как можно скорее. Вот так вот и живет ждун-колотун, в тревоге и страхе, полный злости и отчаяния, но… он очень хорошо маскирует все это под маской разных классных штучек, которые помогают ему справиться с ожиданием, особенно, когда ждать нужно неизвестно сколько долго.
    В принципе, ожидание само по себе вещь безобидная, оно становится для нас проблемой тогда, когда мы реально чего-то не дождались или в принципе не умеем ждать. Ждун-колотун обитает в среде неопределенности внутреннего мира на предмет сравнения внутренней и внешней реальности. Если внутренняя реальность не определена, мы выносим эту неопределенность наружу и стараемся ее определить. И мы ждем и ищем, страдаем и тревожимся, ставим сроки и занимаемся активностями, мы делаем все, чтобы точно определить внешнюю реальность и избавить себя от тревожных переживаний своей внутренней неопределенности. Как жаль, что сделать это невозможно. Жаль, правда жаль.
    Ждун-колотун живет только в неопределенности, в уютной и компактной внутренней неопределенности, когда ничего не понятно, когда есть сомнения и негативный опыт прошлых ожиданий, когда нет сил посмотреть на ситуацию совсем по-другому и понять, что внешние обстоятельства действительно соответствуют твоему внутреннему состоянию, и исправить это можно внутри, но никак не снаружи. Поэтому люди идут в жестко-регулируемые условия со стабильно-предсказуемой средой обитания, где распорядок и окружение не меняются с течением времени, в таких условиях ждун-колотун засыпает в ожидании тревоги. 
    Загрузка по-полной программе и как можно большим количеством дел тоже помогает справится с тревогой, но только с другой стороны, без засыпания на диване в офисе. В движении стараются умотать ждуна-колотуна, выжать из него (ну, конечно же из себя) все соки жизни, чтобы он упал бессильный за углом и про него все забыли. Мероприятий для этого организуется множество и их суть потрясает своей грандиозностью и безнадежностью. Нам нужно в пять утра просыпаться и срочно бежать бегать или заниматься йогой, нужно следить за своим питанием и питанием все знакомых или еще лучше вести курсы по питанию, нужно улучшать лучшее и спасать умершее, нужно учиться и работать так как это не делает никто другой, нужно быть самой красивой и самым сильным, нужно чтобы ждун-колотун умер от невозможности остановиться в этом диком танце страха.
    Даже если мы усыпляем или изматываем тревогу, мы все равно делаем это с собой, потому что мы и есть тревога, точнее, она внутри нас. Компенсация и сублимация вещи безусловно классные и полезные (и это не сарказм), но, это всего лишь компенсация и сублимация. Составить жизнь из них – значит отказаться от притязаний на остальную ее часть, значит оставить свою скрытую тревогой и страхом часть личности «на потом». Ну…вы сами знаете, что происходит, когда оставляешь «на потом». 
    Ничего.

    Болезнь роста.

    Болезнь роста.

    Наш рост в плане взросления и самостоятельности сопровождается неминуемыми кризисами и сложностями. На начальном этапе роста нам помогают родители, или не помогают, что в принципе не дает нам права говорить, что мы получили преимущество в виде свободного выбора или жесткой прокачки мышц.
    Всему свое время и место. Если мы растем самостоятельно, используя интуитивно все силы и способы добиться своих целей и прийти именно туда куда мы хотим прийти, именно в таком состоянии как мы можем себе позволить. Самостоятельный рост, без использования дополнительных средств стимуляции или опоры, приводит к гармоничному развитию и к согласованности внутреннего и внешнего содержания себя. Это как дерево которое растет в лесу, оно само себе решает, как ему вырасти и пользуется всеми наличными средствами, которые может взять. Другое дело, когда за этим деревом ухаживает садовник в саду, поливает его и обрезает. Часто, при отсутствии ухода, такое дерево гибнет от засухи, так и не сформировав достаточно сильную корневую систему для добычи глубокой воды и не соизмерив свои пропорции ствола с имеющимся реально количеством воды в земле. 
    Болезнь роста, это ежедневный выбор перед лицом настоящего и будущего, это стать сильным сейчас, чтобы стать сильнее завтра. В этом случае, моя боль роста, это моя награда за тяжелый труд, который я проделал чтобы выжить и стать приспособленным к жизни и развитию в этом мире. Я хорошо в нем ориентируюсь и знаю точно где лежит граница моих возможностей и где я смогу на себя расчитывать. Моя боль – это показатель моей эффективности, и пусть даже внешне это кажется чем-то другим, я точно знаю скольких трудов мне стоило то место где я нахожусь сейчас.
    Когда я иду по жизни опираясь на чье-то плечо у меня не растут мышцы, и я не пользуюсь своей личной интуицией полагаясь всецело на выбор сильного (ой, не факт) человека, который меня опекает. Так намного легче жить, и это не секрет. Этот тип роста манит своей привлекательностью безболезненного взлета и мягкой посадки, только вот никто и никогда не говорит сколько процентов меня будет в той личности, которая мягенько приземлится в роскошные условия. Об этом никто не говорит просто потому, что этого никто не знает, и все уверенны, что все осталось на своем месте, но когда мы выкапываем дерево с корнем, мы перевозим дерево, а корневую систему и связи с питательной водой оставляем в прошлом. Конечно, дерево примется расти в новом месте, но уже на искусственном поливе. 
    Конечно, тот факт, что накачать свои собственные мышцы без гормонов, соблюдая возможности своего организма и тренируя не только мышцы гормонами, но и связки без гормонов, нервную систему на предмет реальности и преодоления трудностей, и учитывая все особенности своей сердечно-сосудистой системы, которая будет развиваться теми же темпами что и мышцы. И это все реально сложно. Сложно быть настоящим и пользоваться только самим собой, сложно согласиться на свои ограничения и на свои возможности, сложно признать, что я чего-то не могу, сложно понять, что мне не нужно уметь делать все. 
    И это больно. Расти и понимать, что не дотянешься до солнца, а когда дотянешься - сгоришь.

    #болезнь #рост #психология #ищупсихолога #киев #психоанализ#система #мышцы #сила #рост #развитие #помощь #инстинкт

    О желании мужчины.

    Познакомились девушка и парень. rose Понравились,love сблизились,heart вместе почти год. hug В последнее время в постели парень часто стал просить свою девушку играться с его членом, особенно целовать головку. hug Но девушка не в восторге от этого.smutili Парень упрекает ее за отказ.beat Девушка в растеряности, что делать. question


    Организационный коллапс

    Бизнес и психология связаны настолько плотно, что некоторые представители бизнеса уже начали об этом догадываться, правда, понимание того, что организационные процессы есть выражение бессознательных процессов руководителя, еще не зашло в сознание. Более того, руководитель, воплощая политику и стратегию в компании, может быть ретранслятором и коллективного бессознательного, как представитель этого этноса, культуры и времени. Организационная психика – это такая же реальность, как и психика отдельно взятого человека. Соответственно, приходя на работу в компанию, сотрудник, так или иначе, взаимодействует с некоей душевной структурой компании, чаще всего выраженной в виде комплексов и психологических защит ее собственника или руководителя. 
    Три самых распространенных способа взаимодействия при столкновении психики нового сотрудника с психикой организации выглядят так: 1) индивидуальные особенности проявления себя подавляются организацией до тех пор пока сотрудник не станет таким же как и все компания в целом; 2) сотрудник не сможет принять потребности и защиты компании и противопоставит им свои потребности и защиты, которые чужды компании и в итоге будет извергнут компанией, как крайне опасный и деструктивный элемент системы; 3) сотрудник сможет использовать компанию для удовлетворения своих потребностей, а компания сможет использовать сотрудника для удовлетворения своих потребностей, пока сотрудник не зайдет в пункт 1 или 2. Если не вдаваться в подробности каждого из пунктов, то можно легко увидеть себя в одном из них. 
    Организационная психика вещь достаточно жесткая и тяжело изменяемая. Со временем все сотрудники перенявшие «корпоративные ценности» становятся верными последователями и хранителями душевной структуры компании, тем самым определяя влияние на новых сотрудников. Компания втягивает нашу психику в себя и мы, как бы становимся ее частью. Это может объяснить то опустошение или облегчение, которое мы ощущаем, покидая компанию. Если учесть, что в компанию просто так не попадают, то можно предположить, что данный тип компании может реально отражать наш собственный бессознательный тип потребностей и защит, возможно, о котором мы и не подозревали, и говоря, что компания «плохая» мы порой не знаем кому именно мы адресуем это послание, себе или кому-то еще. Я не уверен, что бывают случайные работы или происшествия на работе, я скорее предположу, что придя в эту компанию, мы действительно преследовали цель взорвать в себе бомбу бессознательного или укрепить те или иные защиты. 
    Организация нужна нам, а мы нужны ей. Нам нужно реализовать свой скрытый потенциал действия, который может выражаться и в прорыве и в угасании, в уходе и в приходе, или просто в присутствии. Все это и есть мы. Мы и ОНО, в виде психики организации, которая как невидимый ментор, ограничивает нас в своем проявлении или впитывает всю нашу энергию, провоцируя нас на активность, тем самым давая нам иллюзию действия замаскированную под маниакальным психотическим распаковыванием нашего комплекса. Это взаимодействие сложное, ведь организации от нас что-то нужно и не всегда это наше время и наша компетентность. Мы больше чем то, что мы показываем, и мы так же не видим того, что показывает нам компания. Из-за этой разницы появляются конфликты, лежащие на поверхности пропитанной тревогой и страхом. Страх или гнев, охватывающий нас на работе, вполне возможно принят нами, интроецирован, из вместилища организации, которая ищет людей именно для отдачи злости и страха, а не для работы. 
    Работа в компании – это встреча с ДРУГИМ собой, наполненная впечатлениями или напрочь лишенная жизни рутина, показывающая нам нашу обратную сторону луны с легкой иронично улыбкой директора на твою просьбу поднять зарплату. И может быть это будет странно, но, как правило, директор ответит так же, как твои родители на просьбу (высказанную или невысказанную) купить тебе игрушку. 
    P.S. Сейчас все чаще случаются варианты, когда ты сам себе директор и подчиненный. Расщепление?

    #компания #организация #бизнес #коллапс #истерия #магия #чудо#шаман #деньги #успех #работа #сотрудник #организация #хобби#карьера #пенсия

    Похоже меня любят только грабли

    Вновь несешься по полю
    К второй реке,
    Хотя может и плавней.
    Эх, как гордо сияет
    На лбу и щеке
    Медаль от граблей. (с)

    Импотенция

    Импотенция или мужское бессилие – как способ существовать с кастрирующей матерью. Мужчины живут с женами и женщинами, перенося на них свой материнский комплекс, наполненный жуткой кастрационной тревоги, передавшейся им в том числе и от матери. Маскулинная мать может кастрировать мужчину не хуже отца. Эта кастрация будет иметь характер внедрения в мужчину слабой и нежизнеспособной части женской души, которая будет доминирующей у мужчины. Повинуясь зову сердца и инфантильных сексуальных фантазий, такой мужчина будет искать себе маскулинную женщину, которая будет поддерживать в нем мазохистский огонек материнской любви, потому что именно в таком виде этот мужчина и воспринимает любовь как таковую. 
    Помимо очевидных вещей в виде заниженной самооценки и страстного желания гиперкомпенсации своего мужского бессилия, этот мужчина будет динамо-машиной по производству неслыханного количества агрессии, нереализованной и подавленной мамой, агрессии, которой не суждено было явиться на свет в ее прямом выражении. Сцепив зубы и втянув живот он будет пассивно реагировать на всех, кто хоть немного обладает той пластичной женственностью, которой не было у его матери и которой лишен он сам. Повышенное давление и болезни желудка, мигрени и алкоголизм, частое курение и много чего другого делают импотенцию узнаваемой и осязаемой. 
    Как это не парадоксально, но мужская слабость появляется от сильной матери, которая способна накрыть собой всех и вся за двоих. Мать, которая до ужаса боится своей собственной женственности и сексуальности, которая стала «мужчиной» потому что. Скорее всего, рядом с ней был крайне слабый неудачник отец. Вобрав в себя этого слабого отца и сделав его своей мужской частью души, мать гиперкомпенсирует отсутствие силы в мужской части наличием гипер-силы в женской, тем самым лишая ее способности быть женственной. Это защита, ее защита от непереносимости слабости ее отца, которую она передает далее в поколение на своего сына. 
    Бедный мальчик вроде бы и может, но ему просто не дают делать что-либо мужское, всячески подавляя его волю, активно и пассивно, передавая ему главное послание в его жизни – «ты не мужчина». Так или иначе, выростая этот парень становится внешне мужчиной, но…с одним существенным но, он не знает и не чувствует свою мужскую часть себя. Он лишь злится на то, что его инстинктивные ощущения не находят подтверждения в его сознании, и просто срывает свою злость на людей, которые как правило находятся с ним в зависимом положении, т.е. дети. Подчиненные, старики и тд. Но гнев и агрессия, которые выходят в «не мужском» виде не решают проблемы. Которая коренится в глубоком самоощущении и нежелании быть таким, кто не понравится маме, т.е. быть слабым мужчиной, который единственный вызывает у его матери чувства собственной полноценности от пребывания с ним рядом. 
    Познакомиться со своей истинной архетипической душой великого мужчины можно лишь преодолев смертельные материнские объятия, дарящие крохи тепла и питания. Быть мужчиной – это не значит быть брутальным и физически сильным, зарабатывать вагоны денег или быть лидером партии, это значит знать и понимать свои сильные и слабые стороны. Уметь брать на себя ответственность за свою собственную жизнь и уметь отдавать не требуя ничего взамен. Быть сильным – это быть сильным в непереносимости слабости. Быть сильным – это признавать слабость другого и свою слабость рядом с ним.

    Моё

    Мужчина и женщина в первые 30 секунд понимают "моё или нет", всё остальное - социальные игры.

    Валидольное напряжение.

    Застывшее молчание рядом с тобой хотело было сказать в твоем направлении пару легких истин, да промолчало, храня под языком таблетку валидола, бережно, не рассасывая и не жуя. Не волноваться и не говорить, не пытаться, оставить все как есть с покраской снаружи как нет, с небольшими отступлениями в сторону и прямо назад. Главное в ситуации лавинообразного жжения в предсфинктерной области – не совершать резких телодвижений, а еще лучше, совсем замереть и максимально сильно напрячься, иначе быть беде, и ты это знаешь не по веселым примерам твоих знакомых, ты в этом бывал уже не раз сам. Таблетка валидола медленно растворяется в твоем языке, она не синяя и не красная, она – белая, как молоко матери или как кожа предсмертного человека, вот нечто схожее, между питанием и отторжением жизни, и есть сдержанность, выраженная в сильной фиксации на замирании. Если расслабиться – случиться непопровимое, может стать легче, с некоторыми компрометирующими фактами, но все же легче, с ощущением теплоты и ухода тяжести, и с острой потребностью очиститься.
    Это предсфинктерное напряжение, переносится зеркально снизу вверх и фокусируется на нашем прекрасном рте, средоточии мудрости и позора с сигнализацией из валидола под капотом. Нужно держать напряжение чтобы горячая лава не полилась, не оставила тебя вот так, быстро и без твоего разрешения. Это тот случай, когда некое скопление масс контролируют тебя, причем настолько яростно и нестерпимо, что ты готов с ними расстаться только в полном одиночестве, без свидетелей зарегестрирующих наличие оных у тебя в твоем чудесном и светлом внутреннем мире. Ты ведь не такой. Но напряжение выдает тебя. Глаза полные отчаяния и предоблегчительного напряжения излучают кванты света, выбивающие тебя из потенциальных объектов интереса тут и теперь, твой взгляд расчищает тебе дорогу к спасительному объекту, дарящему секунды томительного ощущения неминуемо-наступившего счастья. 
    Ты стоишь в напряжении не выпуская и не впуская. Дверь надежно заперта, по крайней мере, у тебя есть надежда на то, что ключи только у тебя, и никто и ничто не сможет открыть дверь снаружи. Валидольная сигнализация под языком уже еле ощущается, тает надежда вместе с таблеткой, спокойствие лунной походкой медленно отдаляется от тебя. Но ты держишься, ты поразительно стойко держишь в себе накопившееся неподдающееся осмыслению и перевариванию содержание жизни, некогда отдавшее тебе все питательные соки, цвет, запах и вкус. И это чертовски сильно напрягает, вам неудобно обоим быть вместе, и еще достоверно неизвестно кто из вас кого каким сделал. Ясно только одно, жить в напряжении – напряжно. 
    А ведь ситуация может и не закончиться так, как она обычно заканчивается в реальной жизни, где нет сложных умозаключенией, а есть только автономная нервная система и принцип обратной связи. Жить в напряжении можно долго, и можно сбрасывать его периодически, чувствуя облегчение и непереносимую легкость бытия, фантазируя, что больше до такого дело не дойдет. Обычно, в такие моменты долгожданного сбрасывания давления мы не думаем о том, что привело нас сюда, в этот ограниченный мир, где только мы одни, и где точно не хочется быть долго. Хочется выйти оттуда в тот же миг когда спадает пик переживания острого приступа счастья дарованного выходом наружу скрытых смыслов и неусвоенных содержаний. Вот это движение наружу у нас не сопровождает никакой анализ или хоть малейшая рефлексия о случившемся. Такое ощущение, что ты так и не научился умело распоряжаться тем что тебе попадает в руки и сразу же, не очистив от налета жизненных переживаний, поглощаешь чужие смыслы, думая о своих. Во всем есть что-то по-настоящему чуждое нам, и все может нас питать. 
    Почему ты не можешь отделить одно от другого?

    #напряжение #валидол #психология #психолог #психоаналитик #киев #консультации #смысл #тревога #сфинктер #переживания #жизнь

    Исследования. Импульсивность в тревоге.

    Быстро идти вперед не останавливаясь, перебирая в уме варианты действий на потом, контролируя погоду и курс валют, пульс, номера машин, наращивая шаг вырываешься вперед, чувствуя в себе этот непонятный импульс толкающий тебя вперед и тормозящий одновременно, так, что приходится преодолевать большое сопротивление на пути вперед. Делая одновременно несколько дел, всегда на шаг впереди развития событий, вбирая новую информацию и безостановочно развиваясь. Только развитие, только вперед, рывками, наскоками, непрерывно вперед, только новые впечатления, только новые техники дыхания и путешествия, обязательно пару интересных фактов и новости. Только все, но не ты.

    Читал сказку «красные башмачки»?

    Напряжение снимается так же жестко, как и нарастает. Наркотический кураж, алкогольный бандаж и адреналиновый татуаж, ты весь покрыт отметками своей тревоги и своей импульсивности, руки трясутся, глаза смотрят непонятно куда, речь очень логичная (тебе так кажется). Тревога давно с тобой, она приобщила тебя к своему ритму жизни и наделила тебя привилегиями сбрасывать ее в любой удобный момент, она не обижается, ведь это она же и расслабляется, а не ты.  Ты просто следуешь за ней в надежде отдать ей свой страх не зная, что же она берет от тебя взамен. Быть может твое время и твою естественность?

    Как бы расслабиться и не спешить, как бы не совершать импульсивных поступков, открывающих клапан давления на сброс, как не поддаться на импульс маструбации и наркотического забытья? Как??? Это тревожит еще больше и заставляет двигаться еще быстрее, новое увлечение и новый проект на работе, новая работа или новый любовник, новый способ думать или новая марка пива, нам нужно двигаться вперед не останавливаясь.

    Но зачем?

    То от чего я бегу и от чего наполняю свой разум новыми потоками, скрыто во мне в глубине. Мои чувства заморожены, я чувствую только тревогу и страх, я так хочу отвлечься и уйти от всего в мир тихого шелеста леса или в яростную танковую атаку в онлайн игре, я хочу сбежать от возможности остановиться и почувствовать все в полной мере, понять, что в моей голове есть мысли, пугающие меня своей «плохостью». Я не знаю, как эти мысли оказались у меня в голове и что мне с ними делать, я только лишь знаю, что все это неправильно и меня это очень сильно пугает. И я опять поддаюсь импульсу и только в нем я нахожу возможность реализовать эти плохие мысли, чувствовать плохие чувства и наполняться при этом экстазом переживания своей безнаказанности, величия и полнейшей безответственности за все, что я делаю.

    Тебя тревожит твоя тревога и здоровая часть тебя хочет избавиться от нее, прогнать ее прочь, исключить из списка, забыть, уничтожить вместе с объектом, ее вызывающим. И опять импульс и опять ты действуешь, опять прокручиваешь бессознательный страх и преодолеваешь его в своем бессилии перед наркотиками, сексом и властью. Импульсивность становится твоим вторым домом, зоной комфорта и твоим единственным убежищем от тревожного взгляда из твоего прошлого. Кому ты мстишь сейчас и за что, над кем ты издеваешься и кого ты унижаешь, ты понимаешь, что это лишь тень того образа на который ты злишься? Понимаешь ли ты, что это дело исключительно твоего бессилия перед собой, потому что сейчас, единственное чего ты боишься в жизни так это себя и своих проявлений.

    Почувствовать – это не страшно, почувствовать – это очень страшно.

    Страницы:
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    531
    предыдущая
    следующая