хочу сюда!
 

Юлия

37 лет, весы, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Заметки с меткой «дороги»

Вечный вопрос

...Оп-па...Где это мы остановились?...Полустанок какой-то.Не разобрать...А ты чё не спишь?...Мне вот тоже не спится. Нарассказывал тут вам. Раздёргался...Лезет теперь в голову всякое...Э-эх...воспоминания. Чемодан без ручки. И тащить порой невыносимо. И бросить - чёрта с два, в нём твоё ВСЁ!....В шахматишки? Ну, расставляй давай. А я пока чайку спроворю...О чём развспоминался, спрашиваешь?...Да о всяком. О том, что, как ты ни упрятывай детские переживания и обиды, но в какой-то, почему-то не самый подходящий, момент твоей, уже взрослой, жизни они вдруг начинают пинать тебя под копчик и мешают тебе принимать решения взвешенные и рассудочные, какие бы подобали по достигнутому статусу. И ты, столкнувшись с очередным в своей жизни негодяем, пытаешься потом мстить ему за прошлые обиды. То есть, действуешь так же, как действовал бы он сам... И чем, скажи, ты тогда будешь лучше него?...Не-е-ет...Допускать этого решительно нельзя. Иначе вся эта сволочь и шелупонь помоечная, в каких бы рангах она ни пребывала, будет считать, что ты - такой же, как и они. Поэтому рассуждения об этике и морали в отношении тебя будут неприложимы.

   Отмщение, mon cher, это удел Господа. Так, как накажет Он, человеку  не под силу. Нечего и пытаться, возносясь в гордыне... Что, говоришь, делать?...А ничего. Не знаешь, что делать - не делай ничего. То есть, то, что всегда. И терпение. Только выдержка и терпение.

   Вот посмотри, что у нас с тобой тут образовалось на доске. Играется испанская партия. Как раз тот вариант, который знающие игроки именуют "испанская пытка". Пять ходов - а ни одна фигура не взята. Развитие замедлилось. Позиции почти зеркальны. И проиграет тот, у кого не хватит терпения подготовить резервный ход, и он кинется размениваться и упрощать. Японцы говорят, побеждает тот, кто умеет ждать. А противник должен бить себя сам. И начнёт непременно, если у тебя хватит терпения дождаться. У меня как-то в бытность сельским хирургом, в связи с этим рассуждением, презабавная история приключилась.

   Дежурил это я как-то по хирургии в Криничанской ЦРБ. 1994год. Лето.  Золотое для меня было время. К тому моменту я уже проработал там пару лет, понял, что состоялся,как профессионал, и перестал комплексовать. Обстановка рабочая там после медсанчасти №61 была для меня так и просто домашняя. Я почти сразу понял, что основная масса упрёков моего шефа по медсанчасти была просто истерикой его хронически неутолённой предстательной железы в преломлении плохонького, явно не мужского, воспитания в смеси с влиянием латиноамериканских сериалов. Профессионал, однако, он был преотменный. И я был сердечно благодарен ему за четыре года серьёзнейшей выучки под его началом. А в этой сельской больнице усилиями моего друга и шефа, покойного Лёхи, условия для работы были практически идеальными. Работалось весело и споро. Да и лет мне было меньше сорока. И здоровье не виляло. И нервы не бренчали, как  расстроенное пианино в клубе при овощной базе.  

   Ну вот...Дежурю. Пятница.Операционный день. Парочка нетяжёлых грыж. Проассистировал травматологу на остеосинтезе бедра. Потом удаление жёлчного пузыря с камнями. Лёха с коллегами разъехались по домам. Дежурство, в общем-то, как дежурство. Ничего особенно примечательного и героического. Ну, аппендицит у ребёнка. Парочка переломов предплечий. Один потоптанный бычком дед, без признаков внутренних разрушений. А к ночи так и вовсе угомонилось. Дамы дежурной смены по хирургии во мне по тем временам души не чаяли. А я отвечал им тем же. Поэтому я был накормлен прекрасным горячим ужином... под бдительным присмотром, чтобы мне во время поглощения отменной пищи не мешали вкушать её с должным спокойствием и неторопливостью.

     Время уже близилось к полуночи, и я с наслаждением вытянулся на диване в ординаторской... Призрак почти райского покоя едва не расхохотался идиотски и гомерически, растаяв в трезвоне взорвавшегося трелями телефона, который, сволочь, втихомолку вынашивал свою месть в течение последнего часа...и лишь ждал подходящего момента... Итак, меня ждали в приёмном отделении.

    Их было четверо. Трое одетых в потёртую милицейскую форму крепких мужичков с автоматами. И чернявый рослый сухопарый человекообразный в цивильном и  наручниках...изображает боль в животе. Легенда звучала примерно так.

   Конвоируемый - рецидивист. Две ходки за грабежи. Взят с поличным в селе Аулы, где, собственно, и проживал. Сбежал из-под стражи два дня назад. И выловлен был вчера поздней ночью при попытке вломиться в домишко одной одинокой бабульки на окраине Криничек, пока та занималась своими хрюшками. Выловили, кстати, соседи бабки, двое из которых его сегодня сюда препроводили. По всему проглядывалась Судьба-злодейка. Можно даже сказать, Кысмет. И возомнилось ему, недоумку, контуженному в родах, эту самую Судьбу-кысмет обмануть. Назавтра должны были его отконвоировать в область, в следственный изолятор на улице Рабочей. В тюрьму, то есть. А попадать туда ему категорически невозможно было. Без фатального ущерба для здоровья не обошлось бы. Было там кому из сидельцев ждать его. Обидел он людей неосмотрительно. Могли и покритиковать с усердием...до кончины позорной. Вот и удумал он трюк отмочить. Начал с час назад в кутузке  от боли корчиться и на помощь звать. А когда сбежались к нему караульные, объявил им, что заглотал он дескать пару булавок, и они, вроде как, даже ему кишки проткнули. Дальнейшее просматривалось невооружённым глазом. Обнаружив такую беду, кто-нить из эскулапов слабонервных мог и операцию сделать ему отважиться. А там, как начнёт брюхо заживать, мог этот крендель и в побег из больницы податься. Из больницы-то цивильной легче, чем из тюремной, сбежать. Приходилось, знаешь ли, наблюдать не раз. Помню. как-то ещё в 1979м привезли нам одного такого в ГБСМП. Корчится. К животу прикоснуться не даёт. Мы его на рентген. На снимке в прекции желудка - гвоздь двухсотка. Операция. Вскрыли брюхо, вскрыли желудок...А в нём этот самый гвозь...заботливо в вату и тряпку замотанный да целофаном обёрнутый, да ниткой для надёжности перевязанный...Чтоб, значь, чего доброго не выскользнул из обмоток да и впрямь желудок не проткнул. Так он, изобретатель-кулибин, на шестой день из-под стражи-то и утёк. Через окно туалета на втором этаже. Прямо со швами неснятыми...

   Начал я этого человекоподобного осматривать и щупать. Вижу - брэшет. Прикрикнул на него, чтоб комедию не ломал. И тут краем сознания уловил мелькнувшую в тускловатом свете сиротской лампочки под потолком тень странноватого испуга на его лице. Да и лицо показалось мне знакомым. Отправил я его на рентген. А сам гляжу в сопроводиловку. Имя, фамилия, возраст...Тут в меня воспоминания и вцепились мёртвой хваткой ополоумевшего ротвейлера...

   Звали этого скота Алексей Киселёв. И был он года на три-четыре старше меня. Это когда вам обоим за двадцать, такая разница значения не имеет. Но мне тогда ещё не было четырнадцати. А ему почти восемнадцать. Он был в команде музыкантов, играл на альте (труба такая)  и был зачислен ко второму отряду. Какого хрена таким переросткам (а среди музыкантов были и постарше) было делать в пионерском лагере, для меня и до сих пор загадка. А был ещё и спортотряд с такими же "школьниками". Но те хоть вели себя поприличнее. А этот... Есть такой тип людей. Они растут с младенчества в тесном застойном болотце какого-нибудь села, где все, как в тюрьме, испытывают жестокий сенсорный голод, где легко развивается "синдром пингвина"... Не слышал о таком?...По мнению пингвина, вся Земля состоит из льда....Добавь к этому ещё быт Страны Советов со съездами её Партии, телевидением с двумя каналами программ, похожие друг на друга газеты и уголовно-тюремную её историю. И если таких мальчиков не воспитывают по-хорошему в семье или вообще не воспитывают, то некоторые из них среди сверстников могут ОБОЗНАЧИТЬ себя, прибегая лишь к насилию. А поскольку на любую силу может отыскаться управа, то они, как правило, тяготеют одерживать победы над теми, кто заведомо сдачи не даст.

   Этот сукин кот был из Аул и, как почти все сельские, страстно не любил "городских". Вот эту свою нелюбовь он и вымещал на мне. Во-первых, я был младше и слабее физически. Это года три спустя я был способен завязать узлом здорового мужика. А тогда... Во-вторых, я почти год уже занимался занимался самбо. И ему было в кайф при всех безнаказанно бить самбиста. В-третьих, он всегда бил изподтишка. Либо науськивал на меня кого-нибудь из своих сявок (таких всегда хватает), а когда я давал наглецу укорот, нападал на меня сам, держал за руки и заставлял своих мозгляков бить меня. Я несколько раз подкарауливал его скрытно с кирпичом или железным прутом, чтобы проломить череп. Но. кажется, кто-то из его шакалов шпионил за мной и вовремя доносил хозяину, и тот ни разу мне не подставился. Ненависть моя была настолько сильна, что я годы спустя ждал случая встретить его где-нибудь и лупить смертным боем. То, что наши пути нигде не пересекались стало мне той летней ночью 1994го понятным. Было бы удивительно, если бы он проделал до нашей с ним, такой забавной для меня, встречи другой путь.

    На мокрых рентген-снимках чётко обозначились две раскрытые  довольно крупные булавки, застрявшие. очевидно, в месте впадения подвздошной кишки в слепую. Я сообщил ему об этом радостном для всех событии. Присовокупил, правда, что скорее всего он их обмотал чем-то мягким, чтобы не проткнуть себе в кишках ничего. Но булавки застряли так, что мало надежды на то, что они выйдут из кишечника естественным путём, и придётся наверное оперировать. Он забеспокоился было. Но я его утешил, сказав, что в том положении, в каком они застряли, булавки всё равно рано или поздно проткнут обмотку, а потом и стенку кишки. И всё равно придётся оперировать. Правда, уже в условиях перитонита, а это существенно снижает вероятность благополучного исхода. И он огорчился ещё больше. А потом рассказал ему до мелочей нашу с ним историю двадцатипятилетней давности. Он пытался было в полной панике от всего откреститься,  убедить меня, что я принял его за кого-то другого, но потом как-то некрасиво, почти по-бабьи, сник. Милиционеры были поражены. Я, как мог, постарался его приободрить. Я сказал, что дал распоряжение сделать повторный снимок в пять часов утра. И если булавки останутся в таком же положении, то придётся срочно делать операцию по их извлечению. И придётся её делать мне. Потому что пока больше некому будет. Выходные.

   Осуждаешь?...Нет?...А промелькнула у тебя в уголках рта тень тени презрения. А напрасно. Как профессионал, ты знаешь прекрасно, что я обязан, объявляя пациенту о необходимости операции, предупредить его о всех возможных последствиях и риске. Решение ведь за ним. Без его согласия, при наличии у него сохранённого сознания, я никакого права приступать к операции не имею. Так что я ни на йоту не преступил положений врачебной этики. Другое дело, что я всего-навсего человек. И память детского возраста и переживания могли бы сыграть со мной злейшую из шуток...Дрогнула вдруг рука...Промахнулся швом на доли милиметра...Впору было к Господу взывать не оставить меня в сомнениях моих...

   Отдохнуть мне тогда всё равно не пришлось. В час ночи привезли травму автодорожную. Образовались у пострадавшего переломы рёбер слева и размозжение селезёнки, которую пришлось поэтому удалять, потом переливать кровь...Передремал часок. В пять пошёл смотреть снимок этого гада. Стоят булавки, как вкопанные. Подхожу к его палате. Навстречу мне караульный с заявлением письменным его "подопечного". Запросился засранец в тюрьму...Господь Милосердный и Справедливый избавил меня от страданий непереносимых и поступка недостойного....Ему же оставил его собственную судьбу, какую сей выродок сам себе взлелеял.

   И вот не могу при этом не подумать. А ведь Змей Горыныч тоже когда-то был птенцом желторотым...Пугался темноты...И звал маму...Что же и когда случалось со всеми этими савонаролами, робеспьерами, бонапартами, шикльгруберами и им подобными, что они злодеями стали?...Вопрос вопросов.

   Ну что?...Упрощать здесь  ты, как видно, не собираешься. Да и мне ни к чему...Ничья, что ли?... 

  

  

      

Сто тысяч...

Сто тысяч километров щелкнул сегодня спидометр нашей "Дачии".Сто тысяч ее,за год,у нас их больше.Гораздо больше.Тысячи километров дорог,сотни новых городов,тысячи встреч и расставаний.Тысячи рассветов и закатов.Мы все меряем на тысячи.Мы торгаши,заставила жизнь.Я резчик металла с 25 летним стажем и мой шеф капитан ВВС в отставке.Мы живем в небольшом городе,где найти работу практически невозможно.Все предприятия разворованы и проданы.На их месте вырастают"Фуршеты","Фокстроты"и т.д.А жить надо?Мне проще-я одиночка,ему сложней-семья.Вот и мотаемся мы по городам и селам,зарабатывая себе на жизнь.Сначала было трудно,не торгаш по природе,потом привык.Честно все же зарабатываю,как могу.Мы кругом свои,у нас много друзей и знакомых.Часто звонят телефоны:"Приедьте!Привезите!"И мы едем.Едем когда встает солнце,возвращаемся,когда оно давно за горизонтом...Такая у нас жизнь,так сложилось...Я не жалею,я очень много видел,я очень много узнал.Она такая заразная радость дороги,радость узнавания!Мой альбом на Яндексе посетили 105000 человек,это много,в моем городе всего 70,я рад,что мне есть им что показать!100 000,сколько впереди знает только Бог...

Слова на забытой салфетке...


...Удивительно нежная штука - осень...Отрада и трепет. Почти. как тридцать шесть лет назад. Первое сентября было в субботу. Невыносимое волнение и любопытство. Вот как сейчас...Нет . Это было часа четыре назад. А сейчас...Тишина в душе. И нежность. И благодарность...За эту маленькую дверцу в молодость. Хоть нанемного.Только, чтоб повидаться...С самими собой. Маленькая дверь в стене.... Дверь в стене. Это у Герберта Уэллса. Не нужно проходить мимо этой приоткрытой двери. Как бы ты не торопился по таким важным своим делам - не проходи. Задержись. Хоть нанемного. Придёт время и однажды она останется запертой для тебя.

   Не вглядывайся в лица и фигуры. Только голос и глаза. Голос не обманет. И ты поймёшь, с кем расстался, разминулся тогда, на перекрёстке тридцатилетней давности, когда, молодые щенята, мы получили наконец врачебные дипломы и нырнули с головой в неукротимый поток бесстрастного Времени. Чтобы вразнобой выныривать из него ненадолго, тщась разглядеть в волнах кого-нибудь ещё. По счастью, мы отыскали эту заводь, где слышны голоса друг друга. И стоит поспешить произнести несказанное. Или даже повторить, что уже было когда-то сказано. И прикасаться друг к другу. И обнимать друг друга. Потому что мы все уже твёрдо знаем - это всё не навсегда. Очень ненадолго. Кто там доплывёт до следующей заводи?...Стесняться и комплексовать незачем. Возьмёмся за руки...Мне почему-то хорошо с вами.

   И мой голос вплетается  в общее многоголосье

...Галчонок мой нежный. Почему ты не отвечала на мои звонки? Я чуть с ума не сошёл, оттого что ты исчезла так внезапно этой весной и я не знал, что с тобой. Да, мы расстались когда-то НЕДРУЗЬЯМИ...К сожалению...Но мы же нашлись потом, десять лет назад...Всё из-за меня? Да нам обоим просто повезло в жизни. Тебе - что ты не вышла за меня замуж. А мне, что я женился на Виктории. А теперь у нас обоих прекрасные дети, хорошая карьера...У меня уже внуки...И ты вот-вот станешь бабушкой...А мы с тобой всё ещё выясняем, кто кого больше любит...как тридцать лет назад...И я всё не могу оторвать от тебя взгляд.

   Я начудил тогда, в 1974м. Тебе нужна была моя любовь. А я тяготился твоей. Потому что я видел себя выдающимся хирургом и членом олимпийской сборной СССР по дзю-до. Несуразней, пожалуй, было не придумать. Много учёбы и много тренировок. Каждый день. И по воскресеньям. Мальчик из провинции. Я мог рассчитывать только на себя. А ты старалась быть каждый день со мной. Быть моим ангелом.  А я просто физически не мог отвечать тебе взаимностью.

   И тогда я придумал каверзу. Чтобы ты от меня отвернулась. Или даже ушла. Как вовремя оказалась рядом Анечка, твоя подруга. И я завертел с ней какое-то сумасбродство, которое тебе показалось похожим на роман.

  Ты снова крепко держишь меня за руку.... Чтобы я перестал разгуливать по залу с бокалом в руке?... Или чтобы снова не исчез, как мираж?.. И я стою у тебя за спиной и произношу тост о Любви. Или это нацарапанный кем-то наспех, запечатанный в бутылку и брошенный в волны вопль о помощи?... Или это я только что сам как попало написал на салфетке, пока не забыл?..."Но ты ушла вдруг... И сошлись все пути, где мрака и света край... Я дороги стёр в пыль, только б след твой найти... Ведь там, где ты была - был Рай..."

Ты вздрагиваешь со словами "...Иль это любовь моя?..."   И мы все пьём за Любовь стоя...И ты прижимаешься ко мне...как девчёнка...

   ...Ленка. Ты всё хорошеешь. Это невозможно выдерживать. Помнишь, как мы с тобой сбежали ото всех на свадьбе Коляна? И так упоительно целовались? Ты просто волшебно целовалась. И плевать мне было на то, что ты никак не могла отвязаться от этого своего...Ну, занудный такой...Ну и хрен с ним...Я так благодарен тебе за тот побег. За поцелуй ...И за то, что я это помню...тридцать лет спустя....Я спою для тебя сейчас BESAME MUCHO... Сейчас, моя хорошая... Я так благодарен тебе...

...ТВОЙ ПОЦЕЛУЙ ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДОЙ ГРЕЕТ ЛЮБВИ ОСТЫВАЮЩЕЙ ГАСНУЩИЙ СЛЕД НА ПЕСКЕ ПУСТЫНИ БЕЗБРЕЖНОЙ НЕОТВРАТИМО, НЕЗРИМО ОТ НАС УБЕГАЮЩИХ ЛЕТ...

   Слова порхают, сплетаясь причудливо и неповторимо...И уже, кажется, живут собственной жизнью...А может быть, они тут жили всегда и дожидались лишь нашего прихода. И нет для них никакой разницы, кто их слышит и кто потом им вторит... У них своя жизнь, у слов...Уйдём мы, придут другие...Люди всегда будут говорить о Любви.

  ...О-о-о...Мне больше не наливать...Я то и дело съезжаю на испанский, пытаюсь цитировать Сервантеса.... Как ты там, друже мой Мигель, писал?..

Si mi fue tornase a es                      Если б жить я прошлым мог

Sin esperar mas sera...                    И грядущего не ждать...

O viniese el tiempo ya                     Иль заране угадать

De lo que sera despues...                 То, что сбудется в свой срок...

 



   Слова порхают. Плетут хороводы...

...Ласточка моя. Ты так нравилась мне все годы учёбы. А поцеловать тебя пришлось только сейчас...Стыдно признаться, но я тебя всё время робел...

...Мишаня. Ты в этом эротическом танце был непревзойдённым...Какие наши годы? Все девки наши!...

...Да, представь себе. Мне предлагают года два назад кафедру в Ужгороде...И шо мне здесь терять, кроме волчьих капканов и перманентно воспалённого Иакима Сулеймановича?...Дети уже взрослые. В Киеве. Внучка...И я таки с Днепром расстался без печали... Так шо ты думаешь? Меня там все спрашивали или у меня здесь бизнес. А я им -НЕТ...Можэ нужные люди? Таки нет же... Ну тогда для детей мож помощь какую в Днепре? Тоже НЕТ...Они таки и не смогли себе нарисовать в голове, шо я сделаю тыщу триста в один конец, шоб тока выпить-покушать со своим курсом и сразу назад. А вы все мне нужны тока за то, шо вы были в моей жизни и есть...Наливай...

...МНЕ, КАК ШЁПОТ ПОЛНОЧНЫЙ, ПОКОЙ РАЗОРВАЛ ТВОЙ МЕЛЬКНУВШИЙ НЕЧАЯННО ЛИК...  ЧЕРЕДОЮ НЕПРОШЕННЫХ СНОВ Я БЕЖАЛ...ЗА ТОБОЙ... ЗВАЛ, СРЫВАЯСЬ НА КРИК...

...Человеку нормальному, если ты даёшь, и даёшь, и даёшь...Заботу, уважение, любовь...Он рано или поздно начинает отдавать. Ну, пусть не тебе. Миру. Другим людям. Своим детям. Или не своим...А вот наркоман...Даже тот, кто предрасположен...Он так не сможет. Ты дашь ему всё. Дружбу. Любовь. Защиту. Но ты не защитишь его от самого себя. И Любви всего  Мира....всей Вселенной...ему будет мало. И он будет несчастен. В нём всё равно останется пустота, которую он будет стремиться заполнить. И для этого ему нужен наркотик...В общем, я таки ушёл из психиатрии...

...Малыш. Что тебя печалит?...Это прошлое вглядывается в нас жадными глазами... Глазами нас  самих, какими мы были тогда. И я тебе скажу - они могут за нас порадоваться. Давай лучше потанцуем...Прижмись ко мне...Вот так... Как тогда...

   Ну что ж, ребята...Пора уходить. Время... Похоже, это мы с вами сделали поздний сентябрьский вечер по- весеннему тёплым. Мы с вами, слава Богу, не искали здесь ни выгодных связей, ни коммерческих промоций, ни протекций в карьере. Только встречи с самими собой...За которых не стыдно...Мне было чертовски хорошо с вами...Да нет же. Причём тут ТИТАНИК? Не робей!...Выплывем ещё...

   ДРУГОЙ ДЕНЬ (вместо PS)

...Какой дурак придумал такие маленькие клавиши на мобильнике?...Эсэмэску набрать...Прям радистка тебе Кэт...

"Галка. Несравненный мой дружочек. Всё, о чём я тебе вчера говорил, - правда. И если это не Любовь, то скажи сама, что это... Или не говори ничего...Только не исчезай из моей жизни."

Барс. ВОЗВРАЩАЯСЬ...


  Непрочтённым, забытым письмом

Средь дней твоих я канул тому много лет...

В душу мне роняет тайком

Слезинки лепестков твой увядший букет.

  Ночь тиха... Но бесполезно

Докричаться, словно в пургу,

До тебя... Меж нами бездна...

И не меня ты ищешь на том берегу...

 

  От тебя вестей мне не ждать.

Ты память не тревожишь мне крыльями снов.

Можно не трудиться латать

Лохмотья фраз клочками истрёпанных слов...

  Ночь нежна... Но нет надежды

Отыскать в окне твоём свет...

Да и прочь меня, как прежде,

Слепой Судьбы уводит запутанный след.

 

  Никчему мне более знать,

Зачем и кто теперь в твою дверь постучит...

Путник ли одинокий опять,

Дорогою заблудший в пустынной ночи?...

  Счастья не прошу у Бога...

Не ропщу печали  вслед...

Ночь прошла... Пуста дорога...

Лишь ветер теребит твой увядший букет...

Это было давно....

 -О- о-о...Док? Вот встреча, так встреча...И не думал, что приведётся. Пока ребята там закажут, я тут с тобой посижу. Не возражаешь?...У тебя что там? Джин? Местный? А-а...японский...Ну и я себе возьму...Ay, little chip. I need a drink urgently...Gin, please...

 - Ё-маё. Да ты делаешь нешутоные успехи. Ещё год назад в Сент-Джонсе мне вместо тебя приходилось в магазинах разговаривать...и не только в магазинах...если помнишь...А тут прям такая беглая речь.  И акцент...ни дать, ни взять - южный...Как для Калифорнии? Нет?...Скажи, где научили. Я тож хочу

 - Всё-то ты примечаешь, ясноглазый наш. И вопросы меж строк... Ну прям Молчи-Молчи...А-а-а, ну так ты ж с ним тусовался постоянно. То пробежки, то подкачка, то баскетбол...прогулки...беседы...Было у него чему поучиться?

 - Да ладно...Чё уж ты так? Понятное дело, Госбезопасность никто не любит...Но он  интересный кадр был...

- Ну да, ну да...И не только тебе интересный...

- Да Бог с ним. Я ж с ним только на отвлечённые темы...А мужик он был широко эрудированный...

- А почеиу БЫЛ? Ты что-то знаешь?...

- Да успокойся. Не знаю я ничего про него. Просто форма речи. Я с АКАДЕМИКА  сошёл в октябре, он - раньше. Сейчас январь...С людьми за день всё, что угодно может произойти...Повторим, что ли?

- Ay, baby, dear...Two double gin...Or better put here a bottle of it and ice...O, a very good girl...Say where I can find you  somewhat later...Так о чём мы?...А-а..О людях и происходящем. Ну, после того, как ты собрал мне ногу из кусков и она помалу начала срастаться, как ты помнишь, появилась возможность пересадить меня на попутное судно в Союз...

- А чё ж не помнить? Целая тайная операция. Прямо в океане. На шлюпке. С тройкой сопровождающих. Видать непростой ты кадр был. Ценный. А что за холера затащила тебя тогда в шторм на нижнюю палубу? Нельзя же было на внешний контур. Восемь баллов. Вроде трезвый был...

-  Да говорил же, волну с гребнем сфоткать хотел. Повыразительнее чтоб...Да перецепился через комингс...И клинкетом по ноге со всего маху прилетело...

- Ну да, Шел по улице. Поскользнулся, Упал, Очнулся - гипс...

- Вот-вот...Зато в госпитале потом сказали, что ничего переделывать или подправлять не нужно. Что ты всё сделал так, будто это не в океане было, а в клинике - ни остеомиелита, ни дефектов мягких тканей, ни рубцовых контрактур.

- Так ить...В школе учился хорошо. Гоголь моголь трескал...рыбий жир своевременно  ложками наяривал...Книжки умные...то...сё...Что умеем...Ну, ты ж знаешь, что скромность - самая выпуклая моя черта. О ней я могу говорить часами - и не устану...Смотрю - ты и не хромаешь...Давай за здоровье.

- Давай...За твои руки...Ну вот. А потом АКАДЕМИК стал в Николаеве на ремонт. А меня воткнули в совместный проект с австралийцами.

- Вот не думал, что у них военно-космичесая программа возникла.

- Да просто - космическая...И денег платят поболе. И условия получше...Поспокойнее как-то...Английский вот...

- Ну да, ну да...АКАДЕМИК - сплошной мутняк. Хороводы эти...с Шестым флотом. До сих пор не могу понять, как ихний фрегат подкрался к нам на вытянутую руку ночью и чуть было не взял нас на абордаж...И радары не сработали...Давай ещё по малой...А тебя на АКАДЕМИК вместо Сани прислали?

- Эт какого Сани?

- Сани Арсакова. Из Отряда космонавтов. Вроде, как офицер связи. Космонавтам-то у нас что было делать?

- Родина приказала...Ачего ВМЕСТО?.Что там с ним не так было?

- А пёс его знает...Сплошной мутняк. Как и сам Саня...начиная с фамилии .  Не Аксаков, не Корсаков...не уцепишь сразу напамять...Наливай...Время есть - расскажу...Свининки вот только с баначиками возьмём...и пожалуй что ещё креветочек в пряном соусе...Ну, слушай..

 

 Мы тогда болтались по Средиземке. Там всё сразу было. Янкесы своим Шестым флотом вклинивались между турками и греками. А те уже успели по паре раз дать друг дружке по морде. А у наших космонавтов на орбите вяло развивалась какая-то аварийная ситуация и срочно требовался вспомогательный канал связи. В общем, Родина нас послала...

 Саша с самого начала производил странноватое впечатление. Ничего конкретного. И в то же время что-то в нём было не так. Точнее - всё как-то не так..

Забрёл он как-то ко мне на тренировку. Я, ты помнишь, тренировал там боксёров и рукопашников. Смотрелся он классно. Росту 183-185, весу 79-81кг, тягучий, мышцы расслабленные, хлёсткие. Поставил его в пару на вольный бой - и диву даюсь...Ведёт себя дурак-дураком, хи-хи да ха-ха, а попасть в него никто не может. И движения какие-то...угловатые-неугловатые...определению не поддаются. Стал с ним в пару сам. Через минуту понабивал себе об него синяков на всех конечностях. Его ни разу почти не достал. На том и закончил.

 Потом, уже через месяц, примерно за неделю до прихода домой он стал чересчур часто мелькать на виду. Как потом я узнал, по ночам тоже. Таскался из лаборатории в лабораторию, хлебал кофе вёдрами, бесконечно травил какие-то байки и анекдоты...После уже, когда я сопоставлял события, всё это смахиало, как если бы он обставлялся свидетелями на случай, вдруг с ним непонятка какая.

Одесский рейд. 30 ноября 1985го. Идём к причалу. Он за кофиём мне и говорит. А давай, дескать, у тебя, док, в каюте дружеский банкет устроим. В честь возвращения. Его вроде как подруга встречать должна была. Из Отряда космонавтов, тоже вроде как. Ну, ясное дело, каюта у меня почти роскошная, даром что без ванны, как у старших офицеров. Соглашаюсь

На причале в толпе чётко выделяется трио. В центре рослая, не ниже 177см, спортивная дама лет тридцати. По бокам от неё нестарые мужики. Один Сашкиного роста и такой же сухопарый. Другой - невысокий плотный лысоватый. Все дружески улыбаются и приветственно машут ручками. Сашка стоит на палубе, упёршись в борт, рядом со мной и я чувствую, как он напрягся и что-то невнятно бормочет о не самых приятных неожиданностях.

 Моя каюта. Время между 20.00 и 1.30. Двенадцать человек. Мужчин и женщин. Имена в основном не имеют значения. Всё равно -  все временные. Как в жизни. За бортом Страна и Сухой Закон. Нас это не касается. Выпивается немерянное количество спиртного. Под нехилую закусь, песни...И половецкие пляски...Всё класс...Только подспудно постоянно ощущаю какой-то диссонанс. Наверное, оттого, что Саша со своими гостями постоянно пересаживаются. Буквально после каждого танца - по-другому. Помнится, мне как-то Молчи-Молчи рассказывал, что, если за местом события ведётся видеонаблюдение, то при просмотре записи её иной раз пропускают ускоренно, чтобы проявить тенденции в перемещении фигурантов. Мысль эта у меня возникла после ВСЕХ событий. И тогда же возникло ощущение, что именно Саша всякий раз норовил усесться так, чтобы между ним и лысоватым сопровождающим его дамы кто-нибудь сидел.

 Моя каюта. Время 4.45. Настойчивое постукивание в дверь. Неужели Мариша никак не может заснуть одна?...Нет никакой Маришки. В каюту вваливается  Саша, весь воспалённый, с полубезумнами глазами...Док, горячечно шепчет он, ты должен мне помочь - они меня решили слить. И тычет мне в нос карту Средиземноморья, которую ему якобы подбросили в каюту. На карте, якобы, наколоты иголкой координаты всех наших перемещений и районов работы. Ну, вообще-то, координаты по судну оповещались два раза в сутки и я их на всякий случай у себя записывал. А чё такого-то? Мы ж - мирные советские учёные. Но проколы на карте, которую он показывал, были и в других местах. А нам там бывать вроде как не полагалось.В общем, карту предлагалось срочно уничтожить. А как? За борт нельзя - услышат всплеск. Сжечь - сработает сигнализация. Значит - изрезать на тоненькие полосочки и спустить это доказательство якобы шпионской деятельности в разные унитазы по судну. Карта большая. Работа нескорая. Режем в четыре руки. Слежу за ним и за его руками, чтоб упредить...если что...Шизофрения, думаю. Галлюцинаторно-параноидный синдром Кандинского-Клеромбо. Ну, почти, как у Жанны д`Арк...Двинулся, думаю, чувак от перенапряга.

 Сделали мы с ним, как он хотел. Лоскутки карты упокоились в недрах фановой системы АКАДЕМИКА. Я прикидывал всё время, как писать рапорт по команде, что на борту случай похожий на острый психоз.  А он проникновенно так поблагодарил меня. Сказал, что он сейчас исчезнет совсем. Но я чтобы не колебался, а поступал в соответствии с предписаниями по медслужбе. И всё. Он - как испарился. Меня больше никто не беспокоил. Я написал рапорт о происшествии, как того требовала инструкция и всевозможные подписки. Высербал чуть не литр кофе. Спросил у вахтенного на трапе, не сходил ли кто на берег после пяти часов. И почти не удивился, услышав отрицательный ответ. Всё-таки сомнения у меня были. Может и не шизофрения. Может действительно - шпионские игры Но кого ж он тогда так испугался. Лысого?   Свою подругу?...В рапорте я, понятное дело, указывать этого не стал.

 Поутру я подал рапорт капитану. Минут через пятнадцать меня подробненько порасспросил куратор от КГБ, поблагодарил и сказал, что я свободен. Я отправился на берег. Сделал пробежку и гимнастику. Купил билет на завтрашний дневной поезд до дому и отправился на переговорный пункт у Оперного сообщить домой, когда буду.

 В помещении толпа. Душно. Дозвониться до Хайфы или Нью-Джерси втрое проще, чем до родной Жмеринки или Криничек. приходится ждать не меньше часа. Я стою поближе к двери.

 Дверь распахивается. На пороге Саша в низко нахлобученной на глаза шляпе и каком-то неописуемо балахонистом плаще. Резко поворачивается и уходит. Я за ним. Пытаюсь окликнуть. Сильная рука рывком в одно мгновение втаскивает меня в подворотню. Я едва могу узнать его голос:

 - Ты что орёшь, как контуженный? Они гоняют меня по городу целый день. Не могу оторваться. Помоги. Перейди через дорогу. Там стоит продуктовая машина возле углового магазина. Посмотри. За ней могут стоять два мужика в спецовках. Если да - сожми левую руку в кулак и разожми. И не оглядывайся на меня. Всё. Прощай.

 Небритое лицо с чуть впалыми щеками. Глаза ввалились и по временам вспыхивают из глубины злым пламенем. Он ...и одновременно уже не он. Не стоит, пожалуй, перечить, если это таки психоз. Я не спеша пошёл через дорогу к кондитерской, держа краем глаза угловой магазин. За продуктовой действительно стояли двое. Вероятно, шофёр с экспедитором. Я сжал и разжал левый кулак. Я потом, как бы невзначай, повернулся в другую от машины сторону, держа в поле зрения подворотню...Но его уже там не было. Вот и иди знай...То ли он выдумал предлог отвлечь меня, чтобы я не видел, куда он пойдёт. То ли ему действительно понадобилась моя помощь, но он предварительно куда-то переместился и считал мой сигнал уже из другой точки...То ли это действительно шизофрения и его колбасил во всю бред, в реализации которого я невольно участвовал.

 Я дозвонился до дома и в смятении отправился к себе на борт. Я снова написал рапорт и снова был опрошен капитаном и КГБистом. Меня снова поблагодарили и разрешили ехать в отпуск.

 Из отпуска я возвращался через две недели с такими версиями.

 Первая. Это действительно шизофрения в виде галлюцинаторно-параноидного синдрома.

 Вторая. Он агент. Не важно - чей. Потребовалось его задержать и вывезти с судна. Может Безопасность страны решила сыграть в изменившихся условиях другую игру и для этого пришлось пожертвовать Сашей (или не Сашей, кто знает, как его по-настоящему звали) Но он разгадал козни, не поддался на провокации и попытался сбежать.

 Третья. Он  агент.  Но ему на банкете успели сыпануть какую-то отраву, имитирующую шизофренный психоз, чтобы иметь формальный повод изъять его и препроводить для якобы лечения.

 Все три имеют свои ЗА и ПРОТИВ. Но в  общем - поровну. Из-за недостатка других данных. Это я и пытался проянить, когда вернулся из отпуска. Но оказывается, никто ничего об этом на борту не знал. На борту он после прихода во всяком случае не появлялся. Кто забирал его вещи, тоже неизвестно. Вроде как приезжала его мама. Но эти сведения неточные. А неделей позже мы с Молчи-Молчи играли в бадминтон и как всегда, беседовали на отвлечённые темы...В частности, что человеческие оношения так сложны, что не на каждый вопрос можно найти ответ...Так может и НЕ НАДО?...Именно так он и сказал, пристально посмотрев мне в глаза...В общем, я его понял...

 -  Так он правильно тебе сказал, док. Не заморачивайся ты этим. Мозги свихнёшь...или другое что. Оно тебе надо? Когда вокруг столько девок пляшет?...Слышь, а чё, правда, что есть такая фармакология, что человека вмиг шизом сделать может?

 - А то ты не знаешь?

- Да откуда?...Я ж не по этому делу. Я ж инженер связи. Тем более военной...О-о...Оттэто мы дали! Глянь, литруху приговорили...Пойду, ещё возьму...Или вот что...Щас сюда моё австралийское начальство нагрянет. Так что поговорить всё равно не удастся. Я пойду...С ихних глаз долой... А завтра..или послезавтра состыкуемся...Ты ж на КЕЛДЫШЕ сейчас. Значит, через два причала от нас...ремонтируетесь...Недельку ещё пробудете...Увидимся...

ПОЧТИ ЭПИЛОГ...Мы больше, слава Богу, не увиделись.  Ему это было не нужно. У него уже были другие задачи. А то, что его интересовало, он выудил уже при первой встрече. Главное - я для него опасности не составлял. По крайней мере я постарался таковым выглядеть...

Скорее всего именно он сыпанул мне в кофе на банкете с канадцами какую-то дрянь, типа СЫВОРОТКИ ПРАВДЫ и отошёл, будто бы по делу. А я остался сидеть с его приятелями по экспедиции. Все были здорово на подпитии...Трепались, кто о чём...Типично офицерская пьянка. Только вот у меня с ними стал образовываться вечер вопросов и ответов. Причём эти два кренделя задавали, как бы шутейно, вопросов всё больше и больше, камуфлируя таким образом один-два узловых. А ответы из меня летели, как труха из дырявого меешка. Без удержу. Надо ьыло что-то срочно делать. Но так, чтбы они не просекли, что я их раскрыл...Исключительно удачно я наливал нам всем коньяк и при этом случайно смахнул две чашки из трёх себе на форменные белые брюки...Появился чёткий повод удалиться

 А потом, месяц спустя, этого кадра приносят ко мне в операционную с размолоченной клинкетной дверью во время шторма ногой. И оперировать мне его пришлось под проводниковой анестезией, которую я до этого делал раза два всего. Ещё в институте. Так он боялся оставлять без контроля своё сознание.

 Да-а-а...Круто мы с ним тогда врезали...Он ушёл. А я ещё долго сидел на ресторанной веранде, глядя на струящийся сквозь бусы тропического дождя закатный свет, и всё бормотал...НЕ ПОНИМАЮ...НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ..И было смутное ощущение, что я когда-то уже что-то подобное видел...Ну да. Куросава. Какой-то из его чёрно белых фильмов...Из моего детства...На пороге утлого жилища сидит несуразный организм и , выпучивая раскосые глаза, бормочет, глядя на назойливо шлёпающий куда попало дождь....НЕ ПОНИМАЮ...НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ... Я от души рассмеялся и побрёл к выходу...

Чё ж я так развспоминался-то, к ночи глядючи? Да и вспоминалось-то...Как рассказанный кем-то сон...

Про ГАИ-шные порядки

Запомни это не suzuki это жигуль
 ( Алексей, инструктор автошколы
с двадцати летним )


      О том что все эти танцы с мрео стоят всего пятьсот гривен мне сообщил случайно встреченный мною коллега по сауне, но он как то так сереневенько окрасил фразу словосочетанием "надоест пересдавать - обращайся" что мне почему то очень захотелось сдать всё самостоятельно, и дело было совсем не в комсомольском желании трудностей и жажде приключений, просто факт сдачи приобрёл такой нереальный оттенок что автоматически стал целью достойной внимания. С тех пор ещё несколько раз мне приходилось слышать о том что «сдача невозможна» а компьютерам «пороблЭно».



      Но теория как и в прошлый раз была сдана с первого раза, с одной ошибкой из двух возможных, в двадцати по малански закрученных, но к счастью, в основной своей массе апеллирующих к небольшому буклету размером в шестьдесят с лишним страниц. С вождением всё оказалось немножко потуже, первую попытку я отдал почти без боя наивно полагая что способности доехать из пункта А в пункт Б будет достаточно, ко второй попытке подошёл с более менее приличным стажем езды по центру в час пик, но и этого оказалось не достаточно, после чего Алексей объяснил мне суть происходящего на простом примере:

- Пойми, у них даже между собой всё за деньги, если кому то из тех. отдела нужно сдать экзамены – он несёт лв согласно тарифа, а если кому то из комиссии нужен, например, техосмотр  – он поступает точно так же. Тут дядьки оттягавшие фуру по двадцать лет сдать не могут.

      Про шофёров с двадцатилетним стажем я ещё раз послушал по дороге в мрео,  от моториста которому три года назад жена выстирала штаны вместе с правами и он, не занимающийся ничем в своей жизни кроме вождения автомобилей, не смог сдать экзаменов, плюс в добавок к Лёшиным байкам он добавил свою, о том как гаишник за головным компьютером сбивал правильные ответы чем то, по описанию напоминающим Radmin (программка такая для удалённого управления пк).

    И тем не менее я думаю что сдать на самом деле можно, просто это довольно эксклюзивное занятие. Не у всех на него находится время.

      В общем получается так что нашему ГАИ не нужны грамотные участники дорожного движения, они просто теряют на этом деньги, нашему ГАИ нужны нарушители,  права дают за деньги, даже обязательно за деньги, с первых шагов прививая привычку платить, потом ждут на дорогах с штрафами, собирая урожай. А ещё говорят что гаишников начинаешь ценить только после того как познакомишься с таможенниками, правду наверное говорят.

Удачи вам на дорогах.

P.S.
- алло девушка это мрео ?
- да,
- меня вот что интересует , если не удаётся сдать вождение за три попытки, прийдётся ли пересдавать теорию, и что в таком случае вообще положено делать?
- сдача теории действительна в течении трёх месяцев,  если вы три раза не сдаёте вождение то отправляетесь на прохождении повторного курса вождения, десять часов наезда в автошколе о чём необходимо предоставить справку
- а потом?
- потом опять три попытки …
- опять майор цепляется за какую то мелочь и назначает встречу через пять дней на шестой?
- ну вы знаете на дороге любая мелочь может стать …
- а для тех кто платит за экзамен строят какие то отдельные дороги?

Барс. БЕССОННИЦА...

...Не обещай...запоздалым рассветом вернуться ко мне из потерянных снов вздохом дождя в струнах бабьего лета...эхом нечаянным песни без слов...

 ...Я обернусь...На краю непогоды всё, как один молчаливый упрёк - мне, без тебя промелькнувшие годы...тенью неслышной средь пыльных дорог...

...Тщетно молить бездну ночи безлунной, звёзды бесстрастные, дать нам свидеться срок - жизнь мимолётна...Разлука ж - безумие губ позабытых...объятий...и строк..

...Не обещай...

Наши умеют разметить дорогу!!! ПЛЮС ОПРОС!








Под чем это они делали?
Взято с http://skuky.net/7224

12%, 2 голоса

0%, 0 голосов

53%, 9 голосов

0%, 0 голосов

35%, 6 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.
Страницы:
1
9
10
11
12
13
14
15
16
предыдущая
следующая