хочу сюда!
 

Alena

38 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 30-50 лет

Заметки с меткой «виталий антонов»

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 2

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО: Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1

Виталий Антонов досье биография компромат ОККО ГалнафтогазВиталий Антонов

Помимо наглого рейдерства и оголтелой коррупции, в деле захвата Антоновым «Львовнефтепродукта» нельзя было не отметить эдакую политическую иронию, горький сарказм. Напомним, что около 4 тысяч акционеров предприятия были членами «Товарищества политзаключенных и репрессированных», имевших соответственный статус на уровне местной власти. Кто-то из них в прошлом действительно имел отношение к ОУН-УПА, кто-то считался советским диссидентом. Сам же Виталий Антонов, происходивший из семьи «понаехавших» советских военных, как и его компаньоны из «аэродромной» ОПГ, по терминологии национал-патриотов были «московскими оккупантами». И вот уже в независимой Украине они нанесли по «бандеровцам» последний удар, обобрав их на старости лет.

Награды для Иуд

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»Алла Сидорович

Провернуть этот вопиющий рейдерский захват без помощи Михаила Сидоровича было бы практически невозможно. Поэтому он получил от Антонова свои тридцать серебряников: место заместителя главы правления «Галнафтогаза» по развитию. Когда в 2005-2006 г.г. Антонов расширил свой бизнес в Закарпатской области, прихватив и там несколько бензоколонок, то Сидорович возглавил тамошний филиал «Галнафтогаза» и был директором регионального отделения «ОККО». В «Галнафтогазе» давно работает и его супруга Алла Евгеньевна, причем сразу на двух должностях. Её основная должность – это начальник отдела качества, который она возглавила тоже в 2006-м, когда «ОККО» решило завести передвижную лабораторию. Так же она имеет в «Галнафтогазе» должность по совместительству, однако эта должность не афишируется. Но в год Алла Сидорович получает более миллиона гривен зарплаты (не считая 120 тысяч годовой пенсии). При этом Сидоровичи умудряются вот уже который год декларировать полное отсутствие собственного жилья, что давно вызывает недоумение журналистов. Но на прессу, равно как и на правоохранительные органы, Сидоровичам наплевать.

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»Михаил Сидорович

В 2012 году Михаил Сидорович сменил работу: он стал директором Львовского коммунального АТП №1. Затем, с конца 2015 года, он возглавил «Львовэлектротранс». Похоже, таким образом Антонов расширял свою «бизнес-империю» на коммунальные предприятия Львова — ставя их директором своего человека (и прожженного коррупционера). А в 2017-м Сидорович возглавил львовское коммунальное предприятие «Рембуд». Так же он является членом «Самопомощи» и депутатом Львовского областного совета.

Другой участник этого рейдерского захвата, директор Дрогобыческой нефтебазы Василий Веселый, вскоре отошел от дел. Но своей доли ему хватило, чтобы поставить на ноги и вывести в большие люди своего сына Василия Васильевича Веселого. Тот закончил Львовский университет, стал юристом, семь лет работал в сфере частного бизнеса (почему-то скрывая где именно), а в 2012-м году он возглавил Львовскую дирекцию «Укрпочты». Заметим: одновременно с Сидоровичем, который тогда тоже перешел из частного бизнеса («ОККО») в коммунальные предприятия Львова. Совпадения? Вряд ли!

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»
Василий Веселый-младший

В 2014-м, после второго Майдана, Веселый-младший перебрался в Киев на повышение, став коммерческим директором «Укрпочты». А в 2016-м он стал владельцем и председателем правления ООО «Концерн «Киевподземдорстрой» (ЕГРПОУ 31169965), который он купил у Валерия Борисова – компаньона скандального Дмитрия Андриевского. Интересно, за какие шиши? За два года пребывания в кресле коммерческого директора «Укрпочты» Веселый-младший сумел сколотить хорошее состояние – или же деньги ему «одолжил» Антонов?

Ну и еще один ключевой участник этой большой аферы, который всё это время удачно дистанцировался от неё, оставаясь как бы «не при делах». Это Михаил Гладий — уроженец Стрыйского района, в 1990-91 г.г. председатель Стрыйского райисполкома, с 1992-го заместитель главы Львовской ОГА, с 1995-го заместитель по вопросам приватизации (вот оно!), в 1997-99 председатель Львовской ОГА. Это именно Гладий решал вопросы приватизации в области, когда Антонов и Сидорович решили захватить ЗАО «Львовнефтепродукт». Это он возглавлял область, когда рейдеры достигли своей цели и незаконно превратили ЗАО в ОАО, положив в карман его акции – и когда правоохранительные органы области почему-то оставались глухи к отчаянным воплям ограбленных акционеров. Это Гладий повторно возглавлял область в 2001-2002, когда Антонов слил захваченные предприятия в концерн «Галнафтогаз». Сегодня Михаил Гладий восседает на лаврах в Академии наук Украины, обвешанный орденами и регалиями, довольный, что все, кроме SKELET-info, позабыли о его коррупционном прошлом.

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»
Михаил Гладий

Расширение: новые захваты

Если вам поразила история захвата «Львовнефтепродукта», то приготовьтесь удивиться еще больше – ведь таких захватов Виталий Антонов провел несколько! Просто подробности других, увы, были очень хорошо спрятаны, возможно даже закопаны (в буквальном смысле), и там пострадавшая сторона не пыталась годами бороться за правду, обращаясь к правоохранительным органам и общественности. Между тем поглощения «Ивано-Франковскнефтепродукта», части «Закарпатнефтепродукта», «Винницанефтепродукта» и Ровненской нефтебазы, из которых и сложился концерн «Галнафтогаз», сопровождались собственными занимательными и трагическими историями рейдерства.

При этом стоит обратить внимание, что руководителями или кураторами региональных отделений «Галнафтогаза» становились либо приближенные подельники Антонова, либо местные «князьки», тоже помогавшие ему в захватах предприятий. Например, в Винницкой области им был Владимир Скомаровский – нардеп от «Нашей Украины» в 2002-2005 годах, глава Государственной таможенной службы в 2005-м, один из близких к Порошенко и Гройсману людей, владелец целого ряда предприятий. Именно он помогал Антонову брать под контроль сначала «Винницанефтепродукт», а затем «Винницахлеб».

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»
Владимир Скомаровский

Кстати, небезынтересна история и о том, как бензиновый король Антонов решил развивать параллельный хлебный бизнес. Очень просто: еще с 90-х годов у него было много дизельного топлива, сначала «тыренного» с военных баз, затем поступавшего с НПЗ Украины, из Литвы (в 1999-2001, благодаря чему Антонов и стал почетным консулом Литвы во Львове), затем из Беларуси. Это топливо он поставлял аграриям, которые расплачивались с ним кто чем мог, в том числе и зерном. Часть зерна направлялась на хлебозаводы, быстро впавшие в зависимость от Антонова – и он начал поочередно прибирать их к рукам, начав с львовского №5, который стал основой его концерна «Хлебпром». Кстати, на хлебной ниве Антонов развернулся именно тогда, когда Михаил Гладий был назначен вице-премьером по вопросам агропромышленного комплекса.

Вскоре Антонов заполучил предприятия «Винницахлеб» (Гайсинский комбинат), «Подольская мука», ОАО «Червоноградский хлебозавод», ОАО «Самборский хлебокомбинат», создал ТД «Украинский хлеб» и ООО «Подольская мука», открыл в трех областях сеть магазинов «Хлібна хата». К концу «нулевых» его «Хлебпром» занимал уже 6% хлебобулочного рынка Украины (во Львовской области 30%).

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»Виталий Антонов

И всё же в центре всей этой стриктуры стоит не «Галнефтегаз», а та самая оффшорная фирма «Financial&Investment Energy Holding Establishment» (FIEH) в Лихтенштейне, созданная Антоновым и его другом Бюхелем в 1997 году. Эта фирма тогда же стала учредителем «Universal investment Group» (Универсальной инвестиционной группы), которая затем и объединила все структуры Антонова: концерны «Галнафтогаз» и «Хлебпром», страховую компанию «Универсальная», охранное предприятие «Эфорт» и другие. И еще один важный факт: это через FIEH в 1998 году Антонов заполучил акции ОАО «Ивано-Франковскнефтепродукта» и «Закарпатнефтепродукта», в 2001-м слив их в ОАО «Концерн «Галнафтогаз», которому перешло имущество ОАО «Львовнефтепродукт». То есть захват областных предприятий «Укрнефтепродукта» проходил не только по разным схемам, но и через разные фирмы и даже разные страны. «Ивано-Франковскнефтепродукт» и часть «Закарпатнефтепродукта» удалось захватить относительно легко потому, что это были ОАО. Сначала фирмы Антонова и его партнеров вогнали эти предприятия в долги, а затем забрали за долги их акции – используя при этом фирму из Лихтенштейна, возглавляемую бывшим премьером этой европейской мини-страны, не только как оффшор, но и как прикрытие. Ведь, согласитесь, руководство и коллективы этих ОАО больше доверяли «европейцам», чем местным бизнесменам и бандитам!

Точно так же через FIEH в период 1999-2001 г.г. были скуплены страховые компании «Карпаты» (Ужгород), «Терен» (Тернополь) и «Саламандра-Десна» (Чернигов), которые затем слились в СК «Универсальная». Сейчас Антонов владеет 42,3% её акций через кипрский оффшор «Whiteford Limited» и еще 7% через связанный с ним фонд «Genesis Emerging Markets Opportunities», зарегистрированный на Каймановых островах. Остальные акции СК делят ЕБРР и связанные со структурами Сороса «Horizon Capital» и «Драгон Капитал». И, что интересно, с 2008 по 2015 года членом наблюдательного совета СК «Универсальная» была Наталья Яресько!

«Зеленая крыша» мошенников

Было бы излишним рассказывать историю бизнеса Антонова в период с 2005 года по настоящее время, поскольку в основном она сводится к колебаниям биржевой стоимости его фирм и изменению долей собственности. Ну и, конечно же, тендерных махинаций, которыми его «Галнафтогаз» и «ОККО» грешили не хуже других топливных фирм. Приведем в качестве примера один из таких случаев, когда фирмы Антонова были, что называется, изобличены Антимонопольным комитетом Украины и наказаны штрафами.

В 2016 году ГП «Международный аэропорт Львов» провело тендерный конкурс на закупку топлива на сумму около 2,9 миллиона гривен. Вроде бы и немного, но, повторим, фирмы Антонова ежегодно выигрывали десятки тендеров – особенно после 2014 года. В данном конкурсе участвовало ЧП «ОККО – Бизнес контракт», а его конкурентом выступало ООО «Поділлянафтозбуд» (ЕГРПОУ 39843507). Победу одержала «ОККО», предложившая цену на 51 тысячу гривен меньше. Всё было вроде бы честно, если бы не тот факт, что «Поділлянафтозбуд» является структурной компанией «Галнафтогаза», а её номинальным владельцем является Вадим Вишневский, по данным SKELET-info, — друг детства Антонова, с которым они еще в 1992 году учредили ЧП «Карат». Также Вишневский «рулит» входящими в бизнес-империю Антонова фирмами «Винницахлеб» и «Западнефтесбыт». Всё это было настолько известно, что АМКУ был просто вынужден заблокировать данный тендер.

Кстати, с 2018 года «Поділлянафтозбуд» начало запускать в Киеве АЗС под брендом «Chipo». Ранее эти заправки работали под вывесками «UPG», принадлежащими житомирской фирме «Укрпалетсистем», и торговали топливом из Беларуси. Интересно, это было еще одно поглощение?

В 2018 году «ОККО» вляпалась в громкий скандал со своими заправками в Крыму. СБУ возбудило уголовное дело по статье 110-2 (финансирование антигосударственных действий) и даже провело шумные обыски в офисах «Галнафтогаза».

Однако очень быстро дело закрыли и скандал утих. При этом оправдания Виталия Антонова были какими-то детскими. Он не отрицал, что его компания продолжает владеть АЗС и в Крыму и в ОРДИЛО, но пояснял, что тамошние заправки они еще до 2014 года отдали в аренду каким-то другим фирмам. Каким таким другим, и почему на них продолжают работать все та же сотрудники «ОККО», Антонов объяснить не смог – да это уже и не требовалось, потому что по указу с самого верха все претензии с него сняли.

Антонов Виталий: мутный бензин «ОККО»Виталий Антонов

Казалось бы, что после смены власти в Украине, бизнес Антонова должен будет испытывать некоторые временные трудности. Всё-таки за спиной у него большой груз коррупции и теневых схем, да и с новыми начальниками нужно наладить отношения. Но Антонов обо всем позаботился еще во время выборов, когда связанные с ним структуры финансировали избирательную компанию Зеленского и «Слуги народа». В частности, это ООО «Варуна-Вест», владельцами которого являются Иван Коць, Богдан Куспись, Анатолий Гурский и Игорь Таранский. Через ООО «Агроче Плюс» и «Интерэнерготрейд» они вложили в избирательны фонд Зеленского 6 миллионов гривен.


ПРОДОЛЖЕНИЕ

Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1




Почти каждый крупный капитал в Украине начинался с какой-то коррупционной, мошеннической или даже криминальной истории. Но некоторые украинские олигархи настолько уверены в том, что их история не станет достоянием гласности, что изображают из себя кристально честных бизнесменов, словно сошедших с лубочных брошюр об «американской мечте». Вот и широко улыбающийся фотографам Виталий Антонов, владеющий крупнейшей в Украине сетью АЗС «ОККО», тоже сочинил для прессы безупречную легенду. Она начинается с того, что якобы в 1999 году бравый парень-альпинист, спустившийся на землю и занявшийся коммерцией, открыл свою первую автозаправку.

Но на самом деле в 1999 году произошло совсем другое: группа околокриминальных бизнесменов и коррумпированных должностных лиц, во главе которой стоял Виталий Антонов, завершила процесс рейдерского захвата крупнейшего топливного предприятия Западной Украины «Львовнефтепродукт». Именно тогда и именно так у Антонова появилась собственная заправка — причем не одна, а сразу несколько десятков. И это было только начало его большого бизнеса, фактически целиком построенного на поглощениях и захватах чужого имущества…

Альпинист-коммерсант

Антонов Виталий Борисович родился 12 декабря 1962 года в городе Стрый Львовской области. Хотя его биография достаточно обширна и часто публиковалась в СМИ, да и сам он не раз рассказывал журналистам всякие истории из своего прошлого, всё в ней много пробелов и недомолвок. А ведь именно в подробностях, как известно, честно кроется истина. В нашем случае она поможет нам узнать, как именно скалолаз-любитель вдруг превратился в одного из крупнейших бензиновых королей Украины.

Когда в 2002 году Виталий Антонов проиграл выборы в Верховную Раду, то посетовал, что во Львовской области трудно стать политиком человеку с русской фамилией. При этом он умолчал, что русская у него не только фамилия – он действительно этнический русский, как минимум наполовину (по отцу). Но как русская семья Антоновых оказалась в провинциальном галицком Стрые, в самом сердце «бандеровского края»? Очень просто: в советское время вокруг Стрыя располагались несколько военных частей, включая военный аэродром бомбардировочной и истребительной авиации (известный как «Львов-2») и ракетную часть (шахтного базирования). Военные и их семьи составляли почти четверть населения, и половина из них (14% от всех горожан) были русскими. Сейчас от советских баз остались только руины, растаскиваемые местными жителями на стройматериалы и металлолом, а бывшие военнослужащие и их дети в основном разъехались кто куда.

По информации источников SKELET-info, отец Виталия Антонова тоже был военным и служил он на аэродроме, в техобслуживании. Тут читатели наверняка проведут аналогию с еще одним «сыном авиаполка» Валерием Дубилем, чей папа был прапорщиком на авиабазе в Прилуках. И действительно, между ними есть немало общего, ведь оба они «поднялись» на разграблении военных баз в 90-х. Но если Дубили таскали со своего аэродрома металл, то Антонов стал участником топливных схем, которые проворачивали сослуживцы его отца. Кстати, сам он путал журналистов: в одних интервью он рассказывал, что его отец умер еще в 1975-м году, в других — что тот скончался в середине 80-х. Также он утверждал, что Борис Антонов был не военным, а простым мастером ПТУ (есть версия, что со службы его отца уволили, и он пошел преподавать в училище). И всё лишь отрывками, короткими эпизодами, не рассказывая полную историю своего детства, юности, молодости. Видимо, ему есть что скрывать!

После окончания восьми классов Стрыйской школы №4, Виталий Антонов поступил в местное ПТУ№8, где получил профессию электрогазосварщика. О его службе в армии биография упорно молчит, а вот в 1983-м Антонов поступил в Тернопольский финансово-экономический институт. Тогда же его юношеское увлечение скалолазанием привело его в клуб альпинистов-любителей «Карпаты», который он возглавил в 1988 году, и где завел себе много друзей. Именно с ними Антонов создал свой первый кооператив «шабашников»: они зарабатывали промышленным альпинизмом, подряжаясь ремонтировать и красить вышки, трубы, крыши. Затем, в 1990-м подсуетившийся Антонов стал начальником местного отделения Спасательной службы, что дало ему доступ к её ресурсам, а также возможность завести связи, выходящие за границы СССР – ведь спасатели контактировали с иностранными туристами и своими коллегами из других стран.

Одним из знакомых Антонова тогда стал Маркус Бюхель, будущий премьер-министр Лихтенштейна. Антонов очень любил хвастать этим перед журналистами, но всегда «забывал» уточнить, что Бюхель был «премьером на час», точнее на полгода. Он получил этот пост в мае 1993-го, а уже в сентябре того же года парламент объявил ему вотум недоверия и провел внеочередные выборы – на которых партия Бюхеля с треском проиграла. На этом его политическая карьера закончилась, и Бюхель обратился к бизнесу, став директором ряда оффшорных фирм (Лихтенштейн – оффоршная зона), которые открывали его знакомые в Украине и России. Среди них был и Виталий Антонов. Но Бюхель тесно работал не только с ним, и в 2002 году стал почетным консулом России в Лихтенштейне. К слову, сам Антонов потом тоже стал почетным консулом – правда, не России, а Литвы. В 2013 году Бюхель умер, унеся с собою в могилу множество тайн теневых схем, а вот его с Антоновым фирма продолжает существовать.

Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1
Маркус Бюхель

В 1992-м Антонов, его супруга Наталья и друг детства Вадим Вишневский учредили ЧП «Карат». Затем Антонов стал совладельцем фирмы своего приятеля Александра Гегедыша «ТНК-сервис» (сейчас Гегедыш вице-президеннт сети «ОККО»). Они стали торговать всем подряд: от цитрусовых до автокранов. Здесь и пригодились все связи Антонова. Ключевым пунктом его коммерции была Венгрия, куда они вывозили пока еще дешевую украинскую технику и всякое другое, и ввозили оттуда бензин. Позже еще одним источником бензина стала литовская фирма «Mazeikiu Nafta», чей бензин реализовывали через львовское СП «Галнафта Вентус».

Оказалось, что интерес в торговле топливом имеют старые друзья семьи Антоновых с аэродрома Стрыя, которые вместе со своими приятелями из других военных частей и местными «моторними хлопцями» создали практически ОПГ — но специализирующееся не на рэкете, а на «мутных» и полукриминальных коммерческих схемах. Эта группировка являлась надежной местной «крышей» Антонова, и очень сильно помогла ему стать бензиновым королем.

Однако существовал и еще более высокий уровень криминальных связей Антонова. Дело в том, что в начале 90-х в Венгрии обосновался международный «авторитет» Семен Могилевич, распространивший свой влияние и на Украину. В первую очередь под его влияние попадали ОПГ и бизнесмены Западной Украины, работавшие по коммерческим и контрабандным схемам с венгерскими предприятиями и фирмами. И хотя сам Антонов всегда тщательно избегал упоминать всуе имя Могилевича, ходили слухи, что он и его стрыйские друзья в 90-х получили «благослование» этого мафиозного паука Европы. Вопрос в том, что они дали ему взамен?

Скелеты в шкафу «Галнафтогаза»

Венгерский бензин был намного качественнее того, что выпускался на старом Дрогобыческом НПЗ. И на порядок качественнее непонятной «ослиной мочи», произведенной неизвестно кем и непонятно из чего — продаваемой угрюмыми мужиками, стоящими с канистрами на обочине трасс. Тогда в Украину уже хлынул поток иномарок, для которых отечественный бензин был просто «токсичен», поэтому спрос на импортный стремительно рос. Но возникла проблема с его реализацией: для продажи в розницу у Антонова не было своих АЗС, а продавать его оптом через чужие заправки было куда менее выгодно. Кроме того, «друзья семьи» со Стрыйского аэродрома нуждались в собственном большом предприятии, через которое они бы могли осуществлять крупные топливные схемы. Какие именно, об этом история умалчивает, но по слухам, на этой базы интенсивно «испарялись» не только бензин с соляркой для обслуживающей техники, но и авиационное топливо — которое потом чудесным образом «конденсировалось» в той же Венгрии.

Одним из участников этих схем был Михаил Сидорович – одна из легенд львовской коррупции. Уроженец Стрыя, он в 1988 году стал директором местной нефтебазы, входящей в структуру областного управления «Укрнефтепродукта». В начале 90-х это управление была акционировано трудовым коллективом и стало ЗАО «Львовнефтепродукт», обладавшее внушительным капиталом: 10 нефтебаз, передвижная механизированная колонна, около сотни автоцистерн, 70 АЗС по всей области, наливной пункт в Бродах, офисные здания, детские сады, профилакторий и многое другое. Всё это было лакомым куском для любого начинающего олигарха или ОПГ.

Виталий Антонов: мутный бензин «ОККО». ЧАСТЬ 1
Михаил Сидорович

Однако во главе ЗАО «Львовнефтепродукт» стоял Богдан Павлов – его характеризовали как «крепкого хозяйственника» и очень жесткого человека. Относительно его «крыши» сейчас уже вряд ли кто-то вспомнит все подробности, но известно, что это были некие львовские чиновники, тесно связанные с «Рухом» и прочими национал-патриотическими движениями. И благодаря этой «крыше» около 4 из 15 тысяч акционеров «Львовнефтепродукта» имели статус… политических узников и репрессированных. По всей видимости, этот статус выписали всем, кто в советское время побывал в тюрьме (неважно за что) или был переселен (хотя бы в соседнее село). Кстати, всем этим жертвам советских репрессий местные власти предоставляли также льготы: бесплатный проезд в городском транспорте, скидки на оплаты коммунальных услуг и т.д.

И сам Павлов, и его львовская «крыша» были заинтересованы в сохранности предприятия и его доминировании на областном рынке топлива – ведь это были их доходы. Причем, по информации SKELET-info, «Львовнефтепродукт» не придумывал никаких занижающих прибыли схем, не уводил деньги в тень, исправно платил налоги. Павлов очень резко реагировал на попытки начальников отдельных подразделений «замутить» какие-то собственные аферы. Именно из-за этого между ним и Сидоровичем вспыхнул очень серьезный конфликт. Не смотря на всю жесткость Павлова, директор Стрыйской нефтебазы оказался ему не по зубам: за Сидоровичем стояли военные, причем во всех смыслах (и командованием баз, и «аэродромная мафия»), за ним были такие ушлые молодые коммерсанты со связями, как Виталий Антонов – который всё чаще появлялся в компании Сидоровича.

Павлов решил уволить Сидоровича, причем не просто так, а по статье. В Стрый прибыла ревизионная комиссия, которая собрала массу доказательств массовых нарушений на огромные суммы. Материалы уже готовились для передачи в прокуратуру, как произошло следующее: сначала кто-то поджег двери квартиры Павлова, затем куда-то пропал его сын (говорили, что он был похищен), затем сам Павлов слег в больницу, после чего он отозвал все претензии к Сидоровичу. Было очевидно, что тут не обошлось без участия бандитов – видимо, той самой «аэродромовской» ОПГ.

С этого момента топливные схемы Антонова стали разрастаться – или как говорил он сам, «бизнес пошел в гору». Стрыем дело уже не ограничивалось, к дуэту Антонова-Сидоровича присоединился директор нефтебазы в Дрогобыче Василий Веселый. И следующим их шагом стал захват ЗАО «Львовнефтепродукт».

Начал его Сидорович, который был не только директором нефтебазы, но и (со своей женой) акционером ЗАО. Сидорович стал скупать акции у работников сначала своей нефтебазы, затем других предприятий «Львовнефтепродукта», сосредоточив в своих руках почти 10%. Но Сидорович был лишь орудием в руках Антонова: дело в том, что именные акции ЗАО можно было отчуждать только в рамках самого ЗАО, то есть от одних акционеров другим – вот для этого и понадобился Сидорович. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ