хочу сюда!
 

Александра

44 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 39-49 лет

Заметки с меткой «кривой рог»

Тайны кирпичной жемчужины Базавлукской степи (приложение 2)

   Ниже расположенный текст полностью заимствован с интернет-издания "День" http://www.day.kiev.ua/ru/article/ukraina-incognita/golos-shirokih-stepey с целью сохранения ценной информации в качестве важного приложения к заметке  "Тайны кирпичной жемчужины Базавлукской степи"  - http://blog.i.ua/user/2728055/1750185/. 


Голос широких степей
История Гуляйполя на Днепропетровщине

Окончание (2)

Новый владелец, купец Давид Пчелкин построил в 1892 году в Гуляйполе крупную экономию. Хотя она в последние годы активно разрушалась, однако кое-что и осталось. В частности, нас поразил центральный двухэтажный, из красного кирпича корпус. Здесь был склад-амбар, то есть гамазей, как когда-то говорили. На нем выложено при входе: «ДВП, 1892». Инициалы самого Пчелкина можно увидеть и на многих уцелевших кирпичах. Долгое время надежно стояли и соседние здания, но потом с развалом птицефабрики «Українська» все начало приходить в упадок; уже в наше время какой-то предприимчивый предприниматель из областного центра выкупил ряд зданий, чтобы разобрать их и продавать старый кирпич в Днепропетровске. Конечно, это свидетельствует о качестве старого кирпича и спросе на него. Но досадно, что Гуляйполе разбивают на кусочки... Так как в 1934-м разбили местную церковь.

Купец первой гильдии Давид Пчелкин известен тем, что более двадцати лет(!), начиная с 1878 года, был церковным старостой одной из ведущих церквей Екатеринослава — Успенской. Он построил в Екатеринославе несколько нарядных домов. 25 июля 1884 года его 27-летняя дочка Агриппина (Аграфена, Горпына) Пчелкина венчается в той же Успенской церкви с «потомственным гражданином» 31-летним Александром Ивановичем Гуреевым. Свидетелями (или «поручителями», как писалось тогда) были екатеринославский 2-й гильдии купец Петр Васильевич Кулабухов, екатеринославский купец Василий Васильевич Ефанов, подпоручик Прокопий Андреевич Пчелкин и священник екатеринославского кафедрального собора Иоанн Домовский.

И Давид Пчелкин, и его зять Александр Гуреев активно занимались благотворительностью. Летом в 1888 году они сделали свои пожертвования по 50 рублей каждый на обустройство в Екатеринославе так называемого «Дома трудолюбия». Дома трудолюбия создавались в Российской империи как «лучшее средство борьбы с попрошайничеством». Об актуальности таких мероприятий свидетельствовала статистика: лиц, живших подаяниями, по официальным данным 1877 года, насчитывалось в стране 300 000 человек.

Летом в 1894 году Давиду Васильевичу Пчелкину выражена благодарность епархиального начальства за пожертвование 200 рублей на устройство водопровода для кладбищенской Лазаревской церкви (территория современного Севастопольского парка). Такую же благодарность выразили вдове статского советника Ольге Поль (ее муж — известный общественный деятель Александр Поль, как известно, был похоронен неподалеку от Лазаревской церкви) и помещику Дмитрию Христофорову «за пожертвование ими на тот же предмет 85 рублей».

После смерти Давида Васильевича Пчелкина (он умер до 1905 года) его дочь унаследует екатеринославское состояние отца и имение в Гуляйполе. Екатеринославские домовладения его дочки, жены «потомственного почетного гражданина» Агриппины Давидовны Пчелкиной оценивались в 1905 году в кругленькую сумму в 42 тысячи рублей. Для сравнения взглянем на дома ее родственников. Дворянин Прокопий Андреевич Пчелкин имел дом стоимостью 2400 рублей, а вдова поручика Марфа Константиновна Пчелкина — 6000 рублей.

Очень успешно передовое хозяйство Александра Гуреева и его жены в Гуляйполе было представлено на Южнорусской областной сельскохозяйственной, промышленной и кустарной выставке 1910 года в Екатеринославе. Только в отрасли животноводства хозяйство из Гуляйполя получило три больших и три малых серебряных медали. В частности, выставлялись грубошерстные овцы-мериносы «с преобладанием благородности шерсти». Хозяйство Гуреевых принадлежало к известным в губернии старым овцеводческим хозяйствам, которое содержало несколько тысяч овец-мериносов исключительно для получения шерсти.

На той же выставке Гуреевыми были хорошо представлены и свиньи-йоркширы, которых и наградили большими серебряными медалями. Хозяйство А. Гуреева, читаем в изданном в 1912 году альбоме выставки, «уже давно разводит скот серой украинской породы, покупая бугаев у С.С. Деконского и князя В.С. Кочубея. Хозяйство ведет племенные книги, и принимало участие в нескольких выставках, где получило высокие награды».

И, наконец, кони. На той же выставке завод Агриппины Давидовны Гуреевой выставил лучших своих рысаков. Жеребцов-плодников покупали в хозяйствах Петрово-Соловово, графине Воронцовой-Дашковой и др. Хозяйство имело племенной питомник лошадей и вело заводские книги. «Выращенные на заводе кони, — читаем в книге столетней давности, — продаются на гонки и заграницу. Хозяйство принимало участие в выставках и имеет золотые и серебряные медали».

Александр Гуреев и его сын Всеволод были среди членов-основателей Екатеринославского общества поощрения коннозаводства. Когда началась Первая мировая война, Всеволод Гуреев добровольцем пошел во французскую армию. А осенью 1915 года Всеволода не стало. В местной печати появился некролог: «Доброволец Французской армии Всеволод Александрович Гуреев умер от ран в немецком госпитале, о чем убитая горем семья извещает родных и знакомых. Заупокойная литургия будет отслужена в Успенской церкви в четверг 8 октября в 9 часов утра. После литургии — панихида». 11 октября подобную панихиду по члену-основателю провело и Общество поощрения коннозаводства.

Жена купца Аграфена Давидовна Гуреева, как сообщают тогдашние справочники, была общественной деятельницей. В частности, в 1913 году она была членом распорядительного комитета «Общества попечительства о женском образовании в гор. Екатеринославе».

В 1918 году, при гетмане, в Гуляйполе действовали партизаны, которых казнили немецкие войска. На доме прежней экономии установлена в советское время мемориальная доска с таким текстом: «На этом месте немецкими оккупантами были расстреляны партизаны гражданской войны, уроженцы с. Гуляйполе Осипенко Г.Ф., Стадник А.П., Хомяченко С.С., Куценко Е.П. Вечная память павшим за свободу и независимость нашей Родины!»

Но вернемся к кирпичу. Мощные традиции местного кирпичного производства продолжались и в советское время. Правда, тяжелым трудом создавалось советское благосостояние. В селе живет немало приезжих людей. Среди них — 86-летняя Мария Петровна Коваленко. Сюда приехала из России. В трудное послевоенное время здесь в 1947—1955 годах работала на местном кирпичном заводе. «За смену с Марусей Коваленчихой выдавали по 250 кирпичей, — вспоминает она, — тяжелейший труд. Падала от работы. А еще голод 1947-го. Подорвала здоровье. Работали на кирпичном заводе в теплый сезон — с весны и до осени. На себе носили по 16 кг. Нужно было быстро-быстро переворачивать кирпичи, потому что иначе от начальства влетало за нарушение технологии. Мы там и жили около кирпичного завода в землянке...» — покатилась непрошеная слеза по лицу женщины. В настоящее время, у нее — жалкая пенсия в 600 гривен, живет сама. Сын — в Харькове, дочь — в Белгороде, у них свои семьи. Иногда навещают старушку.

— В хрущевские времена закрыли чуть ли не все кирпичные заводы, — дополняет рассказ историк, директор местной школы, краевед Сергей Пархоменко. — Путь к коммунизму должен был быть выложен железобетонными изделиями, а не кирпичными. Поэтому в 1964 году перестал существовать и кирпичный завод в Гуляйполе.

Сергей Валентинович рассказывает, что казацкий зимовник в Гуляйполе, как они узнали, существовал с 1610-го. Поэтому в этом году могут праздновать 400-летия села. Для наших краев это весьма почтенный возраст.

Сергей Пархоменко, хотя и родился в соседнем Софиевском районе, но всем сердцем полюбил Гуляйполе, развивает казацкие традиции, вдохновенно рассказывает о посаженой здесь еще до революции дубовой роще. Ему хотелось бы, чтобы в селе укоренился зеленый туризм, приезжали люди, заинтересованные в содержательном отдыхе на природе, а следовательно дали новое дыхание степному селу. Сам педагог рисует для себя, прививает детям любовь к прекрасному. Увлекается инженерными достижениями прошлого:

— Вы видели наш конный манеж на территории прежней экономии Пчелкина? Уникальная конструкция. Покрытие без железа.

О том, как красиво выглядело все когда-то в Гуляйполе, поведала нам и 75-летняя местная жительница Галина Николаевна Гонзур:

— Пан жил в городе, а здесь, говорят, у него была летняя дача. В ней сейчас находится детсад. Позади дачи была деревянная веранда, ее уже нет. Не выдержала экзамена времени. Но сохранились в усадьбе разлапистый дуб, большое хвойное дерево — диковина в степи. Деревьев этих было больше, да уцелело одно. Ниже дачи из пруда вытекала речушка, впадавшая в Базавлук. Каштановая аллейка вела вниз, там и моя мама цветы сажала. А еще неподалеку стояла баня — от нее поперек вела липовая аллея. Возле нынешнего детсада росли квадратами вишни, груши, яблоки. А еще радовали глаз декоративные кусты акации. Барская дача еще на моей памяти выглядела красиво, привлекательно, нарядно — дом украшало деревянное кружево. А рядом находилось конное хозяйство пана Гуреева. Говорят, оно имело такой успех, что даже Америка закупала его лошадей.

У купца Пчелкина в нескольких домах жили рабочие. Дома те до последнего стояли, а в настоящее время растянули все. Некому и пожаловаться... Не поверите, после оккупации мы с родителями вернулись в село — так все целым стояло. При немцах, выходит, больше порядка в хозяйстве было чем сейчас... Еще при совхозе все стояло целехонькое, огражденное, как и при панах.

А еще помню, приезжал в наше Гуляйполе сам Семен Михайлович Буденный и делали выводку коней для него.

Воспоминания, воспоминания... Им нет конца.

...Возвращаемся назад по долине реки Базавлук. Где «кожен берег битвами пропах, и кожну скелю мороком накрило». Ехать из Гуляйполя до Днепропетровска километров 85, не меньше. Трасса Кривой Рог—Днепропетровск ошеломляла своей пустотой. На землю спускался вечер.

«І спить в замоховілих шрамах скель козача буйна вдача Базавлука...»

Мыкола ЧАБАН, журналист, Крынычанский район, Днепропетровской области

Тайны старого клейма. Часть 3.2

Истории о черепичных и кирпичных заводах и заводчиках.

Тайны криворожских клейм


Часть 3.2. Тайна долгинцевских оленей


Буго-Гардовская паланка, Бугогардовская паланка, Кривой Рог, Криворожье, черепица, старинная черепица, Иванов, Братья Ивановы, барон Мас, Петровка, Петровский завод, Николаев, олень, елень, пораженный стрелою, печать, клеймо, символ, козак, казак

Начало заметки - см. http://blog.i.ua/user/2728055/1727945/

Откуда же олень?

Вариант первый. Олень был запечатлен как элемент, присутствовавший на гербе рода Лезевица или Маса. Но, почему олень перекочевал на черепицу Ивановых (если считать, что Лезевиц и Мас первыми начали свое производство). Возможно, что мастер по изготовлению штамповочной формы для прессования черепицы просто повторил «зверушку», изображенную на петровской черепице, которая была взята в качестве образца как одна из самых качественных, по моему мнению, черепиц, существовавших на то время в Южной России.

Вариант второй. Олень перекочевал не из родовых гербовых изображений, а из каких-то других, первоначально – на петровскую черепицу, а потом на ивановскую (или – наоборот). Но откуда? У марсельских заводов такого символа-клейма не было. Очень маловероятно, что олень в то время был принят производителями просто как украшение без особых на то оснований. Вполне возможно, что олень являлся «личной» символикой мастера (мастерской или завода), изготовлявшего штамповочные формы для производства черепицы. Но, на то должно было бы быть согласие и непосредственно производителя черепицы.

Олень – весьма значимая фигура во многих гербах дворянских родов, городов и государств. На сайте «Геральдика. ру» – http://geraldika.ru/ мне встретилась статья «История символов Николаевщины» (автор Р.Ю. Кочкуров, статья взята из журнала «Гербоведъ»  № 57, с. 39-44). В статье отмечается, что олень был весьма популярным образом в скифском искусстве, он являлся родовым тотемом скифов. Но, думаю, что от скифских оленей до «наших» уж очень большой промежуток времени. Хотя, всякое бывает. И преемственностью из поколения в поколение не стоит пренебрегать. 

Но в статье отмечена другая интересная информация (эта информация широко представлена в интернете, просто указанная статья попалась мне первой). В конце XV в. земли между Бугом (авт. – Южным Бугом) и Ингульцом занимаются казаками. Позже здесь создается Бугогардовская паланка. Паланка (в переводе с турецкого – крепость) у запорожцев означала и округ, и местопребывание полковника со старшиною, и, в переносном смысле, управление полковое. Гардом на юге Украины называли место для ловли рыбы. Бугский Гард был сначала лишь местом переправы, но уже в XVIII в. это был основной сторожевой пост. Существовала также на Кинбурнской косе Прогноинская паланка – в местах добычи запорожцами соли. В каждую паланку назначался полковник, есаул и писарь. Полковник в знак своей власти получал пернач (или шестопер – меньших размеров булава с вертикальными разрезами вдоль шара, как бы делящими шар на части), который носил за поясом, значок или знамя. А теперь – самое главное. Существовали также серебряные паланочные печати. Печатей Бугогардовской паланки известно три. Их собрал Скальковский А.А. , историк. На восьмиугольной печати 1740 г. видны вилы, цепь и сабля, окруженные полумесяцем и растительным орнаментом. Все это увенчано короной с двумя звездами. Символы говорят о сочетании мирного труда с защитой границ.

Печати 1750 и 1770 годов похожи. На них изображены олень и копье. Сюжет довольно распространенный у казаков: копье – знак пограничной службы, олень – символ воина. Я бы, может, не обратил внимание на эту печать, но уж очень показалась она мне знакомой.

Немного информации об указанной паланке со страницы электронной исторической энциклопедии http://history.mk.ua/bugogardovskaya-bugo-gardovskaya-pala.htm: Бугогардовская (Буго-Гардовская) паланка – административно-территориальная единица Вольностей Войска Запорожского низового времен Новой Сечи (1734-1775). Самая крупная административно-территориальная единица Сечи. Занимала степную зону между левым берегом Буга и правым Ингульца, с одной стороны, и рекою Днепром и новосербской границей – с другой (преимущественно территория современной Николаевской области) площадью 20 948 квадратных км.Территориально находясь ближе других к турецким границам, была мало заселена, а потому не входила в сферу колонизационных проектов Российской империи.

С 1735 г. административным центром паланки было поселение Гард на р. Южный Буг (теперь с. Богдановка Доманевского района). В Гарде находилась паланковая старшина, постоянный казацкий гарнизон и гарнизон пограничной стражи. Гард было местом постоянного пребывания выборного полковника - высшего должностного лица паланки, а также паланковой старшины (есаул, подъесаул, писарь). Здесь же собиралась паланковая казацкая рада - высший орган власти паланки. В своем устройстве паланка сохраняла много архаичных черт. В паланке насчитывалось 373 зимовника и сел, среди них: Соколы (современный г. Вознесенск), Вербовое, Балацкое (теперь в составе с. Христофоровка Баштанского района), Мигея (сегодня село Первомайского района), Корабельное (сегодня село Арбузинского района), Волковое, Харсютин и Громоклея.

Основу хозяйственной деятельности Бугогардовской паланки составляла рыбная ловля и охота. В Гарде находились лучшие рыбные заводы запорожцев. Особую категорию населения паланки составляли лисичники (добытчики меха), они имели собственное куренное устройство, собственного избираемого атамана. Бугогардовская паланка активно поддерживала движение гайдамаков. Паланка была ликвидирована в 1775 г. с уничтожением Запорожской Сечи, а ее земли были включены в состав Новороссийской губернии (1764 — 1783).

Указанную информацию для электронной энциклопедии подготовил А.Н. Павлюк на основании следующих первоисточников: Енциклопедія історії України: Т. 1: А–В / Редкол.: В. А. Смолій (голова) та ін. НАН України. Інститут історії України.– К.: В-во «Наукова думка», 2003. *  История городов и сел Украинской ССР. Николаевская область. — К., 1981. — С. 350-360.  *  Історія держави і права України. Словник термінів і понять / В.В. Щукін, Н.В. Сугацька, А.Н. Павлюк К.: Кондор, 2011.  *   Шевченко Н.В. Козацтво на Миколаївщині (друга половина XV — XVIII ст.) / Н.В. Шевченко // Миколаївщина: літопис історичнох подій. — Миколаїв, 2002. — С. 74-102.   *    Яворницький Д.І. Історія запорозьких козаків. — Т. 1. — К., 1991.

К чему я это все рассказываю. Во-первых, обратите на местоположение завода "Петровка". Во-вторых, олень на печати Бугогардовской паланки очень и очень похож на нашего «черепичного» оленя. Важно подчеркнуть, что олень и копье на печати изображены отдельно. Причем острие копья повернуто вверх и совсем не создается впечатление, что олень ранен или проткнут копьем. Это я говорю к тому, что в исторической и другой литературе, а также в геральдике, сложилось цельное понятие и изображение «олень, пораженный стрелою» («олень, пронзенный стрелой») и оно часто использовалось в гербах.

Обратите внимание на сходство положения тела, ног, головы оленей на черепице и печати. Очень похожи хвосты. Единственное - за черепичным оленем нет копья.

Многие предполагают, что герб (и первая печать Войска Донского), на которых изображен олень, пораженный стрелою, произошел от печати Бугогардовской паланки. Конечно, не исключаем такой вариант. Но по сути своей олень с копьем, находящимся отдельно сзади, и олень, пораженный стрелою – разные символы, отождествляющие разное содержание. Но все может быть: все течет и видоизменяется под влиянием требований наступающего времени. Возможно, что кто-то по определенным соображениям и по мотивам превратил стоящее копье в пронизывающую стрелу… Хотя верится в это с трудом.


Темы оленя-символа в целом и «еленя, пораженного стрелою» весьма обширны. Хотелось сначала осветить их весьма подробно. Но, поверьте, доступной информации по оленям-символам очень много, пройдусь только по поверхности. Олень – весьма серьезный христианский символ, часто сочетаемый с древом жизни и крестом, святой водой, возрождением и борьбой со злом. Весьма известна легенда о святом Евстафии (см. http://www.pravenc.ru/text/187479.html, а также - http://www.gnozis.info/?q=book/export/html/4575).

Об «елене, пораженном стрелою» информация весьма по-разному трактуется. Вы сами можете убедиться, немного полистав страницы всемирной паутины. Обычно говорят, что стрела символизирует постоянную угрозу…

 О гербе Войска Донского (Донского казачества) и о елени можно прочитать здесь -  http://www.heraldicum.ru/russia/subjects/rostov.htm.  –  и здесь http://zemlanin.info/about_people/o-gerbe-donskogo-kazachestva/.

А вот тут http://rslovar.com/content/николай-дик-олень-пронзенный-стрелой – фрагмент книги (Дик Н.Ф. Легенды Тихого Дона: рассказы и повести./Н.Ф.Дик. - Ростов н/Д: Феникс, 2012. - 349 с.), содержащий весьма любопытную информацию о древних легендах, связанных с оленем и Приазовьем.

Интересно вот это – П.С. Поляков. Смерть Тихого Дона. Часть I –  http://krukov-fond.ru/page,14,polyakov_1.html

Обсуждается эта тема на форуме «Казаки России и Украины».http://russiancossacks.getbb.ru/viewtopic.php?f=10&t=3106См. также http://fotograf-1.livejournal.com/75527.html

Легенды Европы и Азии о сострадании и олене – http://www.shield-of-culture.org/viewtopic.php?t=553

Наиболее обстоятельна об олене заметка О. Гапонова  "Новые детали в теме символического описания донского герба" http://dikoepole.com/2012/08/11/gerb_elen_02/.  Размещенные ниже иллюстрации взяты из этой заметки (хотя, понятно, что они тоже откуда-то перекочевали).


Елень - губитель гадов. Сцена из источника "Александрийский Физиолог".



Олени и Древо Жизни и потоки Воды - фреска, Рим



Евстафий (Евстихий) Плакида - католическая икона XII в.



Святой Евстафий. Греческий вариант.



Олень, пронзенный стрелой и вкушающий от древа. «Symbola et emblemata», 1705 г.

Несколько весьма интересных зарубежных заметок:

The Antlered Christ and the Synchronicity Hammer http://mossdreams.blogspot.com/2014/06/the-antlered-christ-and-synchronicity.html Заметка о символизме оленьих рогов: для многих древних народов рога являлись символом духовной власти (растут на голове и стремятся к сфере духа). Регенерация: рога умирают и вырастают снова; каждый раз больше, чем раньше. Визуально напоминают дерево (дерево жизни). Изображение оленя с крестом между рогами - одно из распространенных в иконографии Европы. Такой олень  венчает фасад большой готической церкви Святого Евстафия в Париже.

       Pause to ponder- Three Italian jewels in London https://italiangems.wordpress.com/2014/05/10/pause-to-ponder-three-italian-jewels-in-london/. О картине художника эпохи раннего Возрождения Пизанелло «Видение святого Евстафия". Картина 15-го века изображает тот момент, когда святой Юстас (Евстафий) видит изображение Иисуса Христа на кресте между оленьими рогами, когда он на охоте. Упоминается церковь Святого Евстафия в Риме.










       Deer Drinking http://idlespeculations-terryprest.blogspot.com/2013/11/deer-drinking.html  Обсуждается символ - пьющий олень: "Как олень жаждет потоков воды,так желает душа моя стремиться к Тебе, Боже".




     The deer: symbol of well-being, sacrifice and the divine  http://www.tibetarchaeology.com/newsoctober-2010/.    Олень - весьма распространенный символ благополучия, пожертвования и божественности в Тибете. Очень много оленей изображено в виде пиктограмм и петроглифов в наскальной живописи Верхнего ТибетаТибетские исторические и ритуальные тексты упоминают оленей в различных магических, иконографических и жертвенных ролях. 




 Я почти уверен, что человек, изображавший оленей для наших черепиц  смотрел на образ оленя, уже на чем-то изображенный... Или, по крайней мере, внимательно слушал рассказ другого человека о Великом Олене.

 В заметке использована информация из статьи:

© Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. III. Херсонский уезд Херсонской губернии (в печати).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  Копирование и перепечатка - только с разрешения автора.

Тайны старого клейма. Часть 3.1

Истории о черепичных и кирпичных заводах и заводчиках.

Тайны криворожских клейм


Часть 3.1. Тайна долгинцевских оленей

Буго-Гардовская паланка, Бугогардовская паланка, Кривой Рог, Криворожье, черепица, старинная черепица, Иванов, Братья Ивановы, барон Мас, Петровка, Петровский завод, Николаев, олень, елень, пораженный стрелою, печать, клеймо, символ, козак, казак

 

Их увидеть сразу невозможно, надо

 внимательно присмотреться…

Неоднократно бросая взгляд на старые криворожские черепичные крыши, я пытался угадать смысл слабо выдающихся барельефов на «почке» черепицы («почкой» я назвал треугольное расширение на среднем гребне черепицы; когда черепица находится на крыше, это треугольное расширение находится в нижней части черепицы и «глядит» широким основанием  на зрителя)

Подобие этих неровностей на почках разных черепиц создавало какой-то загадочный ритм. Но, что конкретно было изображено на черепице, в глаза не бросалось и не отгадывалось. Очевидно, думалось или казалось, что это какой-то «замыленный» узор или результат какого-то повторяющегося дефекта при прессовке черепицы. Поэтому задача высмотреть что-то на черепице конкретное витала где-то в подсознании и не была настойчивой и последовательной. А напрасно… Это было удивительно, учитывая, что черепица нескольких заводов Иванова И., его брата Иванова Б., а также совместного производства братьев Ивановых и Образцова Р. сотни раз встречалась и держалась в руках. Может виной тому (ищу оправдание) являлось то, что оговариваемое изображение не всегда выглядело четко и воспринималось как неправильные неровности-выпуклости. Очевидно, это было обусловлено загрязненностью штамповочных форм или их стертостью непосредственно при производстве черепицы (для производства обычно использовался гипсовый формовочный штамп, отливаемый в свою очередь с металлического оригинала).



Вот скажите, можно ли в этих невыразительных неровностях угадать какой-то конкретный образ. При усиленной работе фантазии - можно ! :). 

Загадочное изображение на почке проявилось и превратилось в конкретный образ совсем неожиданно. И произошло это благодаря другой черепице, которая встречается нередко в криворожских краях, но которая привозилась сюда издалека… 

Был  в свое время крупнейший кирпично-черепичный завод "Петровка" под Николаевом (бывший Одесский уезд Херсонской губернии). Завод принадлежал в разное время разным хозяевам. Первоначально заводом, очевидно, владел только Лезевиц И.Е., после совладельцем стал барон Мас В.А., еще позже владел производством только Мас В.А. К сожалению, не могу разместить фото петровских черепиц - заметка и так слишком длинная (пришлось делить на две главы). 

Как-то мне попался в интернете документ об истории завода «Петровка» (ссылка – www.guds.gov.ua/.../3_2004_Xrustenko_P., сейчас ссылка не работает) с достаточно подробной, но несколько недосказанной, на мой взгляд, историей завода «Петровка» (в более сокращенном виде подобная информация есть и на других сайтах Николаевщины): «...Починалося все з того, що взимку 1899 року на замовлення промисловця І. Є. Лезевіци «Технічна контора цегельно-черепичної, гончарної та вапнякової промисловості інженера Фелікса фон Моттоні»  провела на землях графа Ламберта дослідження запасів глини між хутором Карликівка і селом Петрівка. Об’єм запасів було затверджено для виробництва черепиці. Протягом 1899–1900 років було побудовано черепично-цегельний завод І. Є. Лезевіца під назвою «Петрівка». Петрівська глиняна черепиця дуже швидко отримала схвальну оцінку покупців за високу якість. У 1918–1920 роках, за роки громадянської війни, керамічну промисловість на Миколаївщині було повністю знищено…». И так далее история завода описывается до сегодняшних дней.  

На странице http://alaska.biz.ua/news/url/1 приводится следующая информация: «В 1901 г. В николаевском журнале «Керамическое обозрение» появилось рекламное сообщение: «Черепичный завод «Петровка» вблизи Николаева И.Е.Лезевица. Черепица лучшего качества формы «марсельской», коньковая черепица, черепица половинок, кирпич… За короткое время своего существования (1 год) завод успел покрыть 200 000 кв. аршин крыш. Марсельская черепица, изготовленная в начале XX в. на заводе «Петровка», до сих пор покрывает часть старых домов Николаевщины.  Оборудованный по последнему слову техники того времени Петровский завод мог выпускать до 3,5 млн. шт. черепицы разных сортов и форм….».

Вот еще похожее со страницы http://niklife.com.ua/citylook/33708: ... Католический костел Св. Иосифа на улице Декабристов был построен в 1896 году по проекту архитектора Добронравова из красного кирпича в стиле модерн с элементами готики. Именно его облицовочные кирпичи усеяны «печатями» черепично-кирпичного завода А.Ф. Маурера в Николаеве. Позже его арендовала техническая контора Феликса Моттони, чья черепица и стройматериалы разбросаны по всему городу, изредка напоминая о себе во время капитальных ремонтов (черепица Феликса фон Моттони найдена и нами). Именно усилиями этой конторы в течении 1899-1900 гг. был построен другой мощный черепично-кирпичный завод И.Е Лезевица, получивший название «Петровка»...

Но, в указанных первоисточниках (если их так можно назвать) напрочь забыли о бароне Масе. В пользу существовавшей какой-то период времени общей собственности Лезевица и Маса говорит первоисточник http://www.rusdeutsch.ru/biblio/files/beluten1_2004.pdf (Эзау Л.Г. Об историко-этнографической экспедиции «Немцы Причерноморья». Российские немцы. Научно-информационный бюллетень. 1 (37), 2004). Завод «Петровка» здесь упоминается как завод И.Е. Лезевица-В.А.Маса.

Как-то в старом издании газеты «Юг» мне встретилась реклама кирпично-черепичного завода «Петровка» барона В.А. Маса следующего содержания: «Производство марсельской черепицы, разного рода кирпича, как-то строительного, печного, пустотелого, радиального для заводских труб, облицовочных и всяких терракотовых фасадных карнизов и украшений. Адрес конторы завода: Николаев (Херс. Губ.), Фадеевка, д.бар. Маса».

По данным словаря «Немцы России», Петровка, оказывается, была немецким католическим хутором: ПЕТРОВКА (Петерсталь/Peterstal), до 1917 Херсонская губ., Одесский у., Петровская вол. (авт. – Петровская вол. ,очевидно, указана ошибочно); в сов. период Николаевская обл., Варваровский р-н. Кат. хутор. В 20 км к зап. от Николаева. Кат. приход Шенфельд. Черепично-кирп. з-д И.Е. Лезевица и В.А. Маса. Сельсовет (1926). Жит.: 36 (1916), 640 (1926), 492 (1943).

В списках фабрик и заводов Российской Империи на 1912 год фигурирует следующая информация: Бар. Масъ, Влад. Арист. Кирпич.-черепич. зав. Одесск.у., Каренихск. вол., хут. Петровка. Поч.: чр. Николаевъ; тел.: Владимасъ-Николаевъ. Выраб. черепица и кирпичъ. Год. произв. 97,900 р. Двиг. пар. съ ч. с. 100. Чис. раб. 140.

На заводе «Петровка» решил остановиться подробно, чтобы было понимание того, откуда же корни, а вернее…

Черепица завода «Петровка» имеет отменное качество. Выпускалась она с разными текстовыми клеймами (возможно, они были разработаны в разные периоды времени и при разных хозяевах). По всему чувствуется: заводчики стремились, чтобы качество петровской черепицы  не уступало качеству настоящей марсельской черепицы. Выпускался даже вариант с франкоязычным клеймом. Но, следует заметить, что марсельские и другие французские производители сопровождали свои клейма изображением разных символов. Черепица «Петровка» также может похвалиться таким символом в виде...

Итак, как-то рассматривая петровскую черепицу, на ее почке вдруг был замечен... олень… После этого на «ивановской» черепице из криворожских краев также неожиданно легко проявился олень. Если память не изменяет, именно благодаря четкости изображения петровского оленя  был узнан и криворожский более "мутный" его сородич. Позже нашлись криворожские олени отменного качества (что очень редкое явление, я вам скажу :). Олени очень похожи, но не идентичны.


Олень на петровской черепице.



"Проявляющийся" олень на криворожской черепице. 



Еще один "криворожец". Обратите внимание на горы по сторонам оленя, а также положение ног. Горы на петровских образцах черепицы отсутствуют.



Также криворожский олень. Обратите внимание на горы, столетние отпечатки пальцев черепичного мастера на левой горе, а также на смену положения ног оленя, по сравнению с выше расположенным фото.



"Ивановско-долгинцевская" черепица. Есть большие подозрения, что эта черепица производилась не в балке Червоной , как я считал ранее (там был другой "ивановский" завод - в м. Кривой Рогъ), а в Червоных Подах (ранее - х. Поды, в 4 верстах от Долгинцево).


 Этот образчик черепицы - один из наиболее хорошо отштампованных.



 Еще один более-менее хорошо отпечатанный долгинцевский олень. Черепица, видимо, была при жизни чернена. Обратите внимание на окончание нависающей над оленем почкообразного окончания линии, идущей по гребню черепицы. Это - тоже не простой символ. На груди оленя проявляется воротничок.

Изображение оленя встречается практически на всей черепице («марсельского» типа) различных заводов братьев Иванова И. Г. и Иванова Б. Г. (на некоторых особенных типоразмерах черепицы такое изображение отсутствует). Их заводы были в районе станции Долгинцево (х. Поды?), в м. Кривой Рог, на хуторе Ново-Елисаветполь, в д. Радушное (Радушная), в с. Софиевка (пгт. Софиевка), в с. Покровское (г. Апостолово), возможно, в других местах. Изображения все очень похожи, но не идентичны не только по качеству штамповки, но и по форме - производились, очевидно, в разные периоды времени с разными творческими подходами. 

Компаньоном производства братьев Ивановых в Кривом Роге был Р. Образцов, которому принадлежала также строительная контора, находившаяся на улице Почтовой, в собственном доме. Общее товарищество у Р. Образцова  было в разные периоды времени с одним Ивановым И.Г., а также с двумя братьями одновременно. О самих братьях Ивановых известно мало. Единственное, что удалось узнать об одном из братьев, это то, что Иванов И.Г. фигурирует в составе членов присутствия по квартирному налогу в Кривом Роге в 1910 году. 

Наиболее часто в Кривом Роге встречается черепица: «БЛИЗЪ СТ. ДОЛГИНЦОВА Е.Ж.Д.  И. ИВАНОВЪ», а также «М. КРИВОЙ-РОГЪ. ТОВАР. ИВАНОВЪ-ОБРАЗЦОВЪ».  Кроме того, олень встречается на черепице – «Суворов Л.» (местоположение завода не указано). "Суворовская" черепица явно произведена по мотивам «ивановских» оригиналов,  но качество ее весьма низкое: обжиг хорош, но формы, при помощи которых она была произведена, явно были не в лучшем состоянии (черепица как-бы немного «размазана» и «покорежена»).

Откуда "прискакали" петровские и ивановские олени, постараемся узнать во второй главе заметки -

http://blog.i.ua/user/2728055/1736930/

 В заметке использована информация из статьи:

© Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. III. Херсонский уезд Херсонской губернии (в печати).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  Копирование и перепечатка - только с разрешения автора.

До питання збереження зразків народної архітектури Криворіжжя

Обнаружил в интернете случайно одну из статей, посвященных народной архитектуре Криворожья:

Аблець В.В. До питання збереження зразків народної архітектури Криворіжжя. Матеріали Міжнародної наукової конференції «Методичні проблеми пам’яткоохоронних досліджень». м. Київ, Науково-дослідний інститут пам’яткоохоронних досліджень. 19-20 квітня 2012 р. Розділ ІІІ. С. 316-327  http://www.spadshina.org.ua/File/praci_8_part_3.pdf

В опубликованном варианте статьи допущен ряд ошибок, отсутствующих в оригинале (редактор, видимо, поумничал). Например, несколько раз заменено слово "Криворожье" на слова "Кривой Рог" и "город" и т.п. Некоторые фрагменты вообще стали не читабельны. Но, тем не менее, статья не потеряла своей актуальности. Статья с картинками - приятного просмотра :).

Тайны старого клейма. Часть 2.

Заметки о черепичных и кирпичных заводах и заводчиках.
Тайны криворожских клейм

Часть 2. Тайна клейм из д. Елисоветполе и д. Н.Елисаветполь

Корнилов, Елизаветполье, Криворожье, Михайловская волость, Херсонский уезд, Кривой Рог, черепица, старинная черепица, кирпич, кирпичный завод, черепичный завод, фабрики и заводы, дореволюционные заводы, Рева,Бабушкин, Радушное, Радушная, Южное водохранилище, балка Таранова, балка Чабанка.

 

          Все больше убеждаюсь в том, что в визуальном восприятии и дальнейшей трактовке старых клейм (надписей) большое значение имеюn форма и размер букв, точки, пробелы и другие особенности написания...


 


В Кривом Роге и его окрестностях встречается две интересные черепицы, надписи на которых перекликаются между собой. Одна из них – «С. Д. КОРНИЛОВЪ ПРИ. Д. ЕЛИСОВЕТПОЛЕ», другая – «И.Г.ИВАНОВЪ. Д.Н.ЕЛИСАВЕТПОЛЬ». Чувствуете созвучие? Читая и воспринимая на лету клеймо на первой черепице, понимаешь, что речь идет о неком С.Д. Корнилове, завод которого находился в деревне Елисоветполе. Клеймо на второй черепице говорит о заводчиках И.Г. Иванове и Д.Н. Елисаветполе без указания местоположения завода (так, по крайней мере, первоначально наивно воспринял я, учитывая идентичность написания верхней и нижней строки). 




Показалось, что было, мол, два заводчика, один – Иванов (к примеру, Иван Григорьевич И.Г.), известный уже по заводам в других местах, и второй неизвестный господин Елисаветполь (например, Дорофей Николаевич Д.Н.). Может, к примеру, это был потомок Александра Поля, который, чтоб не связывать себя со знаменитым родственником, прибавил к фамилии приставку «Елиса-». Но, как оказалось, не все так фантазерно-просто. Верней – просто, но в совершенно другой плоскости. 

И.Г. Иванов был самым крупным «черепичником» Криворожья, имел  заводы в Долгинцево, Кривом Роге, Радушном, Софиевке и т.д. Сотрудничал в производстве черепицы со своим братом Б. Ивановым и "предпринимателем" Р.Образцовым.  Последний имел строительную контору в собственном доме на ул. Почтовой (пр. К. Маркса).

 «Полузашифрованный» ли это наследник Александра Поля?  Да, наследники А.Н. Поля имели отношение к строительному делу. Они разрабатывали в первом десятилетии ХХ века кровельные сланцы в с. Покровском Весело-Терновской волости (в настоящее время – Саксаганский район Кривого Рога). Товарищество Поля А.Н. и Кочубея С.В. разрабатывало ломки сланцев в том же месте еще раньше – в начале 1870-х годов.

Другие варианты расшифровки строки «Д.Н. ЕЛИСАВЕТПОЛЬ», честно признаюсь, проявлялись очень слабо. Первая буква (в инициалах) «Д» смутно прорисовывалась в слово «деревня», вторая «Н» не хотела говорить что-то предметное. А напрасно…

Просмотр списков землевладельцев Херсонского уезда сразу «убил двух зайцев».

Первый «заяц». Корнилов С.Д. – Корнилов Савва Дмитриевич, богатый крестьянин.

Сразу же второй «заяц» – Корнилов имел свой собственный хутор – Ново-Елизаветполь (!!!) в Михайловской волости, в районе теперешних сел Вольное и Елизаветполье Апостоловского района.


Район расположения земель Корнилова Саввы Дмитриевича.

Осуществим нехитрые превращения. Хутор Ново-Елизаветполь… хутор Ново-Елисаветполь… для солидности или по другой причине – деревня Ново-Елисаветполь… и, наконец, – Д. Н. Елисаветполь.   Ай да шрифты, ай да буквы. Ведь «Н» и сейчас, и в прошлые времена – обычное сокращение приставки в географических названиях – «Ново-»!!!

Но, возвратимся к Корнилову. Он имел надел земли – 282,5 дес. В 1909 году на хуторе Корнилова С.Д. Н.-Елизаветполь было 2 двора и 24 человека. В 1916 году на хуторе проживало 29 человек. Следует отметить, что рядом с х. Ново-Елизаветполь был хутор (экономия) Школьных Г.П. и Н.Г., который в некоторых первоисточниках административно относился к х. Ново-Елизаветполь, хотя и был крупнее его. Хутор Школьных в 1909 г . имел 7 дв. и 35 чел., в 1916  5 хоз., 37 чел. Возможно, наличие двух хуторов придало важность Ново-Елизаветполю и "превращению" его в деревню.

Необходимо отметить, что на землях возле Елизаветполья, да и всей Михайловской волости  было много самых разных Корниловых, и они владели хорошими наделами. Например, особо выделяется Михаил Дмитриевич Корнилов (очевидно, брат Саввы Корнилова). В 1909 году для Корниловых упоминаются такие земельные участки:

д. Елисаветполь. Корнилов Савва Дмитриевич, кр. – 282,5 дес.

д. Елисаветполь. Корнилов Антон Кондратьевич, крестьянин – 180,0 дес.

д. Елисаветполь. Корнилов Михаил Дмитриевич, крестьянин – 300,0 дес.,

д. Елисаветполь. Корнилова Анилина Ивановна, крестьянка. – 323,25 дес.

д. Елисаветполь и Б.Таранова. Корнилов Михаил Дмитриевич, кр. 200,5 дес.

д. Корниловка – Корнилов Михаил Дмитриевич –  1483, 06 дес.

Для информации. Крупнейшими землевладельцами в районе д. Елисаветполь были также представители семейства Бабушкиных:

х. Андреевский при д. Елисаветполь. Бабушкин Андрей Иванович – 1025,5 дес.
д. Елисаветполь – Бабушкин Григорий Иванович – 793,53 дес.
х. Бурлацкий. Бабушкина Ксения Марковна, куп. – 278, 08 дес.
х. Базавлукский – Бабушкин Ив. Ив., куп.
Было также много разных купцов и мещан Рудневых.
Среди населенных пунктов в 1909 году известны:
д. Корниловка (Симоновка) при р. Каменке, 38 дв., 259 чел.
х. Корниловых, 2 дв., 9 чел.
х. Корниловых М. и П. (Горбенков) при б. Таранова, 6 дв., 41 чел.
х. Корниловский на земле Синельникова, 10 дв., 103 чел.
Упомянутый х. Н.-Елисаветполь - Корнилова Саввы (2 дв. и 24 чел.)
В 1916 г . –
х. «Андре» Корнилова М.Д.,  (недалеко от Елизаветполья), 1 хоз., 82 чел.
х. Корниловых бр., 1 хоз., 41 чел., смежно с Ново-Екатериновкой.
д. Корниловка при р. Каменке 37 хоз., 239 чел.
х. Корнилова А.Н., 1 хоз., 23 чел., Елизаветполь  2,5 в.
эк. Меланоевская Корнилова М.Д., 1 хоз., 80 чел., недалеко от Анновки.
х. Ревы-Корнилова М.Д. 1 хоз., 23 чел., в 1 в от Елизаветполя.

Потрясающую информацию могут преподнести старые картографические материалы. Ко мне в руки попал план участка земли землевладельцев К.К. та А.К. Ревва (имен. падеж, в документах упоминается и в написании Рева) 1900 года. План ценен тем, что привязан четко к рельефу и водоемам, которые и сейчас можно проследить на карте. Кроме того, по нему удалось узнать, где была земля Саввы Корнилова.


С землями Реввы граничили: с запада – земли крестьян Радушной, с севера – земли Антона Корнилова, востока – наследников Бабушкиных, юга – Саввы Корнилова.



Напомним, что деревня Радушное (Радушная, Радушна, Лекарево) Михайловская волости в настоящее время  снесена и никакого отношения к современному Радушному не имеет. Современное Радушное образовано возле железнодорожной станции Радушная в 5- 6 км севернее (ниже одна из построек станции).. 





Южное водохранилище. С его образованием исчезло Радушное.

Следы Радушного (Лекарево) и сегодня можно обнаружить на берегах южной части Южного водохранилища. К Радушному мы еще возвратимся в нашем рассказе.

Итак, судя по плану, земля Корнилова С.Д. располагалась на водоразделе между балками Чабанка и Таранова, юго-западнее пруда в балке Таранова, образованного западнее д. Елисаветполь. С западной стороны земельный участок переходил б. Чабанка  подходил к земельным наделам крестьян Радушной. Хутор Н.Елисаветполь на карте Херсонского уезда как раз вписывается в обозначенный участок. Следует обратить внимание, что карте перед словом «Н.Елисаветполь» стоит сокращение «х.х.», что значит – хутора, и это не противоречит  вышеприведенному упоминанию о хуторе Школьных как составной части хутора Н.Елисаветполь.


Балка Таранова широка и живописна.


Ряд последовательного нанесения слоев картографической информации:


Пруд в балке Таранова возле Елизаветполья был и в старые времена. В последние годы он без воды (фото ниже).



Любопытно, что сам Корнилов С.Д. указал на своей черепице  местоположения своего завода – «при д.Елисоветполе», указав наиболее крупный ближайший населенный пункт, к которому «адресно» были приписаны его земли. Деревня Елисаветполь (Великая-Таранова)  в 1916 году имела 66 хоз. и 412 чел.

Но, почему же тогда Иванов И.Г. указал местоположение своего завода – деревня Ново-Елисаветполь ? Вспомним теперь Радушное. Радушное находилось совсем близко – в версте юго-западнее от Н.Елизаветполья. И в Радушном был еще один завод Иванова И.Г. (черепица с клеймом: «NNвановъ. Дер. Радушное.»). Скорее всего, все заводы (один Корнилова и два Иванова) тяготели к балке Чабанка. Здесь удобно было разрабатывать суглинки. Кроме того, судя по ситуации на старых картах, здесь в балке Чабанка, как и в балке Таранова, были пруды. 

Можно было бы говорить, что Иванов поставил «изюминку» в своем клейме – «Н», чтобы не путали его черепицу и завод с «корниловской». Но, все дело в том, что сам хутор Н.Елизаветполь (если не принимать во внимание хутор Школьных) и его земля принадлежали-то другому производителю черепицы – Савве Корнилову. Возможно, это было своего рода ошибочное решение в названии населенного пункта в клейме, и Иванов позже исправился – на черепице «И.Г.ИВАНОВЪ. Д.Н.ЕЛИСАВЕТПОЛЬ» со временем исчезла вторая строка «Д.Н.ЕЛИСАВЕТПОЛЬ».

Второй, весьма вероятный, вариант  Иванов купил производство у Саввы Корнилова, и местоположение указал по реальному местоположению производства. Иванов И.Г. не числился в списках землевладельцев, но был весьма предприимчивым заводчиком, организовавшим несколько производств в разных местах Херсонского и Верхнеднепровского уездов. С сегодняшних позиций можно назвать Иванова И.Г. крупным промышленником, успешно освоившим производство строительных материалов в разных местах Криворожья и в разнообразном ассортименте. О нем и его брате будет отдельный рассказ.



Вид на Вольное со стороны бывшего хутора Ново-Елизаветполье. Вольное основано в 1923 году.



Вид со стороны Вольного на  земли Саввы Корнилова.



Это озерцо вполне может быть остатком бывшего глиняного карьера, откуда глина шла на производство черепицы.



Думаю, что этот кирпич - тоже "дело рук" Саввы Корнилова.

После всего рассказанного и как-будто определенного все равно остается некоторый привкус недосказанности... А можег, все-таки был гражданин Елисаветполь Н.Д.....

К теме Елизаветполья мы еще вернемся. О нем есть еще что рассказать.


P.S. В печатных старых первоисточниках встречается несколько вариантов написания слова «Елизаветполье». Все они сводятся к изменению «з» на «с», первого «а» на «о», а также к исчезновению последней буквы или замене двух последних на одно «е». Я особо не придерживался определенного написания, хотя было стремление сохранить написание согласно исследовавшимся первоисточникам.

 В заметке использована информация из статьи:

© Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. III. Херсонский уезд Херсонской губернии (в печати).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  Копирование и перепечатка - только с разрешения автора.






Тайны старого клейма. Часть 1.

Истории о черепичных и кирпичных заводах и заводчиках. 
Тайны криворожских клейм

Часть 1. Тайна клейма "Г.С."



     
     Мне и Анатолию Березовскому в какой-то мере повезло. Мы попали в Николаевку во время ее активного сноса. С одной стороны, было больно наблюдать, как погибает прекрасное старое село под отвалами развивающегося горнорудного предприятия, как пытаются продержаться в селе последние жители. Но, с другой, нам, как "собирателям" дореволюционной строительной керамики, предоставилась возможность добыть здесь настоящий черепичный урожай. Кроме того, удалось еще застать целые постройки - яркие образцы народной архитектуры южного Криворожья.

      
     Николаевка  и отвал № 2 Ингулецкого ГОКа.

      Николаевка (Николаевка І -ая) была когда-то волостным центром, и ей хотели даже присвоить статус местечка, как Кривому Рогу и Широкому. Об истории Николаевки можно рассказывать очень много, но этому должна быть посвящена отдельная тема. Чего только стоят другие названия Николаевки: Сиромашино, Николо-Козельск, Козельское, Козлы. За ними стоят конкретные исторические "герои"... Но, наша тема - поиски "героя" с инициалами "ГС".
      В Николаевку поступали кирпич и черепица как с местных заводов, так и  с более удаленных частей Херсонской и Екатеринославской губерний. Во многом это происходило благодаря железной дороге. Николаевку  (железнодорожную  станцию Николо-Козельск) железной дорогой (Ингулецкая ветка  Екатерининской железной дороги) соединили с Кривым Рогом в 1901 году. Позже в 1904 г. была построена ветка, соединившая Николаевку с Широким и Апостолово. И сейчас можно увидеть в этих краях чудесные образцы железнодорожного строительства. Кроме того, очевидно, отличной транспортной артерией для поставки строительных материалов могла являться река Ингулец. В Николаевку активно поступала также французская черепица известных марсельских заводов. При этом о возможном кирпично-черепичном производстве в самой Николаевке ничего не было известно. Ни одно из клейм ясного намека на это не давало. В публиковавшихся на то время печатных изданиях о кирпичных и черепичных заводах для Николаевки информации не приводилось.

     Черепица с «таинственным» клеймом "ГС" весьма распространена на южном Криворожье (Широкое, Рахмановка, Николаевка, Старый Ингулец, Зеленое и т.д.).  Черепица "ГС" нередко встречается и в самом Кривом Роге, а также в массиве немецких колоний Заградовка бывшей Орлофской волости. Это говорит о крупных масштабах производства и продаж этой черепицы. Что-то подсказывало: завод должен был быть где-то здесь - в процветавших краях южного Криворожья. Но, черепичный заводчик поскромничал, оставив только свои инициалы, не указав и местоположнения производства, что, надо сказать, довольно редкое явление для дореволюционной черепицы, встречающейся в наших краях. 


     
     Достаточно "скромная" черепица с клеймом "ГС". 

     "ГС"..."ГС"... "ГС"... - кто ты, где ты был.... - развлекалось сознание.... 
     Первые ясные  догадки о том, что завод мог находиться в самой Николаевке, начали появляться, когда на одном из кирпичей в Николаевке проявилось "ГС". 


 
     Клеймо на кирпиче не совсем четкое, что может вызвать сомнения в правильности прочтения, 
но было оно встречено на нескольких кирпичах.

     Шло время. Как-то Николай Владимирович Бабенко мне сообщил, что по данным широковского краеведа Валентина Ивановича Деркача, черепичный завод был у Григория Сидоркина. Но... это же "ГС" !
     Григорий Сидоркин... Где ты был... кто ты был?. Желание до конца раскрыть тайну требовало работы с архивными материалами. Архивы готовили неожиданные сюрпризы...
     Перечни землевладений и землевладельцев Херсонского уезда показали весьма любопытную информацию...
     
      Сидоркин Григорий Федорович, согласно спискам землевладений и землевладельцев Херсонского уезда, был богатым крестьянином. Имел большую собственную экономию при Николаевке I-ой той же волости. Экономия Сидоркина в 1909 г. имела 6 дворов, 35 человек. В 1916 г.  было 3 хозяйства, проживало 129 чел. (114 мужчин и 15 женщин; можно предположить, что основная часть мужчин была задействована на кирпично-черепичном производстве).
     Но, самое интересное ждало впереди. Мне в руках довелось подержать план дачи землевладений Григория Сидоркина, составленный в октябре месяце 1893 года. Кроме того, удалось его привязать к старому и современному картографическому материалу.

  
     План составлен аккуратно, бумага сохранилась отменно.




     Самая главная "изюминка" плана - река Ингулец и ее характерные изгибы. Именно по реке можно 
безошибочно привязать дачу к картографическому материалу и спутниковым снимкам.


     Текст на плане характеризует количественно дачу так: "В этой даче состоит земли: степи годной к пашне и сенокосу 241 1/2 дес., лугу 190 дес., под экономию  1 дес. 1300 кв. саж., под 1/2 р. Ингулец 4 дес., а всего четыреста тридцать семь дес., и сто саж. Кроме того, в этой даче под церковью и двором  2000 кв. саж. и под училищем и  двором 1300 кв. саж." 




     Николаевка на трехверстовке. Обратите внимание на "господский двор" с церковью западнее станции Николо-Козельск. Та же трехверстовка с нанесенным планом землевладения Григория Сидоркина.

    
     Согласно плану дачи, к северной стороне землевладения примыкали земли крестьян села І-ой Николаевки, с восточной - земля Сечеванова, южной -  наследников Рябины, восточной - Григоровича и других. Земли Сидоркина также граничили (в более поздний период времени) с землями крестьян села Скалеватка, землями Екатерининской железной дороги, церковной землей Архангело-Михайловской церкви, землями наследников Черныша).  "Откусила" кусок земли от землевладения Сидоркина, очевидно, железная дорога. Так в 1901 г. Сидоркин  имел 432,5 дес., а в 1909 г  уже 418, 87 дес.
     Надел земли Григория Сидоркина располагался по обе стороны балки Скотоватой. Юго-восточной границей участка являлась река Ингулец. В настоящее время на северной части участка располагается южная часть отвала № 2 Ингулецкого ГОКа, в западной, юго-западно – хвостохранилище Ингулецкого ГОКа. Участок меандры р. Ингулец, врезавшейся с юго-востока в участок Сидоркина, в настоящее время сохранился между указанными отвалом и хвостохранилищем не полностью (меандра срезана спрямляющим каналом). Промежуток между отвалом и хвостохранилищем практически полностью, кроме небольшой северо-западной части, входил в состав землевладения Сидоркина. Улица, разделявшая Николаевку и экономию Сидоркина, совпадает более-менее с бывшим переулком Больничным, бравшим свое начало от подвесного металлического моста через реку Ингулец.

   

     
     На территории земельного участка Григория Сидоркина, кроме его экономии, находилась церковь
с дворовым участком и училище с дворовым участком.



     
      Переулок Больничный проходил примерно по границе землевладений Григория Сидоркина и крестьян Николаевки. Часть строений экономии просуществовала до самого конца жизни Николаевки. Сырзавод также находился на бывшем сидоркинском землевладении. Опять-таки можно допустить, что сырзавод в советское время унаследовал дореволюционное сырное производство Сидоркина. Но на это никаких доказательств нет.


     
     Кусок меандры р. Ингулец сохранился с восточной стороны хвостохранилища (темная "змейка").

     


   
     Тут я немного "намутил" с наложением карт, но сравнивая с верхним спутниковым снимком,
думаю, все станет понятным. Голубое в красной каемочке - земля Григория Сидоркина.
     



     На немецкой карте в районе балки Скотоватой указан кирпичный завод в 1,2 км западнее экономии Сидоркина.
Этот завод, вне сомнений, и был когда-то кирпично-черепичным производством ГС. 







         Это здание находилось на земле экономии ГС (скорей всего, это - остатки училища, изображенного на плане дачи).


     Послесловие 

     Некоторые бывшие жители Николаевки связывают Григория Сидоркина с именем Сиромахи и Козельского, присваивая ему роль управляющего хозяйством у последних. Только отметим, что эти герои жили в разное время. ГС был самодостаточным хозяином со своей экономией и черепично-кирпичным производством. Хотя, возможно (но маловероятно), мог одновременно выполнять роль управляющего у кого-то из других землевладельцев.

     Ничего на этой земле от Николаевки и от экономии Григория Федоровича Сидоркина в эти дни уже не осталось. Но крыши многих домов в селениях Криворожья и Северной Херсоншины продолжает накрывать, как и сто лет назад, вековая черепица с таинственным для многих клеймом "ГС". 
  
      Автор будет благодарен всем жителям бывшей Николаевки и краеведам, кто сможет дополнить приведенные в заметке сведения. Меня можете найти здесь, а также в "Фейсбуке", "ВКонтакте", "Одноклассниках". Конечно, хотелось бы посвятить истории Николаевки отдельную заметку.




     Один из чудесных дворов уже исчезнувшей Николаевки.


В заметке использована информация из статьи:
© Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. III. Херсонский уезд Херсонской губернии (в печати).

© Текст и фото – Аблец Валерий Викторович.  Копирование и перепечатка - только с разрешения автора.
     

 




мысли. Kryvyi Rih, je t'aime!

Я люблю свою родную землю. Я люблю свой город. Я привязан к нему, я что-то от него унаследовал. Замечаю это не в первый раз. Мне кажется, что города влияют на характер, на повадки горожан. Я родился в Кривом Роге и большую часть жизни провел именно здесь. 


Владимировская дача (дополнение к заметке "Золотые ворота")

       В заметке "Золотые ворота" я уже кратко затрагивал тему Владимировской дачи или Владимировского лесничества, которое находится к югу-западу от Кривого Рога в Николаевской области (Владимировка находится в 7 км западнее от Владимировской дачи). Еще одно название лагеря - Владимиров.


В центре достаточно размытой картинки - лесной массив Владимировская дача. Слева на границе фото - Владимировка. Сверху над лесным массивом - село Заря.


        Мои достаточно смутные представления о жизни молодых немцев-меннонитов, проходивших альтернативную службу в этом лесничестве, конкретизировались в конкретные образы благодаря Виктору Петкау, переславшего мне по электронной почте  достаточно редкие фотографии. Он, в свою очередь, обнаружил их на сайте Бетель-Колледжа в Канзасе (США)  http://mla.bethelks.edu/metadata/numphot.php. Очень серьезный фоторесурс, содержащий много фотографий, в том числе эпох дореволюционной России и довоенного СССР.

       Напомню, что Владимировский лесничий (лесной?) лагерь создан в 1882 году и располагался к западу от массива колоний Заградовка. Лагерь был рассчитан на 131 человека. Площадь лагеря составляла 3000 десятин земли, из которых 1900 десятин были засажены деревьями. Лагерь имел большое хозяйство, здесь разводили скот, 120 десятин были отведены под огород. В свободное время рекруты играли в оркестре. Лагерь перестал существовать в 191(Фризен Руди).

История возникновения лесничих лагерей в России приведена ниже из первоисточника: Фрізен Руді. Менонітська архітектура. Від минулого до прийдешнього. Пер. з англ. - Мелітополь: TOB "Видавничий будинок Мелітопольської міської друкарні", 2010. 660 с.

     


Музыкальный павильон (на заднем плане) и гимнастическое поле.


Полевые работы по уходу за насаждениями.


Дружным строем на работу. 1913 год.


Полдень. Обед.



Парни с Владимировского лесничества. 1895 (Вознесенск находится в 125 км западнее Владимирской дачи).


Владимировский лесничий лагерь в 1910 году (фото из книги Фризена Руди). Вполне может быть, что эта казарма сохранилась, скорей всего, в несколько ином облике.

Фрагмент об истории возникновения лесничих лагерей из книги Фризена Руди:

Від самих початків проживання у Росії меноніти змушені були переглянути найважливішу засаду своєї віри - непротивлення злу - і йти на певні компроміси. Маніфест 1762 p., підписаний Катериною II, гарантував усім іноземним колоністам, у тому числі і менонітам та їхнім нащадкам, звільнення від військової повинності. Але, коли у 1812 війська Наполеона напали на Росію, уряд звернувся з проханням до колоністів про фінансову допомогу. Незважаючи на те, що не всі вони погоджувалися її надавати, у колоніях почали збір коштів. Під час Кримської війни у 1853-1856 роках менонітів просили надати підводи та фурманів для перевезення амуніції та харчування на фронт. З фронту, у свою чергу, тими ж підводами вивозили поранених солдатів, за якими доглядали у колоніях. 

Менонітська община підтримувала державу, надаючи фінансову допомогу та організовуючи великі благодійні акції. Керівників менонітської громади неодноразово нагороджували орденами та медалями за вклад в оборону країни. Після закінчення Кримської війни, в якій Росія програла, новий цар Олександр II (зійшов на трон після смерті свого батька Миколи І) ініціював у країні ряд соціальних та військових реформ. Період його правління увійшов в історію як "Великі реформи 1860-1880". За царя Олександра II було скасоване кріпацтво, відбулися зміни в системі адміністрування, введено новий карний кодекс. Влада намагалася зрівняти усіх царських підданих в правах та обов'язках.

Колоністи втратили свій привілейований статус, особливо в частині проходження служби у війську. У 1870 р. уряд видав новий закон, який зобов'язував усіх громадян імперії до військової служби. Закон вступив у силу в 1874 р. Керівники менонітських громад сприйняли закон, як найбільшу загрозу їхнім релігійним засадам. Розпочалася масова еміграція менонітів до Канади та США. Зважаючи на це, уряд скерував до менонітських колоній генерала Тотлебена - героя оборони Севастополя у Кримській війні. Тотлебен мав провести переговори із старійшинами та домовитися про компроміси. Менонітам запропонували альтернативу: службу у війську замінити роботою у ремонтних майстернях, пожежних бригадах, або в урядовій програмі збереження лісу. Колоністам найбільше підходило останнє. Єдина вимога, яку вони висунули - безпосередній менонітський контроль за виконанням програми, згідно з якою меноніти мали опікуватися лісами у південній частині Росії: дбати про збереження лісу, висаджувати розсадники, експериментувати з фруктовими деревами. До закону про обов'язкову військову повинність включили пункт про менонітів.

У 1881 р. до лісницької служби покликали перших новобранців. Щороку молоді люди відповідного віку та статусу проходили навчання у спеціальних центрах, а потім скеровувалися на лісницьку службу, термін проходження якої тривав чотири роки, а після 1907 р. був скорочений до трьох. Менонітські громади також фінансово відповідали за побудову та діяльність лісницьких таборів. У перші три роки було збудовано три табори. Згодом - ще п'ять.

Уряд надавав грошові позики на будівництво таборів, а також виділяв землю під пашню та пасовища для худоби. Кожний лісничий діставав платню - 20 копійок денно. Менонітські громади фінансували одяг та провіант для лісничих. Перші видатки на будівництво таборів становили 165 000 рублів. Доходи від діяльності таких таборів у перший рік сягнули 126 000 тисяч, а у 1913 р. збільшилися до 347 000 у рік. Кошти на покриття видатків йшли з введеного у менонітських колоніях спеціального податку. Спочатку він становив один рубель від особи та 46 копійок за десятину землі. Пізніше податок ввели і на інші форми власності. Спеціально створені комісії оцінювали власність і відповідно до цього назначали податок. За збір його відповідали менонітські місцеві адміністрації. Перед початком Першої світової війни система збору податків стала ще строгішою.

Уся діяльність лісницьких таборів контролювалася спеціальними менонітськими комісіями, які співпрацювали з урядовими інституціями та релігійними менонітськими громадами. У кожен табір було призначено капелана-скарбника, який наглядав за тим, щоб адміністрація виконувала свої зобов'язання стосовно менонітів. Капелан також опікувався духовним життям молодих людей. У деяких таборах були окремо капелан та управляючий. Туди часто приїжджали проповідники. У таборі обов'язково працював лікар.

Хоча лісницькі табори були альтернативою військовій службі, ними управляли, як військовими підрозділами. Тут формувалося відмінне від щоденного життя суспільство. Молоді люди протягом кількох років були відірвані від батьків та дівчат. Управляти такою великою кількістю людей, зібраних разом у їхній найактивнішій порі життя, було нелегко. Нерідко новобранців ображали або піддавали принизливим ритуалам посвячення". Разом із тим, молоді люди різного соціального походження, релігійних поглядів та виховання мали дуже рівні умови перебування.

Табірне життя дисциплінувало. Чоловіки проживали у бараках. Відлучення їх з табору дозволялося лише за згодою керівництва. У розпорядок дня входило щоденне марширування, а лісничим надавали звання, на взірець армійських. Під час виконання обов'язків рекрути носили форму, яку розробило Міністерство лісного господарства. На мундирах добре вирізнялися звання. У кожному таборі був головний лісничий, звання якого прирівнювалося до капітана війська. Його помічник мав звання, яке відповідало званню лейтенанта. Ці люди назначалися урядовими установами. Старшого над новобранцями, призначав головний лісничий, або обирали самі рекрути. Він відповідав за виконання рекрутами наказів командирів та за дисципліну у бараку. Наприкінці дня він звітував головному лісничому про виконану за день роботу. Ще кілька рекрутів обирали старшими загонів. Табір об'єднував цілий комплекс будинків. Найчастіше бараки були поділені на кілька великих спалень. У них також містилися: їдальня, де проводили і релігійні служби, бібліотека, невеличка кімната командира, кухаря та пекаря. У спеціально відокремленій частині проживав капелан-скарбник з родиною. Перед початком Першої світової війни лісницькі табори та умови проживання у них значно поліпшились. До 1914 р. службу у таборах пройшли 1 200 менонітів.

Однак з часом у менонітській громаді, і не тільки, почали вголос виголошувати сумніви щодо практики такої служби. Як мінімум один раз перед 1914 р. це питання порушувалося у Думі, однак не було прийнято жодних змін. Менонітські общини мали великі сумніви щодо духовного благополуччя молодих чоловіків у та.ких таборах. Особливо наполегливо про це повторювали релігійні лідери громад. Вони наголошували на тому, що деякі молоді рекрути навіть не були хрещені, а більшість були неодруженими. Деякі проповідники, які часто перебували у таборах, як наприклад, Яків Г. Янцен, піддавали критиці не тільки систему таборів, але і сам факт альтернативної військової служби, вважаючи, що це особиста справа кожного молодого меноніта. Дедалі частіше критикували і систему збору податків та всезростаючих сум, що йшли на утримання таборів.

У той час виникла ще одна альтернатива військовій повинності. Нею була медична служба, яка скоро стала дуже популярною серед молодих менонітів. Уже в роки російсько- турецької війни (1904-1906 pp.) багато менонітів доглядали поранених та хворих. Їхню діяльність неоднозначно оцінили старійшини менонітських громад. Незважаючи на це, у період Першої світової війни багато менонітів працювали санітарами. Цю службу організовували невійськові інституції, такі як: Червоний Хрест, Всеросійська земська асоціація та Об'єднання російських міст. 

Багато менонітів служили санітарами медичних поїздів на німецькому, австрійському фронтах, а також на Кавказі. Інші несли службу на кораблях Чорноморського флоту, а також у госпіталях Москви, Петербурга та Катеринослава. У зв'язку з військовими діями збільшилася кількість менонітських рекрутів. Ті, які колись служили у лісницьких таборах, переходили на ремонт доріг та інші роботи, що було необхідно виконувати під час війни. Усього на альтернативну службу було взято близько 14 000 менонітських чоловіків, половина з яких працювали санітарами. Хоча в обов'язки менонітів не входив ремонт госпіталів, деякі з них ініціювали модернізацію медичнихчастин,у яких служили. Прикладом міг служити адміністративний центр медичної служби Всеросійської земської асоціації, що на Тищинській вулиці у Москві. Центр розмістився у приміщені колишньої фабрики. У ньому були бараки для менонітів-санітарів. 

У 1915 р. меноніти, які мали інженерну та технічну підготовку, розробили план модернізації бараків, який знайшов підтримку російських урядових інституцій. По периметру стін бараків були змонтовані нові двоповерхові ліжка із спеціальним підвищенням, що давав зручний доступ до верхніх ліжок. Біля кожного ліжка меноніти зробили індивідуальні шафки для одягу та шухляди для дрібних речей та взуття. Кожен санітар мав окремий відкидний столик з місцем на писання. Дерев'яні частини меблів були полаковані, а металеві - пофарбовані чорною фарбою. У приміщенні встановили електричне освітлення. Опалювалися бараки шляхом спалювання вугілля та дров у великих круглих печах. Меноніти також реконструювали пекарню, де збудували великі печі, викладені зсередини та ззовні голубими голландськими кахлями. Будівельні матеріали надавали менонітські громади. Центр став набагато комфортабельнішим. Для санітарів закупили добротну уніформу, продукти харчування були високої якості. Під час огляду членами військової комісії один з російських офіцерів вигукнув, що ці санітари живуть у кращих умовах, ніж російські офіцери. Навіть тут проявився менонітський підхід до порядку, мудре керівництво та підприємництво, які були характерні для менонітів у всіх аспектах їхнього життя. Видатки, які менонітські громади витрачали на утримання лісницьких таборів та менонітів-санітарів, росли з року в рік, особливо у період Першої світової війни. Для громад вони ставали непосильним тягарем. У 1917 p., враховуючи інфляцію та девальвацію, менонітські громади на альтернативну службу витрачали по 100 000 рублів на місяць. 

Після скинення з престолу царя, і початку революції та громадянської війни, молоді меноніти повернулися додому. У період нестабільності в країні лісницькі табори не могли діяти. Деякі з них відразу конфіскували радянські органи, інші просто ліквідували, або закинули. Однак, лісницькі табори були альтернативою військовій службі для менонітів аж до 1936 p., поки не була затверджена Сталінська конституція з її обов'язковою військовою повинністю для усіх без винятку громадян СРСР. Чи використовувалися колишні лісницькі табори з іншою метою у радянський період - невідомо.

Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья.


Кирпич, черепица, дореволюционный завод, Кривой Рог, Криворожье, Украина, кирпичное производство, старинная черепица, старинный кирпич,old brick, antique tiles, tuiles antiques, vieilles briques, tuilerie

1. Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. I. Общие положения // Вісник Криворізького національного університету. Збірник наукових праць. Випуск 38. 2014. С. 29-35.

http://vk.com/doc-7039220_397168068?dl=d7230e7f001f8f..

2. Аблец В.В., Березовский А.А., Аблец Н.С. Кирпич и черепица дореволюционного Криворожья. II. Верхнеднепровский уезд Екатеринославской губернии // Вісник Криворізького національного університету. Збірник наукових праць. Випуск 37. 2014. С. 138-144.

http://vk.com/doc-7039220_348371430?dl=dfc1209b3c25e7..


 Всего 5 статей, посвященных дореволюционному производству кирпича и черепицы на Криворожье: 1 - Общие положения, 2 -Верхнеднепровский уезд, 3 - Херсонский уезд, 4 - Александрийский уезд, 5 - немецкие колонии. Общие положения вот-вот должны быть опубликованы.