хочу сюди!
 

Татьяна

46 років, діва, познайомиться з хлопцем у віці 37-52 років

Замітки з міткою «переводы»

из Ашика Умера (мурабба -22 , том 2) пер. с кртат.-мой

Боже, мудростью своею освети же душу мне,

инда в свете шумном, буйном дай богатства, блеску мне,

инда в битве с иноверцем дай отваги, силы мне,

инда над текушим часом господином быть дай мне.

.

То,вселенну озирая , обойду сей бренный мир,

то, упившись, упадаю,- без меня вершится пир,

то ,вервьём подпоясавшись, волокуся нищ и сир.

Мне в миру пустом, обманном  к небу двери отвори.

.

Инда рифмой занимаю многотрудныя пути,

инда годы разменяю- ни копейки не найти,

инда мерю со смиреньем ко святым местам пути,

инда в нелюбезных странах, хворь, увы, нашлёшь мени.

.

То средь благ жизнь коротаю, о хвага, Господь, Тебе,

то богатством заедаю бедняков, хвала Тебе,

птицей счастья воспаряю с божьих рук, хвала Тебе,

то в позор меня свергаешь, не сдержавшего обет.

.

То, покаявшись, возвышусь над невЕденьем, взмолюсь,

то снадОбья молодыя отыщу, приму, -взмолюсь,

то, над гОдами пустыми поразмысливши, взмолюсь.

Меня выбери из лучших- Тебя снова восхвалю.

.

Мой Господь. до издыханья веру в сердце сохраню,

будь же милостив всечасно, Совершенного молю,

приложивши к сему руку, да объятья отворю.

О, хвала Тебе, Великий, укрепи меня, молю.

из Ашика Умера (мурабба -2 из второго тома)- пер.с кртат. мой

.

Помогите! Девы юной только след остался мне,

локонов благоуханье, блеск очей остался мне.

Что мне делать? Только с горя мне осталось опьянеть...

БрОвей грозных выраженье, блеск очей остался мне.

.

Воспылав любовью истой, муки зверские терплю,

позабыт и позаброшен, о свидании молю.

Снова- соль на раны крошкой, сердце памятью язвлю.

Твоих щёк припомню розы... Только сон остался мне.

.

Дева средь врагов заклятых чару мне преподнесла,

молча приняла глумленье, вражьи, грязныя слова...

Не забыть  мне боль бесчестья- всё душа моя снесла.

Бриллиант воспоминанья, в ране нож остался мне.

.

О, Умер, не разглагольствуй о прекрасном лике девы,

чей секрет сокрыт-упрятан в омуте зрачка под веком,

тайна чья в земле укрыта , неподвластна слову-ветру,

вечно юной беспощадный взгляд манящий как во сне.

Міхай Емінеску "Спів лявтара"(пер. з рум.-мій)

_прим.пер.: ЛЯВТАР = мандруючий музика.

______________________________________________

Приповідка бідолашна

незбагнена тут ніким,

крізь століття марні тАщусь

як прокльон єретиків.

   Я- розбита в камінь лира,

   я- горлаючий з пустель,

   тяжкий сон важкий як гиря-

   не до квітнучих осель.

Тихо змерзлими вустами

миро сьорбаю святе,

ніби з крИжаного ставу

лебідь білий воду п"є.

   Смерті чорну глиб вітаю,

   дУмок трІпаю моток:

   був орлом на скелі краю-

   стану цвИнтарним хрестом.

Де літа житяя моЄго?

НАщо віщі словеса?

Нащо вім закони неба?-

в тлУмі лЮдськім завше"м сам!

    Розум- тяжчий хрЕстной ноші;

    парка палить мій талан.

    Чуйте, бачте: ось, голОшу

    крізь агонії туман.

Господь душеньку візьмЕ-но:

лист останній закружив.

Пригадайте будьте мЕне,

бо і я між світом жив.

из Ашика Умера (мухаммес-7, том 2) пер. с кртат.-мой

Один прекрасный брадобрей меня ума лишил:

точило-чирк, булат блестит, а бритва Остра-вжик,

мою пропащую башку к себе расположил.

Остановился солнца бег, покуда меня брил.

Без брадобрея, без любви, небритым, ах! ходил.

.

Необычайный человек, бровей тугая плеть:

мне грудь пронзил любовных стрел, волосьев острых смерч

мой разум вмиг разоружил: сказать я ль в силах "нет"?

Остановился солнца бег, покуда меня брил.

Без брадобрея, без любви, небритым, ах! ходил.

.

Мой брадобрей открыт и чист, он тополя стройней.

Блести влюблённая башка- мир отразился в ней.

Мятётся нежитью душа- но зеркалу видней.

Остановился солнца бег, покуда меня брил.

Без брадобрея, без любви, небритым, ах! ходил.

.

Умер, твой череп ублажён, под солнцем воссиял...

Но плачут днём, вопят всю ночь влюблённые сердца:

прочь из души, и с глаз долой- тебя им не понять!

Остановился солнца бег, покуда меня брил.

Без брадобрея, без любви, небритым, ах! ходил.

++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Синтаксис- разговорный. Надо ,чтоб в каждом предложении были и подлежащее, и сказуемое. Но тогда не уложился бы в строфу!==== прим.перев.

Мустафа Джевъэрий "Сладость и мучение"(пер. с кртат.-мой)

.

Свихнулся от любви, куда податься:

в пустыню, в горы, в степь по бездорожью?

В саду аллаховом в любви признаться:

тюльпану, гиацинту, алой розе?

.

Не от страстей ли мучают болезни?

Меж гор хожу, на перевалы лезу.

Я от Любимой отделён отрезан:

по умыслу, невежеству, нарочно?

.

Созрел коли, стихи сложи узором,

оставь автограф на просторе божьем,

рисуй пером на ясном лике Солнца:

ресницы, родинки ли , черный локон!

.

Джевъэрий: чем наш уговор упрочить,

Любимый Друг, кому твои щедроты?

Что мне судит страданий грозди:

закон ли , состояние ли, орден?

__________________________

в первой строчке, последнего катрена- подпись автора;

"закон"-  тут-закон ,по-видимому, мирской; "состояние"- положение автора в обществе; "орден"- иерархия (ценностей? чинов?)- прим.перев.

Махтумкулі "Де ти, воле?"(пер. з узб.- мій)

.

Доле ,вела ти- і кинула в пастку,

світло зіниці, а де ж моя воля?

Видерла серце- віддала собакам,

шаху мій башти, а де ж моя воля?

.

Медові думи отрутою стали.

Зморшки чоло моє хоре приспали.

Сили покинули,очі запали.

Ти є молитвою. Де моя воля?

.

Селем грунти тІкли-стали пісками.

Камінь- на стіни, а стіни- на камінь.

Страсть обернулася на покаяння.

Звабо сердешна, а де ж моя воля?

.

Доле, до герцю тебе би"м покликав:

гопом піддамся, а вивертом смикну,

псюрі згодую, на звалище кину.

Папороть ніжна, а де ж моя воля?

.

Чуяли вуха- а відповідь глУха:

гори- на камінь, а з камнів- затруха.

Мулли- невігласи. З Книги- окруха

розум посіла. А де ж моя воля?

.

ЗЕмлі обличчя туманом укрила,

доле ,кажи: чИя милість, і сила?

Ба, ФірагІй, ти юж Небу немилий,

чесний і гідний... А де ж моя воля?

.

__________________________________________

прим.перекл.: Фірагій- псевдонім Махтумкулі.

Б.Чобан -заде "Папаху обмываем" (пер. с кртат.-мой)

Аэроплан в спокойном небе петли вяжет.

А мы чаи гоняем, кофе тянем.

- Куртиев урожай за тыщу продал.

- А Менбариев весь в долгах по горло.

- А тот мужик , сидит наапротив, кто есть?

- Кадыров компаньон, Эльяшев Мордка.

- Азиз Кылчора пыль в глаза пускает.

- Со мной все пьют, меня и уважают?

Решают попросту с шутейным жаром,

им сто чертей знакомы, парочка шайтанов.

Державный вид- прикид, апломб кишлачный.

Всё- походя, да со смешком, - не жалко.

- Марусей звать вот эту кралю, глань-ка.

Тугой бумажник- милая гулянка.

- Сеидамет, а ты- ходок! Разведал?

- Приятель, прекрати. Уж надоело.

Таких страдальцев, вроде нас, немало.

Сервер-крутой вошёл  хмельной в развалку

в тужурке кожаной, карманы-складки,

штанищи-галифе, кумач в обтяжку

в гармошках-сапогах блестящих всмятку.

- Селям!

- Алейкум, господин паныч, заходьте!

- Папаху приобрёл- смотрите, звери.

- Мудак, украл небось, не ври. Не верим.

- Где взял? Почём? Продай, братишко!

- Не лапай. У Абрама, двадцать с лишком.

- Такую же, но чалую, пошил за сорок.

Скукожилась.За десять, даром, прОдал.

- айды, Сервер, а чтоб тебя..., брателло.

- Что ждёте? Магарыч с меня, такое дело!

- Раз купил папаху, должен выпить с нами.

Для друзей не жалко- пусть враги повянут.

Хозяин тут как тут, из табакерки чортиком:

- Пожалуйте, любезные, сидайте, всё готовенько.

Шашлык с угольев, голубцы, биточки.

Живей салат-малат, давай, кроши листочки!

- А ну, ситра подай, того, бутылок пару!

- Смотри, упаришься, хозяин. Кликни Дашу.

- К столу прошу!

сказал Сую-ага, шеф-повар.

- Кто опоздал- тому нет плова. ...Всё. Готово!

- Сервера знаешь, Даша? Нет, не знай? Ааатлична!

- Ну, за твои, Сервер! по первой... ишь ты!

- Татарин папахой спасётся от пули, ты веришь?

И сабля не тронет, и зверь- отмахнётся от смерти.

- Сравнил же! Папаха-калпак перетянет

хоть тысячу шапок. Ну, грянем!

Хозяин тормошит Сервера, липнет.

- Вам будет.

Тот не чует. Лихо.

На полусогнутых крадётся, чую нюхом

сульман- семинарист слегка под мухой.

- Здоровые будьте, Сервер- эфенди, многая лета.

В личности вашей- залоги татарских культурных свершений.

Я тут на минутку, я только намаз совершивши-

и ,вас увидавши, очистился преобразившись.

- Заходи, Сульман- эфенди, заходи, садись-ка.

- Догоняй, Сульман- эфенди. На стакан, вот миска.

-  Я не пью. Покушать трошки: шашлычку, биточка...

_Что за тонкая натура: не студент, а кошка!

-...В калпаке..., ехидно вставил старый Иван- повар.

 Кобете, шашлык , биточки разом в водке тонут.

Литаврит музыка струнами, трубами.

"Ну, будьмо"- плюнули , рукавом занюхали.

- Налей, не жадничай, плесни рюмашечку.

- На посошок, Сервер, последню пташечку.

Пошли , хорошие, пора заканчивать.

Воспряли, дружные, слегка набрякшие.

"Носи хохол мой чуб, папаху сизую,

рази врага копьём , на кол нанизывай".

"Воображенье" Эшреф Шемьи-заде (пер.с кртат.-мой)

Порой весенней навзничь без сознанья ,

тоскливым песням вверив безнадёгу,

лежал бы на лужке зелёно-алом

ростком увядшим у пруда сухого...

.

...Зелёной живью наберусь-проникнусь-

воспламенится горизонт рассветный.

Зазеленнет дух мой, заярится-

повычищу тоску из недр сердечных.

.

Воображенье вывело в поэты.

Пожалуй, напишу вот эти строчки-

в огне любви заполыхают цветом

побиты градом нежны лепесточки.

.

Но в сердце молодом пылают страсти,

безжалостные, дерзкие стремленья.

Но мельтешат-юлят перед глазами

ядрёны, страстью пышущие девки.

.

Для них, надежд, порывов, идеалов

моё перо обильно , буйно брызжет.

Гони из сердца пошлые примары,

скелет с косою смерти чёрной, низкой.

.

Рассета алого хвостата плётка

кропит лучами, заревом ряснится.

Роса сочится по нагретой ветке,

конец пера чернилами лучится.

"Дунай разлит" Б.Чобан-заде (пер. с кртат.- мой)

Дунай разлит, бурлит река и злится.

В округе стены и мосты размыты.

Столкни опоры волн рычащих хором!

Свали мосты под треск опор и грохот.

Народ умолк под гнётом тяжкой думы.

"С рекою что?"- в обиде тонут души.

Уж семь десятков лет Дунай покорен,

не рушил дамбы диким пенным морем.

Твои глаза лучатся- ты свободна.

Мосты страданий смыты половодьем.

Река урчит, вгрызаясь, валит кручи.

Смущён убытком мещанин дремучий.

Души заржавленные скрепы треснут!

Столетние опоры просят смерти!

Я так же рвусь на волю, разливаюсь,

законов кандалы долой срываю,

из вечной тесноты прудов застойных

ручьём в поток широкий, дальше в море.

Устану в битвах- погребут в степи ковыльной,

"Мир праху..." - начертают на плите могильной.

За мной придут упрямые потомки,

построят храм небес на грунте твёрдом!

взойдёт трава, распустятся тюльпаны,

младые племена взрастут над нами.

Иные племена придут незваны.

В ночи глухой о сушу волны грянут.

На берегу пологом, преклонив колени,

Дунаем омываю лоб. Прозрев, немею.

__________________________________________

в конце, последние четыре строчки, я отошёл от оригинала. зато- сколько аллитераций, какая звукопись!----------------- прим.перев.

Ингеборг Бахман "От края, речки и прудов" (перев.с нем.- мой)

продолжение

___________________5____________________________________________________

Кто знает, краю ГДЕ предел положен,

колючка, вышки сосны стерегут?

В лесной родник бикфордов шнур уложен.

Находят лисы динамит в стогу.

.

Что ищут звери у земных изломов?

Слова? Увы, мы их в устах храним.

ЯзЫцеми нам говорится рОзно,

А смысл, пусть сокровенный,- всё ж делИм.

.

Пусть Там секут шлагбаумы дорожку-

привет Здесь делим, и ломаем хлебъ.

Охапкой неба и землицы крошкой

на КПП мигранты метят след.

.

И в Вавилоне , было, свътъ мешался.

Язык отрос твой, мой же, чуешь,- нет.

Гнусавили, сипели шепеляво,

а выходил библейский "шибболет".

.

Нас с малолетства Имена взлюбили.

Со Знакомъ Рукописнымъ дружен Гласъ.

Снег - уже не "белое", что "сверху сыплет",

Снег - тишина, что покоряет нас.

.

Что срОдни нам- разделы пОлнить дОлжно,

похожее, будь сказано стократ.

Границы в воздусях и по грунтАм ничтожат,

рубцуя разом, ночь и снегопад.

.

А мы стремимся молвить понад мЕжи,

хоть режет слово не один кордон,

переступать через тоску о прежнем,

роднясь с созвучьем, обретая дом.

_______________________________________________6_____________________________

Убойный день грядёт дробя ножами.

Неясный звон несёт рассветный бриз,

и брызжет кровью фартуки крахмаля

у стада расположенных мужчин.

.

Удары крепче, с каждым разом метче.

ПенЯтся морды, языки плывут.

Сосед солИт, горошком чёрным перчит.

Всю тяжесть жертвы боги обретут.

.

Здесь мёртвым -колыбельнее и краше,

чем тем живым- им кровь-то нипочём.

Поболе жизни на безменной чаше,

не на пуды убоя счёт идёт.

.

Тут мчатся псы с горячими губами

и требухой, на ней парует кровь,

пьянея в дым, рыча вокрест и скалясь,

приходуют ненужное добро.

.

Прибой крови - к щекам, затем- веснушки,

что первый стыд- свидетели вины,

от требухи кровавыя порнушки,

предтечи неминуемой войны.

.

Мослы и плоть убитых- уже слАдки;

-Души страданья сдавленной -горькИ.

Прадавний плат на позабытой прялке

слюной давно заткали пауки.

.

Глаза слезятся. Годы утекают.

Торкает брови чёрные мелок.

А из лугов скелеты проступают-

на них бессмертник сухо отцветёт.

(продолжение отпечатаю через дня три- прим. перев.)