хочу сюда!
 

Татьяна

32 года, водолей, познакомится с парнем в возрасте 30-45 лет

Заметки с меткой «я пишу»

Я буду жить


Не так смерти боюсь, как жить хочу (с)



Сердце стучит: "буду жить, буду жить"
Буду я жить и сквозь боль улыбаться,
Буду наивно-беспечной казаться,
Каждой минутой своей дорожить.

Жизнь воспеваю, жизнь я люблю
Наперекор всем смертям и болезням...
Нет, ничего не бывает полезней,
Чем, уцепившись висеть на краю.

Там на краю, за которым  другой
С блеклым и страшным своим дуновеньем,
Мир, словно, пылью покрытый забвеньем
И обещающий вечный покой.

По миллиметру в бреду/наяву, 
Ногти срывая, к небу тянуться,
Что бы воспрянуть, что бы вернуться,
Что бы понять и поверить - живу!

Хранитель Памяти



     Однажды вечером отключили свет. Внезапно и очень не вовремя. Сережка дошел почти
 до седьмого уровня, неистово  сражался  с боссом и победа была практически в кармане. А тут на тебе... Мальчик удивленно и обиженно посмотрел на темный монитор. Ну что вот теперь делать? Считай пропал вечер. Сережка в сердцах пнул шкаф, шкаф  в ответ рассержено заскрипел. Ага, не нравится и Сережка еще раз пнул шкаф. Вдруг откуда -то сверху свалилось что-то темное и тяжелое, едва не задев его лохматую макушку. Мальчик от неожиданности сел на пол. Рядом лежал большой альбом с  фотографиями. Старый, потертый, с позолотой на уголочках. Сережка осторожно тронул  его обложку и  услышал. 
- Привет.

Одуванчики



В траве - веснушки, нежные  цветочки
Не ведая ни горести, ни зла
Сплетались в золотистые веночки
И в них весна и пела и жила...

Изверились, устали, поседели,
Изрезаны осколками, пусты
Быть сильным тяжело на самом деле,
Втоптали берцы хрупкие мечты.

Свинцовый ветер выгнул плеть упруго
Но выход есть - скорей, скорее в высь
И сорвалИсь с растрелянного луга
Сбежали, улетели, вознеслись...

Взлетели над враньем и над плевками
Над грязью, болью, смертью, нищетой
Свою дорогу выбирали сами,
Хотя надежды нету никакой... 

Над дымом, над огнем и над слезами,
Там, где войны клубится страшный ад,
Сожжеными поселками, полями,
Как ангелы небесные кружат...

Страна, где все, по-сути, не в ответе, 
Где на вокзалах чемоданы в ряд...
Простые одуванчиковы дети
Прощаются...  летят, летят, летят...



Вся правда о Золушке



      Вечер был так себе. Хотя,  вроде, отчего же? Все должно быть сказочно - люстры, канделябры, свет, позолота, музыка. Но коробило отношение принца с одной стороны, он вроде не отходил весь вечер, оказывая внимание, а  с другой - постоянно принимал изящные позы... позировал, вот наклонился к ней, вот повернулся, вот что-то  шепчет ей на ухо... вызывая тем самым бурю зависти и дикой ненависти у окружающих нарядных дам. Весь зал был пропитан ядом лести и зависти. Отец принца - король, близоруко щурился, пытаясь оценить жемчужное ожерелье на ее шее. Золушка грустно кружилась в танце с принцем и посматривала на столик с мороженым. Ей так хотелось попробовать хоть ложечку... но  никто ее туда не звал, а сама пойти она не решалась. Ее тяготило уже все и обстановка и роскошь, и самоуверенная назойливость принца. Глупое  было  решение попросить крестную отправить  ее на королевский бал. Ничего здесь хорошего нет.

      Вдруг она услышала как  начали бить часы на главной дворцовой башне. Полночь, пора уходить. Легкой тенью скользнула Золушка по парадной лестнице. Только и успела ступить в тень у стены, как превратилась в ничем не привлекательную замарашку. Жаль хрустальная туфелька осталась лежать на ступеньках. Принц рванул за ней следом, скорей всего его подгоняло ущемленное самолюбие, до сих пор дамы не убегали от него. Он поднял туфельку и раненым зверем заметался в поисках ее кареты. Принц был недалеко, на расстоянии
вытянутой руки от Золушки, но  совсем не видел ее. Стоило ей  сменить роскошное платье на обноски, как перестала существовать для принца. Золушка засунула вторую туфельку в карман фартука и побрела по дороге от дворца. На душе было пусто, до дома далеко, ночь была темной. Дорога шла через большой парк, а дальше - город.

     Золушке было страшно, еще никогда она так поздно не ходила по городу. Впереди корчма на дороге и куча пьяных мужчин возле нее. Хоть бы не заметили.  Золушка ускорила шаг, почти прошла мимо, но тут ей засвистели вослед  и она бросилась бежать не глядя по сторонам, за спиной улюлюкали с хохотом. Девушка споткнулась и упала, что то жалобно звякнуло, это хрустальная туфелька  вывалилась на камни дороги и разбилась.

     Вот и все... Вот и весь праздник... Вот и все волшебство... 

     Кто-то склонился над ней. Кто это? Кому есть дело до  ее неприятностей и проблем?
Незнакомый парнишка протягивал ей руку. Рыжий, славный, с добрыми синими глазами. 
Он поднял  ее из пыли, заботливо укрыл своей курткой. Столько внимания и сопереживания было в его взгляде, что Золушка не выдержав разревелась, уткнувшись в его плечо. 
Рыжик осторожно гладил ее по волосам повторяя "Все будет хорошо, все обязательно будет хорошо". А потом он провел ее до самого дома, по дороге они болтали и Золушке казалось, что она знает его его сто лет. С ним было так просто, тепло, уютно. Оказалось Рыжик ученик местного плотника и давно заметил Золушку в городе. И даже видел, как она сегодня уезжала в карете, важная такая, в блестящем платье..

-Ты узнал меня?
- Как можно было не узнать?
- Но меня не узнали ни моя мачеха, ни сестры... ни родной отец.
- Наверное они просто не могли поверить, что это ты. А я  сразу узнал  твою улыбку. 
Так незаметно они дошли до самого дома Золушки. 
- Если у тебя будет завтра вечером немного свободного времени, давай погуляем по городу? Я угощу тебя мороженым. Ты любишь мороженое? 

    Золушка вздрогнула, заглянула в  чистые, такие родные глаза Рыжика и медленно  кивнула. Вот оно чудо, которое обещала Фея, и для того, что бы понять это... ей обязательно нужно было пройти через золотой  дым дворца. Спасибо, крестная, за науку. 

     Потом, когда она поднималась по лестнице в  свою комнату, что-то больно кольнуло босую ножку. Золушка наклонилась, в свете луны блеснул осколок хрустальной туфельки. Она  положила  его на ладошку, улыбнулась и прошептав "прощай" легонько подула. Осколочек волшебной туфельки разлетелся золотой пылью, как и ее глупая мечта.


rose 


Пустоцвет


Сады  цветут, пока еще цветут,
А солнце с каждым днем все злее, злее...
И вскоре по расплавленным аллеям
Сухими лепестками опадут.

Их глупую нелепость навсегда
Развеет пеплом ветер летний, жаркий,
Оставив от весеннего подарка
Ни завязи, ни тени, ни следа

О, Боже, сколько нынче пустоцвета
Все больше, больше, больше год от года
Как жаль... мельчает твой родник, природа...

Июнь, смертельный зной, начало лета...


Забава



То ли жмурки, то ли салки не пойму во что играю
Только силы на исходе, нету выхода, я знаю...
Рвусь вперед, но все напрасно, не поспоришь с темнотою,
Не боюсь, уже устала вечный спор вести с судьбою.
На глазах крепка повязка из наивной детской боли
Навязали, закрутили, снять мне гордость не позволит...
Кто ты есть? Ау, откликнись - разглядеть сквозь мрак пытаюсь,
Нет, напрасно, бесполезно - ошибаюсь... ошибаюсь...
Покачнулась...устояла, руки воздух обнимают,
Очень важно не споткнуться, тех кто ниже - запинают.
Но пока еще дышу я и сдержать умею слезы
Попытаюсь дотянуться до своей фальшивой грезы...
А вокруг сплошные тени - смех под маскою скрывая,
Торопитесь делать ставки, господа, пока живая...
Нет надежды на спасенье, пустота в глаза сочится
Этот холод ожиданья только с жизнью прекратится...
Вновь пощечиной колючей обожгут слова-касанье
И опять не дотянуться... расставанье, расстоянье...
Я мечусь в пустынном зале - голос  слева, голос - справа...
На отчаянья изломе - полудетская забава...


Моя жизнь



     Очень ранее утро. Сквозь сон слышу, как со своего места в нише стенки прыгает Барсик. Мягко и элегантно, как всегда. Все понятно, собрался на утреннюю прогулку. Можно еще полежать минут пять. Слышу, как  Барсик в прихожей, около двери, наводит марафет. Громко вылизывается, почесывается, потягивается. Потом муркает, зовет меня, ему уже пора. Заворачиваюсь в одеяло, иду... Пока открываю дверь, кот кружит вокруг ног, касаясь меня то теплым боком, то пушистым хвостом. Сражаюсь с задвижкой, не торопись, сейчас  выпущу... Наконец  дверь открыта, прохладный сквознячок из коридора окончательно будит меня.
С удивлением смотрю на пустые ступеньки. Слезы наворачиваются на глаза. Почти четыре месяца как нет  Барсика... нету, а  я  все слышу его, как будто он где то совсем рядом. Возможно это его  душа не хочет покидать мой дом... Или... или это я до сих пор не могу проститься с ним...


heart

Весенний снег



Ну что же так? Все вроде хорошо...
Так почему ночами мне не спится?
И снова рифма над листком кружится
Забытым эхом слов... давно прошло...

И в общем-то дожили до весны,
Вот только снег все падает и тает
Своею монотонностью мешает
Мне видеть легкомысленные сны...

Вчера весна заплакала дождем,
А утром снег метет зиме в угоду,
Наверно перепутал время года,
Решив, что рано перемен мы ждем...

Как прежде небо давит пустотой,
Молчит, мечтою о полете манит
Но легче на душе уже не станет
От глупой недосказанности той...

Как беззаботно, как беспечно  мы
Весну встречали, радуясь зарание,
А получили холод в назидание -
Весенний снег, вернувшейся зимы...


cup_full

Свобода



     Черный Зонтик вздыхал в руках хозяина. Ему  было грустно, ему было зябко,
чего-то не хватало, душа его (да-да у зонтиков тоже есть душа не сомневайтесь) ныла.
Капельки дождя слезами стекали по зонтику...  Тучи, дождик, ветер... А ветер не на шутку
 разгулялся. Он то с одной стороны поддувал под зонтик, то с другой разглядывая новую игрушку, а потом с силой дернул его из рук человека... Отдай... 
И Зонтик взлетел. Высоко-высоко, выше крыши, выше дерева... Мимо пронесся воздушный шарик.
- Свобода! Радостно вопил шарик. Свободаааа!
А ведь и правда свобода, подумал Зонтик и закружился в бешеном танце...
- Свобода! Свобода!
- Не верь пустоголовому, не вер-рь! Кричали ему птицы.
- Верниссь, шелестели листвой деревья.
Но Зонтик взлетал все  выше и выше. Свобода! Вот чего ему так не хватало все это время!
Вот теперь он будет делать то что захочет, сам себе хозяин... сам...
Додумать он не успел, потому как новая игрушка надоела ветру и он швырнул ее на землю.
Зонтик упал в грязь, материя на нем намокла и порвалась, спицы погнулись, ручка треснула.
Прошла осень, за ней зима и вот однажды  весной, чья-то заботливая рука вытащила его из грязи.
Потом его долго терли  и мыли под водой, аккуратно зашили, высушили, а треснувшую ручку
замотали черной изолентой. Зонтик получил вторую жизнь. Его новый хозяин - мальчишка,
смешной и худенький с коротеньким чубчиком и рыжей макушкой. Это он его  поднял из грязи,
это он выдержал бой с мамой за зонтик, вымыл и привел в порядок. И теперь они
часто гуляли вместе в дождик по лужам. Мальчишка пускал бумажные кораблики и улыбался, а
Зонтик бережно прикрывал рыжую макушку.
Однажды (ох, уж это "однажды")) налетел знакомый ветер. Он властно схватил  Зонтик,
потащил его из рук ребенка. 
- Нет! Беззвучно закричал Зонтик... Нет! И вцепился чем только мог в мальчика, крючком ручки - за курточку, спицами - за рукава и карманчик... нет. Ветер был сильный и злой. Он приподнял над землей Зонтик вместе с легоньким хозяином и даже немного пронес их по воздуху, а потом бросил. Зонтик плавно опустился со своей ношей на землю. Нет, достаточно...
Он твердо усвоил, что не может быть свободы и счастья, если где-то там тоскуют, ждут и нуждаются в тебе.
Но... наверное, это можно понять только побывав глубоко в грязи...


cup_full


Женщинам


В озябших ладонях держу восковую свечу,

Открыться в молитве живительный лучик поможет.

Сестер моих близких и дальних - всех вспомнить хочу,

Ведь праздник сегодня и ОН не услышать не может


Дай мудрости Боже, обиды и ложь пережить,

Волнение в сердце  и высшую точку кипенья,

Когда нету слов, нету слез...лишь по волчьему выть

Тихонько шепчу - дай терпенья, терпенья... терпенья...


Дай силы нам выстоять в горе, друзей поддержать,

Душой не сгореть, близких нежным теплом согревая,

Дай веры в себя, когда больно и трудно дышать

И искру надежды-спасенья  у самого края...


Пусть капает на руки воск, погасить не спешу

Огонь очищающей болью снимает преграды...

К Твоей доброте я взывая, за женщин прошу,

Дай слезы нам выплакать, Господи... больше не надо


give_heart