хочу сюда!
 

Елена

40 лет, овен, познакомится с парнем в возрасте 38-55 лет

Заметки с меткой «индивидуальность»

Макияж для деловой женщины.

Время от времени меня пробивает написать очередной текст про макияж. Сегодня будет рассказ про макияж деловой женщины.

business_lady

Начав писать про макияж деловой женщины, я притормозила на полдороге ввиду вдруг занявшего меня вопроса — зачем вообще краситься? Ну, или локализуем проблему — зачем краситься на работу? По-хорошему, если заняться данным вопросом всерьез, можно замахнуться и на докторскую диссертацию. Боюсь, правда, что-либо подобное об истории моды и макияжа уже тысячу раз написано, поэтому замахиваться не буду. Бегло просмотрев доступные мне источники, в том числе многочисленно-однообразные бабьи форумы в интернете, выскажу только пару-тройку соображений по поводу.

1.Обязательно ли краситься на работу? Нет, не обязательно. Макияж не заменит интеллекта, знаний, юмора и прочих подобных вещей, которые двигают нас вверх по карьерным и экзистенциальным лестницам.

2.Что будет, если я буду (не буду) краситься на работу? Если накраситься слишком сильно, можно насмешить коллег и клиентов. Если не накраситься вовсе — большая часть коллег и клиентов никогда не подумают про вас что-нибудь типа «вдувабельна» (будут думать «страшненькая, зато специалист хороший» :). Если накраситься к месту и ко времени, никаких значимых последствий только из-за этого не будет, все равно придется брать интеллектом, знаниями, чувством юмора и чем там еще.

3.Если ничего не меняется, зачем же тогда, все-таки, краситься? Разумного, подкрепленного логикой, ответа на этот вопрос нет. Есть вещи, которые можно принять только на веру. Какой-нибудь древний индеец майя верил, что, разрисовав определенным образом свое лицо, сможет управлять силами природы. Я думаю, что это ему и правда удавалось. Возможно, он и не мог манипулировать в полной мере, к примеру, грозой, но хотя бы чувствовал, что гроза могла бы быть гораздо сильнее, чем если б он предварительно не накрасился. Когда мы красимся на работу (да и вообще, куда угодно), мы тоже рассчитываем, что сможем манипулировать грозой — так или иначе. И так же, как индейцу майя, нам, как минимум, гарантировано чувство глубокого удовлетворения, если все сделано правильно.

Теперь, когда у нас есть такая солидная социокультурная основа, поговорим, наконец, о макияже деловой женщины.

Порыскав, опять же, в интернете, обнаруживаем, что, как обычно, источники передирают друг у друга слова, не вдумываясь в их смысл. «Макияж деловой женщины должен быть выразительным, но сдержанным» — как это? «При помощи делового макияжа можно подчеркнуть достоинства и скрыть дефекты» — тоже, блин, новость. «Косметика и одежда должны гармонировать между собой и соответствовать характеру» — легко сказать, ничего, что женщины порой всю жизнь тратят в попытках понять, что им идет и что с чем гармонирует (и часто ошибаются при этом)?

Потом, надо разобраться еще с понятием «деловая женщина». Я так понимаю, что когда речь в источниках идет о макияже деловой женщины, имеются в виду самые что ни на есть business ladies — топ-менеджеры, сотрудницы банков и финансовых компаний, юристы. Но это как-то узко, по-моему. В широком смысле, я бы сказала деловая женщина это та, которая каждый день ходит на работу и ей надо там прилично выглядеть. А работы бывают разные. Например, учитель или преподаватель в вузе — мало кто в течение дня привлекает к своему лицу столько внимания, как они. Я помню одну историю из школьных времен. У нас была историчка по прозвищу Муха, классическая чокнутая старая дева, хоть и с ребенком. Она никогда не красилась, но вдруг, когда мы были классе в восьмом, что ли, ей вдруг вступил климакс или не знаю, что — она пришла в макияже. Мы, увидев ее, конечно, учиться уже не могли, даже под страхом смертной казни. Кто-то ржал под партой, кого-то выставили ржать за дверь, я лично схлопотала то ли пару, то ли замечание в дневник за то, что как-то не так на нее посмотрела. Еще бы — до сих пор перед глазами две ее черных-пречерных брови, как два висящих в воздухе коромысла, и ресницы с комочками туши за увеличивающими стеклами очков. Мораль такова — помимо business ladies есть еще учителя, врачи, менеджеры по туризму и прочие подобные менеджеры, которым не полагается строгий дресс- и мейкап-код, что же делать им, чтобы не перейти границы допустимого?

В общем, я ответов на свои вопросы не нашла. Попробуем сами подумать, а чтобы было понятнее, возьмем конкретные примеры. Поскольку моей единственной духовной пищей в последнее время является сериал «Доктор Хаус», примеры будут оттуда (думаю, большинству понятно, о чем речь). Я сейчас неторопливо смотрю второй сезон, не знаю, как выглядят женщины у тех, кто смотрит пятый или какой там, я, короче, ориентируюсь на второй. Здесь у нас есть Лиза Кадди — топ-менеджер, но работающий в больнице, т.е. не скованная строгими кодами. Стейси Уорнер, бывшая спутница жизни Хауса, юрист, т.е. та самая business lady. И доктор Элисон Кэмерон, обычная служащая. Что мы видим?

На Кадди часто под белым халатом такие наряды, которые деловыми не назовешь, не зря Хаус любит прикалываться на тему ее декольте и я его понимаю. Но в плане макияжа Кадди безупречна. Акцент либо на глазах, либо на губах, никогда вместе. Если у нее обычный день без важных встреч, она выделяет глаза, а губы красит матовым блеском, либо светлой помадой. Если ей предстоят встречи с юристами или заседания попечительского совета, на глазах матовые коричневые тени и тушь, а губы накрашены плотной помадой, обычно сдержанных цветов. Как раз Кадди — идеальная иллюстрация принципа «косметика и одежда должны гармонировать между собой и соответствовать характеру». Женщина, полная достоинства и спокойной уверенности в себе.

cuddy

Стейси — классическая стерва, в хорошем смысле слова, разумеется. Если хочешь добиться успеха в мужском мире, надо быть стервой. Надо, чтобы тебе смотрели в глаза, надо, чтобы к тебе прислушивались. Поэтому глаза у нее всегда накрашены так, что не заметить их невозможно, не избегает ярких теней, т.е. не только серо-черно-коричневая гамма допустима. И губы — всегда помада, всегда яркая. Деловая женщина много времени проводит на переговорах, яркие губы — залог того, что все внимание собеседника будет приковано к ним. При этом никакого блеска и призывной влажности, мужчины легко возбуждаются, тока повод дай, а коллег женского пола тоже незачем раздражать. Значит, четкий контур и стойкая матовая помада любого цвета, кроме, пожалуй, ярко-красного (малиновый, бордовый, темно-оранжевый, даже чуть приглушенная фуксия — ОК).

stacy

И, наконец, доктор Кэмерон. Глаза и губы всегда накрашены, макияж более оптимистичный, чем просто натуральный дневной. Тени чаще всего в пастельной гамме, не боится цвета (голубые, розовые, лиловые), веко подкрашено и снизу, хорошо прокрашенные темные ресницы — пациенты должны сразу находить ее глаза, чтобы обратиться к ним за поддержкой и сочувствием. Обязательно свежие румянчики. Губы — разные, иногда матовый блеск, иногда прозрачная сатиновая помада, иногда довольно яркие, но не агрессивные, как у Стейси, а коралловые, розовые, коричнево-розовые. В общем, губы свежие и ненавязчивые, вся сила доктора Кэмерон в глазах. То же самое можно порекомендовать большинству работниц сферы медицины, образования, торговли, туризма, дизайна и т.п. — лучше не давить на клиента своими яркими губами, оставляйте человеку личное пространство, делайте акцент на глазах.

cameron


Итак, общие правила:

1. Легкий, прозрачный тон. Очень важно, чтобы от лица не было ощущения заштукатуренности, не надо оголтело бороться со своими веснушками, морщинками и прыщиками. Задача — сделать лицо чуточку свежее, не более. Если кожа сухая, положите в качестве основы увлажняющий крем. Если кожа склонна к жирности, возьмите специальную матирующую основу. Если есть склонность к красномордию, можно взять основу под тон с зеленым пигментом. Есть мнение, что в офисах обычно ужасное освещение — холодное, делающее лица землистыми и нездоровыми. Рекомендуется бороться с этим с помощью тонального крема на тон теплее, чем собственная кожа. Я, если честно, не рискнула бы это советовать — есть же еще шея, ее что, тоже тонировать? В наших широтах шея у женщин большую часть года очень светлая, так что тон я советовала бы все же брать такой, чтобы не было резкого контраста между шеей и лицом. Возьмите свой обычный тональник, а вот пудру можно взять потеплее, с легким (только легким!) оттенком загара и пройтись пуховкой по лицу и по шее тоже.

2. Консилер. Если кожа под глазами выглядит вполне прилично и если ваш тональник достаточно жирный и хорошо растягивается по коже, можно использовать его же под глазами в качестве консилера. Я, например, так и делаю (я пользуюсь Max Factor Miracle Touch, но всем я не могу его рекомендовать — он, например, не подходит для крупнопористой кожи, для кожи, склонной к жирности, для пушистой кожи). В общем случае, абсолютно необходимый продукт для быстрого наведения красоты — консилер. Можно просто, не заморачиваясь кисточками, наносить его похлопывающими движениями среднего пальца на область под глазами. Полагаю, так вы все и поступаете. Также консилером можно затонировать подвижное веко и подбровное пространство — вот вам и основа для теней. Еще область под глазами можно припудривать более светлой пудрой со светоотражающими микрочастичками. Только эти частички должны быть действительно микро, чтобы создавать не блеск, а легкое сияние (у того же Макс Фактора есть пудра Natural Minerals, она подойдет).

3. Обязательно использовать румяна. Если, опять же, лицо склонно к покраснению, лучше брать коричневые румяна (например, румяна MF 245 Subtle Amber). Если лицо не склонно к покраснению, коричневые румяна тоже гуд. Однако ж это зеленое офисное освещение может превращать коричневые румяна в грязь на щеках, поэтому если в вашем офисе с освещением сильная беда, возьмите розово-коричневые румяна (MF 237 Naturelle, к примеру).

4. Тени только матовые. Ну, либо сатиновые (сатиновые это значит с очень легким сиянием, не блеском, не перламутром, а именно таким шелковистым сиянием). Цвета — с цветами бы я не стеснялась, надо только брать не чистый цвет, а пастельные оттенки. А вот подводка может быть достаточно интенсивной. Смело можно рисовать фиолетовые, синие и даже зеленые стрелки, особенно, если это обычный рабочий день, без всяких там публичных выступлений и презентаций (когда вам предстоят переговоры, все-таки, имеет смысл сделать выбор в пользу черно-коричневой классики, хотя и это не догма). Выбирайте цвета, которые оттеняют цвет ваших глаз, для этого можно свериться с цветовым кругом. Противоположные цвета на круге подчеркивают друг друга. Т.е. если очень-очень все упростить, то к голубым глазам не голубые тени, они «убьют» голубизну глаз, а, скажем, розовые — эти голубизну глаз подчеркнут.

Photobucket

5. Брови в деловом макияже я бы посоветовала прорисовывать. Даже если в других случаях вы этого не делаете. Обладательницам бровей хорошей, четкой формы можно просто причесывать брови гелем для бровей, цветным или прозрачным. Остальным придет на помощь хороший твердый, обязательно острый, карандашик — дорисовываем недостающие волоски, придаем более энергичную форму и поверху тоже причесываем гелем.

6. Ресницы. Для делового макияжа я бы не стала брать тушь супер-объем. Возьмите любую тушь с резиновой кисточкой, дающую естественный результат. Есть еще распространенная отмаза — «я не крашу ресницы тушью, потому что у меня аллергия и я люблю тереть глаза и тушь расплывается». Найдите водостойкую тушь для чувствительных глаз. Если уж говорить о важных и неважных вещах в макияже деловой женщины (хотя все перечисленное тут крайне важно), то самая важная из всех важных вещей — это тушь. Она просто обязана быть.

7. Про помаду я уже рассказала — она должна быть и должна быть матовой. Однако если вы не умеете носить на губах помаду, я вас заставлять не буду. Всегда можно взять блеск для губ (тока без перламутра!). Но помните про грозу — если хотите ею управлять, то учитесь красить губы помадой. В помаде главное — контур. Что делаю лично я, чтобы не промахнуться с контуром — рисую его сначала белым карандашом. Потом растушевываю белый карандаш и уже сверху по этому как бы наброску контура рисую настоящий контур хорошо заточенным карандашиком в цвет помады.

Отдельно хочу еще отметить, хоть это и не мое дело, такие куда более существенные, чем даже макияж, вещи для облика деловой женщины, как прическа, маникюр и парфюм. Неубранная голова — преступление перед столь тщательно нанесенным макияжем. Отросшие корни волос — ужас-ужас. Неухоженные или неуместно накрашенные ногти могут погубить карьеру.

Заранее прошу прощения,prostite некоторые выдержки и цитаты,а также фото  из интернета.

И еще: если вас,мои хорошие и родные,друзья не затруднит,проголосуйте пожалуйста за моё желание: "Идеальная внешность" http://superdeal.i.ua/friend.php?id=861466

Очень вам всем благодарнаdruzhba bokali druzhba heart

Вы не можете быть никем иным, а лишь тем, кто вы есть (Притча)

Расслабьтесь! Существованию вы нужны именно таким!

"Однажды король
пришёл в сад и увидел вянущие и гибнущие деревья, кусты и цветы. Дуб
сказал, что он умирает потому, что не может быть таким высоким, как
сосна. Обратившись к сосне, король нашёл её опадающей потому, что она
не может давать виноград подобно виноградной лозе. А лоза умирала
потому, что она не может цвести, словно роза. Вскоре он нашёл одно
растение, радующее сердце, цветущее и свежее. После расспросов он
получил такой ответ:

— Я считаю это само собой разумеющимся,
ведь когда ты посадил меня, ты хотел получить радость. Если бы ты хотел
дуб, виноград или розу — ты посадил бы их. Поэтому я думаю, что не могу
быть ничем другим, кроме того, что я есть. И я стараюсь развивать свои
лучшие качества.

Ты здесь потому, что существование нуждалось в
тебе таком, какой ты есть! В ином случае кто-то другой был бы здесь. Ты
воплощение чего-то особенного, существенного, чего-то очень важного.
Почему тебе необходимо быть Буддой? Если бы Бог хотел другого Будду, он
произвел бы столько Будд, сколько захотел. Но он создал только одного
Будду, этого достаточно. С тех пор он не создал другого Будду или
Христа. Вместо этого он создал тебя. Подумай, какое внимание Универсума
было уделено именно тебе!


Ты избран — не Будда, не Христос, не
Кришна. Их дело сделано, они внесли свой вклад в существование. Сейчас
ты здесь, чтобы внести свой вклад. Взгляни на себя. Ты можешь быть
только собой ... невозможно, чтобы ты стал кем-то другим. Ты можешь
радоваться и цвести, или можешь завянуть, если ты не принимаешь себя.

Индивидуумы

Наблюдать за животными интересно и приятно. Их естественность и целесообразность как-то умиротворяют.
Люди - не звери, будем откровенны. Они порою... удивляют. Особенно - личной индивидуальностью ("масло масленное", я в курсе, спасибо!).

1. Аватары. Флаги, идеологические знаки, культовые символы - это очень "удачное" решение обозначить свою индивидуальность, внутренний мир, очень! Особенно - на ФЭЙСбуке...
2. Язык. Представьте: на каком-либо форуме (сетевом или традиционном, городском) разговаривают о чём-то -надцать человек. И все - на одном языке (например, на русском, но это не догма). У некоторых язык "хромает" - неродной, да. Или ещё какая причина, но - старается. 
И тут внезапно появляется индивидуум, начинающий говорить что-то на языке более другом (олбанском, украинском, белорусском, верхнесбокуподкарпатском), спасибо хоть не транслитом. А на вежливое недоумение отвечает с пафосом: "Этот более-другой язык - мой родной и я на нём думаю, во!" Ну, очень интересно! В смысле, послушать разговор такого "думающего" с аборигенами Баварии или Уэльса.
А причина, зачастую, в жгучем желании выделиться, засветиться, "чтоб в самом Петербурге узнали". А "содержимое" шансов не даёт, пичалька! Так хоть "формой" поразить... Ну, Добчинские, чоуж.
3. Племенность. Доставляет много лулзов девиз "Я - пигмей (масай, чукча)! И я этим горжусь."
Типа, это его личная заслуга и именно этим он индивидуален. А что его племя живёт в нищете и мерзости запустения - это неважно. Зато песни у них красивые. Или очень много диких обезьян или больших танков.

Ну, что ж, возвышенно, конешно, умом обычным не понять...

Оригинал

Апдейт спешл фо БЛЯ: Як дехто свідомий та пильний сприйме се на свій рахунок, то аж ніяк не помилиться. Хоч і писано се було безвідносно конкретної території чи племені. Чукчі - вони і в Африці чукчі, хіба що колір інший.

Ты один такой!..

Ты всю жизнь ищешь того, кто думал бы, как ты; поступал бы, как ты; предпочитал бы в жизни то, что и ты?.. Не ищи! Ты один такой! Бог трудится над каждым человеческим экземпляром индивидуально. И увенчаются ли его труды успехом - теперь зависит от тебя.       (Из авторского, ссылка в профиле) 

Мнение, или О стиле и индивидуальности…

Стиль сводится к самовыражению, и я думаю, что ничего не может выглядеть ужасно на человеке, который искренен сам с собой.         (Джорджио Армани, известный итальянский кутюрье) 

Вы - самые лучшие!

Я хочу сказать, что у каждого человека есть дверь, которую можно открыть и удивляться тому, что внутри его. Это его сердце и душа. Человек не все показывает и не все говорит, что у него на душе. Есть и такие, что даже родным и близким не открывают душу, не делятся сокровенным по разным причинам и оно накапливается. То ли боязнь, то ли недоверие , то ли другая причина. Через какое то время тяжело становится дышать, говорить... Человек срывается. Ему сложно. Это как "камень на душе", как "заноза" своего рода. Нужно разобраться в этом, а может что-то его тривожит, а может в жизни что-то случилось, выяснить причину и понять. Есть возможность - помочь. Поверьте, это зря не будет, это добро вернется к Вам у трехкратном размере - таковы законы в жизни. Надо уметь находить общий язык друг с другом - понять друг друга, без всяких скандалов и обид. Я уверенна, что в каждому из нас есть своя определенная изюминка. У кого то она более выражена, а у кого то меньше но она есть! Занимайтесь собой, заряжайтесь позитивом, улыбайтесь друг другу и в ответ получите тоже самое) Вы - самые лучшие*))

Ты один такой!..

Ты всю жизнь ищешь того, кто думал бы, как ты; поступал бы, как ты; предпочитал бы в жизни, что и ты?.. Не ищи! Ты один такой! Бог трудится над каждым человеческим экземпляром индивидуально. И увенчаются ли его труды успехом - теперь зависит от тебя.

(Из авторской эссеистики, ссылка в профиле)   

Можно ли потерять себя в церкви. Часть 2.


Приходя в Церковь, человек просто не может “потерять себя” — человеческая душа пред Богом не может потеряться, она драгоценна для Него. Однако если он по-настоящему становится христианином — меняется его восприятие мира, его чувства и поступки. И хотя они становятся более правильными, это может быть непонятным для окружающих — так рождаются упреки “со стороны” в том, что человек потерял себя. Насколько они оправданы?

Когда христианин начинает борьбу с грехом, он видит, что в его жизни многое не так, но не имеет ещё навыка “различения духов”, не имеет рассудительности и трезвости (а это самые ценные и на самом деле самые тяжело приобретаемые качества). У него зачастую нет перед глазами живого примера христианской жизни. Порой нет и духовника, с которым можно было бы посоветоваться. Главная проблема современного христианина — он обрёл веру, но не знает, как ему реализовать её в своей жизни, как жить по-христиански. Ему хочется совместить веру со своей привычной жизнью, — но необходимо ведь и от чего-то отказаться.

У неофита, который всю свою жизнь провёл вне Церкви, возникают вопросы, которые могут показаться кому-то маловажными: можно ли слушать музыку? а можно ли заниматься спортом? можно ли читать какие-то книги, кроме духовной литературы? Вот авву Дорофея прочитал, Феофана Затворника тоже… А можно ли, просто чтобы отдохнуть, Донцову с Акуниным?.. Как трудно оказывается оторвать от себя не только грех, но и какие-то устоявшиеся привычки, — то, что на поверхности!

Если уж говорить о допустимости или недопустимости чтения светской литературы, то здесь не может быть обязательных для всех категорических указаний. Всё зависит, во-первых, от того, кто читает, потому что на разных людей одна и та же книга может повлиять по-разному — помочь или повредить; а во-вторых, немаловажен и выбор литературы. Всё-таки есть книги однозначно вредные, отстаивающие в качестве ценностей прямо враждебные человеку (любому, а не только верующему) воззрения. Есть книги просто пустые, которые читают для того, чтобы развлечься, отвлечься (от чего?), наконец, просто-напросто убить время, — как будто его у нас с избытком, как будто не ценен в деле нашего духовного возрастания каждый миг. Точно то же и с музыкой — но никто ведь не призывает уверовавшего отвергнуть Баха, Моцарта, Вивальди.

На первых этапах человек часто движется ощупью, хотя на самом деле его интуиция во многом правильна. Очень многое из того, с чем он сроднился, живя без Бога, действительно лучше оставить, потому что это несовместимо с верой, с поведением христианина, — но нельзя перечёркивать всю свою жизнь. А поскольку дара рассудительности нет, то, конечно, какие-то щепки и летят…

* * *

Для того чтобы трезво относиться к самому себе, надо приобрести верное представление о человеческой природе. Надо помнить, что человек весь повреждён грехом, поэтому он легко склоняется ко греху, легко совершает его. Мы удобопреклонны ко греху, легче грешим, чем творим добро. И всё же именно наши разум и чувства дают нам способность к богопознанию. Наша вера — не “слепая”.

Разум, обученный рассуждать, владеет таким инструментом, как логика. Он способен наблюдать, анализировать, накапливать некие примеры одного ряда, связывать их друг с другом. Разум способен остановить человека, поддавшегося внезапно вспыхнувшему чувству. Человек, живущий эмоциями, чаще делает ошибки; не рассуждая, он может “наломать дров”.

Но что такое общение с Богом? Для человека оно ни на что не похоже. Логика подводит: у разума нет прецедента, он не может классифицировать, отнести общение с Богом ни к одному из привычных видов общения… А при этом чувства становятся тем открытым “окном”, в которое мы видим Бога. Однако нужно не просто увидеть Его и застыть поражённым, но принять, впустить Бога, открыть Ему двери своего сердца. И здесь уже должен вступить в действие разум: должно начаться познание самого себя, основ духовной жизни, должно прийти осознание своей греховности, немощи — тогда у человека появится воля к исправлению и всё будет более или менее правильно.

По мере того как человек, ведущий духовную жизнь, очищается и приближается к Богу, его “я”, его самость действительно исчезает — но не в привычном для нас смысле. Индивидуальность не уничтожается как нечто бессмысленное и никому не нужное — просто в человеке начинает действовать Бог. Он действует в нас настолько, насколько мы предоставляем Ему такую возможность, в зависимости от того, какое место мы позволяем Ему занять в нашей душе. Даже самая крохотная частица Божества неизмеримо больше любого нашего “я”, которое не уничтожается, не подавляется в верующем человеке — а растворяется в Боге. Духовная жизнь действительно меняет человека: из жертвы падшего мира он становится таким, каким его задумал Бог, то есть неизмеримо более совершенным, нежели он сам мог себе представить в самых дерзостных мечтах о том, каким он хотел бы быть.

Епископ Саратовский и Вольский Лонгин
Альфа и Омега, 2010, № 2 (58)

[1] В знаменитой сатире Дж. Оруэлла Animal Farm (это название переводили и как “Скотный двор”, и как “Ферма животных”, и по-другому) приводятся законы “общества всеобщего равенства” и поправки к ним: Все животные равны — но некоторые более равны. — Ред.

[2] Это усиление в современном обществе подметил в своё время Евг. Шварц: если у Андерсена вся коллизия разрешается именно этим правдивым восклицанием ребёнка, то в пьесе Шварца король реагирует так: “Я нарочно ... Я повелеваю: отныне все должны венчаться голыми!”. — Ред.

[3] Один современный искусствовед-священник на вопрос о содержании этой картины ответил лаконично: “Бездна; какое там ещё может быть содержание?”. — Ред.

[4] В позднее время это правило, к сожалению, стало нарушаться. С XIX в. отдельные иконописцы некоторых школ (например, Палеха) писали свои имена микроскопическими буквами на полях икон, а чаще — на обороте. Но это можно считать исключением, подтверждающим правило. — Ред.

[5] Лингвистическая семантика утверждает, что мысль, высказанная человеком, становится достоянием всего человечества. Эта закономерность не отменяет авторского права хотя бы потому, что “работает” на более высоком уровне: никто не собирается отнимать у сэра Исаака Ньютона его бином, но пользоваться им может каждый. — Ред.

Своя дорога…

  У каждого своя дорога, даже, если она перпендикулярна к уже наезженной другими...   

Можно ли потерять себя в церкви. Часть 1.

Пожалуй, я не ошибусь, если скажу, что самой большой ценностью в современном мире считается человеческое “я”. С малых лет человеку внушают, что нет ничего важнее отстаивания им собственных интересов, нет ничего интереснее и прекраснее проявлений его индивидуальности, какими бы они ни были.

Нам говорят, что такое самоощущение — естественный и закономерный результат развития человечества, воплощение его самых светлых идеалов, которые были заложены в эпоху античности. Правда, сомнительность такого мировоззрения уже в античные времена (когда, кстати, представление о личности было довольно смутным) была очевидной. В еврипидовской “Медее” муж оставляет героиню, отнимает у неё детей, а саму её изгоняет, — потому, что опасается её мести. Но его представление о характере супруги оказывается неполным: на издевательский вопрос вестника: “Что у тебя осталось, гордая Медея?” она в ярости отвечает: “Я! И этого достаточно”, — и приступает к планомерному уничтожению людей: убивает соперницу, её отца и собственных детей. Вот такое видение человеческого “я” в его наивысшем проявлении оставил нам в наследство великий греческий драматург.

В нашем обществе с советских атеистических времён сохраняются некие стереотипы. Один из них провозглашает свободу личности вершиной человеческой культуры; второй указывает на Церковь как на институт подавления человеческой личности, всех её свободных проявлений.

К сожалению, стереотипы страшно живучи, причём чем больше они лишены обоснования, тем сильнее укрепляются в качестве прописной истины. Те, о которых мы говорим, приняты даже в самых образованных кругах, потому что при сколь угодно высоком образовательном статусе знания человека о христианстве и Церкви могут быть совершенно превратными. И поскольку сегодня в Церковь приходят, как правило, взрослые, вполне сложившиеся люди, то даже если они всерьёз ищут Бога, с уважением воспринимают то церковное учение, которое познают, они всё равно подчас спотыкаются об эти стереотипы и начинают задумываться: не теряет ли человек в Церкви собственное “я”?

Действительно, в Церкви внимание к слову “я” всегда было очень пристальным и настороженным. С одной стороны, признавая высочайшее достоинство человека как образа Божия, Церковь говорит о том, что каждый из нас индивидуален и неповторим. Индивидуальность — это то, что заложено в человека Богом: совокупность его талантов, способность к миропознанию, — и в таком понимании слово индивидуальность не несёт никакого отрицательного смысла.

Но современный мир называет индивидуальностью, собственным “я” нечто совершенно другое — то, что святые Отцы понимали под словом самость. Самость — это когда человек делает своё “я” мерилом всего окружающего, а в конечном итоге — всего мироздания, и все события, происходящие вокруг, других людей, их поступки оценивает именно через призму своего “я”. В этом смысле даже с точки зрения расхожего представления о человеческой нравственности самость — недостаток, понятие того же ряда, что и эгоизм. А с точки зрения святых Отцов воля человека, понимаемая как его самость, — медная стена между ним и Богом (преподобный Пимен Великий).

Нашему современнику, как правило, ещё не обладающему опытом духовной жизни, трудно это понять. И это неудивительно, потому что мы даже не сознаём порой, насколько катастрофично то, что бльшую часть информации об окружающем мире и о своей собственной природе человек получает сегодня из недостоверных источников, какими являются массовая культура, реклама и СМИ. Вся мощь этого потока направлена на то, чтобы взрастить в человеке непоколебимую уверенность в абсолютной ценности его собственного “я”. К чему это приводит?

На уровне своей внутренней жизни человек оказывается совершенно дезориентированным. Находясь на воображаемом пьедестале, он не может построить нормальные, здоровые, добрые взаимоотношения с людьми, тем более — предать свою жизнь Богу, довериться Ему. На другом уровне, во всех областях человеческой деятельности это всё складывается в парадоксальную ситуацию: первенство уверенно завоёвывает воинствующий непрофессионализм. И это неудивительно: если человек стремится утвердить своё “я”, свою индивидуальность как самое ценное, что есть на свете, то учиться необязательно, осваивать азы профессии, так называемую “школу” — излишне, изучать и учитывать опыт предыдущих поколений — напрасная трата времени. Сплошь и рядом мы видим: непрофессионал дерзает войти в сообщество профессионалов, просто заявив: “А я вижу это так”.

И люди, которые понимают, что это его «видение» не стоит выеденного яйца, что оно наивно и даже безумно, уже боятся называть вещи своими именами, поскольку их могут обвинить в неуважении к личности. Возникает лавинный эффект: человек случайно или преднамеренно встретился и поговорил с кем-то “нужным”, тот благодушно решил, что в речах его что-то есть, помог опубликовать нечто в газете, а то и выступить по телевидению... И дело сделано: отныне его будут и печатать, и приглашать, и представлять как философа-политолога-историка-культуролога (и очень скоро — со всесокрушающим довеском наш известный...). И даже не потому только, что критерии истинного знания размыты и что СМИ обладают колоссальной силой воздействия, но и потому что считается необходимым уважать право личности на личное мнение и на высказывание этого мнения. Правда, при этом заметно, что во всех проходящих в СМИ общественных дискуссиях некоторые выступающие “более равны” [1]...

Эффект “голого короля” из сказки Андерсена со временем не только никуда не исчезает, но наоборот, усиливается, — может быть, и потому, что не находится эфирного времени для ребёнка настолько наивного, чтобы он мог крикнуть: “А король-то голый!” [2]. Особенно заметно это на примерах так называемого авангардного искусства: вещи, которые на взгляд огромного количества людей являются всего лишь новым платьем короля, занимают места в музеях, о них пишут книги, их изучают, продают и покупают за огромные деньги. Из них даже устраиваются выставки в … притворах храмов.

Символом, знаковым явлением авангарда считается “Чёрный квадрат” Малевича. Мне всегда было интересно узнать, что на самом деле думал этот художник, видя такой ажиотаж вокруг своих бесчисленных чёрных (красных, белых) квадратов (крестов, кругов)? Очень показательно, что как на первой выставке, где был представлен “Чёрный квадрат” (в 1915 г.), так и на совсем недавних экспозициях, в состав которых он входил, подчёркивалось, что эта картина занимает место иконы в красном углу, что она создана в противоположность иконе [3]. Всё это, конечно, не случайно. Путь человека, каким видит его современное искусство — это путь к абсолютной самости, который не просто уводит творение от Создателя, заставляя забыть о Нём, но и придаёт безумную смелость бросать Ему вызов (Рече безумен в сердце своем: несть Бог [Пс 13:1]).

Невозможно отрицать, что древнерусская культура обогатила человечество несомненными шедеврами. А между тем её по праву можно назвать культурой смирения; наверное, это её главное основополагающее свойство. Но беда в том, что стараниями многих поколений общественных, политических деятелей и публицистов слово смирение в языке секулярного общества приобрело несвойственный ему смысл чего-то серого, умственно и эстетически убогого, заурядного.

На самом деле смирение — это глубоко укоренённое в сознании понимание сущности предстояния человека перед Богом. Смирение — это умение властвовать собой перед лицом Божиим, трезвое понимание своей роли в мире, причём не только относительно его Творца, но и относительно других людей, — и не только людей, но и всякой твари. Смирение человека творческого способствует расцвету его таланта, между тем как личностные амбиции зачастую ведут к творческой деградации. Вопреки распространённому мнению, уныл и однообразен — грех, ибо отец его, он же князь мира сего, пуст и бесплоден. Бог же как совершенный Творец одаривает смиренного творческим даром: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак 4:6).

Попытаемся рассмотреть, как именно проявляется смирение в культуре Руси, и начнём с речевой культуры. Обратитесь к любому памятнику древнерусской письменности — и вы увидите, что автор, летописец, переводчик, составитель, переписчик всячески подчёркивают, что их собственный труд совершенно ничтожен, незначителен. В этом — глубокое понимание того, что творчество есть дар Божий, а такое понимание влечёт за собой и искреннее самоумаление пред Богом. Оно ничего общего не имеет с униженностью; просто человек испытывает благодарность к Творцу и умеет трезво взглянуть на себя: Кто Он — и кто я?

Нужно сказать, что жёсткого требования анонимности письменной культуры в Православии нет. Творения отцов Церкви личностны; в православной гимнографии приняты указания на авторство: в богослужебных книгах перед текстом канона или стихиры обычно пишется, например, творение господина Иосифа. В самих текстах канонов имя их авторов может быть заключено в виде акростиха, так называемого краегранесия: первые буквы тропарей образуют соответствующее надписание.

В молитве перед отпущением грехов кающемуся священник называет себя недостойным, и это не фигура речи, а трезвая констатация. Точно так же ощущают своё недостоинство и те, кто создаёт произведения церковного искусства. Так, когда иконописец готовится к своему труду, он не только подбирает и грунтует доску и выбирает образцы, но и себя готовит постом и молитвой. Для него время написания иконы — это время духовного труда, предстояния перед Господом. И вот — с древнейших времён ни один иконописец никогда не ставил своего имени на иконе [4]. Это было немыслимым, потому что когда человек творил в Церкви, посвящая свой труд Богу, ему не приходило в голову каким-то образом отмечать своё авторство.

Современная текстология отмечает некоторые взаимозаимствования в книгах святых Отцов. Сегодня использование никак не выделенных цитат назвали бы плагиатом, автора укорили бы в использовании чужой интеллектуальной собственности. Но когда замечательный мыслитель и подвижник, подаривший миру удивительные по своей глубине толкования Священного Писания или описание аскетического опыта, вдруг вносил в свой текст “без кавычек” слова какого-то другого автора, это вовсе не было признаком творческой беспомощности — просто здесь этот текст был уместен, потому что очень точные слова относительно описываемого явления уже были найдены [5]…

Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу (Пс 113:9). Эти слова псалма были очень глубоко поняты и приняты христианскими авторами, ведь по мере духовного роста человека его чувство самости уступает место чувству общности в Боге.
Страницы:
1
2
предыдущая
следующая