хочу сюда!
 

Ольга

38 лет, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 35-45 лет

Заметки с меткой «геращенко сергей иванович»

Причёски Вашей облака

Блондинка Вы, или брюнетка,
Не знает первая строка,
Цепляя, как лесная ветка,
Причёски Вашей облака,

Меняя таинство не знаний
На облачный души уют,
Где строки ткут из ситца ткани
И душу звонкую куют,

Встревожив милую причёску,
Ухоженную на денёк,
Душе, как будто папироска,
Сквозь строчки светит огонёк,

И говорит: — К лицу Вам ситец,
Простой, без изыска, покрой,
Он стройных ножек очевидец,
Очаровательных порой,

И пусть забот полна котомка,
И мысль уже не в облаках,
Две ножки на асфальте звонком
Стихи читают в каблуках

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
             06.04.2018

А Вы не видели моей мамы?

 Дождь шёл сплошной стеной. Эти места ещё не видели такого ливня. Промокший с растрёпанными волосами человек, одетый в какую - то невообразимо рваную хламиду, больше напоминающую рубище, подпоясанный простой верёвкой, быстро шёл по полю дикой не кошенной травы, ступая босыми ногами по её сочным стеблям и размокающей земле. Дождь хлестал его по лицу и рукам, и он, то засовывал руки под верёвку, подпоясывающую рубище, то вытирал ими пот и струи дождя с лица. В двух – трёх десятках шагов перед ним начиналась сплошная стена дождя, перед которой было ещё сухо, но, которая перемещаясь перед ним, захватывала всё большее и большее пространство. Путник иногда с быстрой ходьбы переходил на бег, бормоча:
- Неужели я опоздал, неужели?
И со стороны казалось, будто он хочет догнать эту стену дождя и выйти из неё, но дождь неотступно следовал перед ним. Дойдя до лесной опушки, человек направился в лес и пошёл по едва заметной лесной тропинке иногда сворачивая с неё и идя напрямую, через чащу, иногда снова выходя на другую тропинку, пока не остановился на одной из них в задумчивости, и через несколько минут наблюдения радостно воскликнул:
- Человеческая,
и быстро пошёл по ней. Местность поднимаясь вверх быстро переходила в лесистую гору. Через несколько минут полу бега, полу ходьбы он вышел на небольшое лесное плато, с одной стороны которого была видна пещера и несколько человек перед ней, а неподалёку дикая собака с щенками, которая жалась к кустам всё ещё не решаясь подойти к людям. Люди, двое из которых были с сумками из звериных шкур, а третий с лисьей шкурой через плечо, затачивали каменные наконечники и привязывали их к палкам. Они с тревогой посматривали на небо и приближающийся дождь. Прямо перед пещерой находилось совершенно круглое, искусно обработанное, больших размеров бревно. На нём ничком неподвижно лежал один из пещерных людей. К нему то и направился, не сбавляя шага, пришедший путник. Остановившись в полушаге, он стал пристально всматриваться в лежащего, пока к нему не подошёл тот, кто в лисьей шкуре.
- А, это ты, Приходящий по утрам,
Хмуро сказал он.
Вместо приветствия путник не отрывая глаз от лежащего на бревне резко спросил:
- Что у вас произошло?
А у самого в голове пронеслось, в какое бы время дня и ночи не приходил, всегда называют одинаково: Приходящий по утрам. Тот, кто в лисьей шкуре помялся и нехотя ответил:
- Мы были на охоте, он – здесь. Его задрал саблезубый. Мы думаем, он мёртв.
-Он что ни будь вам говорил?
-Да, он сказал, что его звёзды не привлекают и он отказался.
-Но не от жизни,
ещё резче воскликнул пришедший. Он перевернул неподвижное тело на спину, глаза у лежащего были открыты. Пришедший вытянул правую руку в сторону и, не смотря на сильный дождь, который так и не утихал, к нему на ладонь медленно, как пух, опустилось совершенно сухое птичье перо. Склонившись над лежащим, он медленно нежным краешком пера провёл по белкам открытых глаз, после чего выпрямившись вперил свой взгляд глаза в глаза лежащему. Через несколько секунд над ними раздался сильнейший грозовой разряд и тело лежащего непроизвольно выгнулось вверх, а с его губ слетел едва заметный вздох, потом ещё один и ещё.


   Маленькая девочка сидела у мусорного бака. Бак был старый дырявый поломанный, не годился для настоящей работы и использовался мусорщиками только для технических нужд. Поэтому он время от времени то исчезал, то появлялся на свалке и в нём всегда оставалась какая-то еда, выброшенная из ближайших магазинов. Вот и сейчас, он стоял наполненный не только мусором, но и остатками выброшенной еды, но, чтобы её достать, необходимо было принести несколько камней или большой ящик, на который можно было бы стать и опёршись покопаться в мусорном баке. Поэтому девочка сидела и раздумывала, где бы раздобыть такой ящик. На вид ей было пять – восемь лет. Признаться, она и сама не знала сколько ей лет: пять, пять с половиной, или все восемь. Один из мусорщиков, приезжавших время от времени на свалку, говорил ей, выуживая из своего кармана то несколько конфет, то солёную рыбку, то просто кусочек сала, которым сам же в дороге и подкреплялся:
- Держи, барышня, ты совсем, уж, взрослая.
И пятилетняя “барышня”, уплетая за обе щёки лакомство благодарно смотрела на мусорщика и спрашивала:
- Вы не видели моей мамы? Она такая добрая, выше меня ростом и у неё с правой стороны на голове белая прядка волос.
- Я за мамами не смотрю, отвечал обычно грузчик мусоровоза, но, может быть, ты ещё и найдёшь свою маму.         
Посидев ещё немного, девочка встала и пошла искать какую-нибудь подставку, с помощью которой можно было бы добраться до еды. Вскоре необходимый предмет был найден, водружён перед мусорным баком и девочка стала доставать еду. Разложив её на аккуратно расстеленной материи, она удобно устроилась, чтобы покушать, но вдруг услышала рядом с собой интеллигентное покашливание. Обернувшись она покрутила головой, но никого не увидела. Решив, что показалось, она повернулась к еде, но интеллигентное покашливание повторилось и негромкий мужской голос сказал:
- Здравствуй.
- Здравствуйте, ответила девочка, - и обернувшись по сторонам опять никого не увидела.
- Кто Вы? спросила она.
-Называй меня Тот, кто первым открыл колесо.
-А где Вы?
-Посмотри направо от себя.
Она повернула голову и увидела в нескольких шагах от себя небольшой вихрь, вскруживший листву.
-Это я, негромко сказал тот же голос.
- Только не отбирайте у меня еду, попросила девочка,- Я с утра ещё ничего не ела, а уже вечер, и мне надо найти мою маму, а для того чтобы её найти, надо покушать.
-Кушай на здоровье, ответил Тот, кто открыл колесо.
И девочка начала кушать. Поев, она повернулась и спросила:
-А Вы здесь давно?
-Нет, недавно. Я ещё молодой. По современному летоисчислению мне двести пятьдесят шесть тысяч лет.
-А зачем Вам понадобилось открывать колесо?
-Чтобы выжить.
-А как Ваше колесо помогало выжить?
-Это давняя история, ответил первооткрыватель колеса, - В то время я был совсем молодым человеком и жил среди людей своего племени и всё было почти хорошо, но внезапно стал меняться климат и люди начали гибнуть от холодов. Мы кутались в звериные шкуры, но они были мокрыми тяжёлыми и в морозы недостаточно согревали. Тогда меня как осенило. Я выбрал подходящее дерево, свалил его и сняв кору обтесал так, чтобы оно было совершенно круглым. После этого этим тяжёлым колесом я стал прокатывать сырые шкуры и сушить их на огне, прокатывать и сушить. И шкуры стали лёгкими удобными, и главное, тёплыми, и многие люди от этого выжили.
-И у вас стало совсем хорошо, воскликнула маленькая девочка.
-Не совсем. На наше племя стали нападать людоеды и нам приходилось от них защищаться.
- Мы с мамой тоже прятались на свалке от плохих людей и мне мама сказала, что плохие дяди отменили бесплатную медицину, и теперь, если на свалке изнасилуют, то для того, чтобы рожать, необходимо платить деньги, а если денег нет, то неизвестно как быть. – Девочка подумала и добавила, - Я очень хочу найти свою маму, а Вы не видели моей мамы?
- Нет, ответил открыватель колеса, - Но я могу тебе подсказать как её найти.
- Как?
- Если ты научишься читать и писать, то ты сможешь дать объявление в газету, это не дорого, но с помощью газеты отыскать твою маму намного реальнее.
- А как мне научиться читать и писать?
-Видишь из мусорного бака торчит газета? Возьми её. Девочка послушно взяла газету.
- А теперь открывай и смотри: вот это буква А, вот это буква Б. В старину их называли Азы, Буки. Бери веточку в руки и пиши на песке: А, Б. А на древнегреческом …

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
             31.03.2018    

Реальность поэтической строки

Иллюзия воздушности строки
Тропинкой тайной пробираясь в люди
Крылатому Пегасу вопреки
Стремится к Вам подъехать на верблюде,

Верблюд, конечно, вовсе не Пегас
И два горба – не крылья за спиною,
За то в пустыне страшной не предаст
И, где мираж помашет головою,

Мол толку нет в красивых миражах,
И лучше есть верблюжую колючку,
Чем поучать других на виражах,
На небе знойном выпасая тучку,

Верблюду я сердечно улыбнусь,
Пройдя через верблюжии науки,
В красивом находя по капле грусть,
В бескрайнем обретая мыслей звуки,

За шагом шаг прокладывая путь
В песках иллюзий сгорбленной пустыни,
Пытаясь в миражах не утонуть,
Ночуя на бескрайней звёздной льдине,

И странствий обретая смысл и речь,
Иллюзии меняя на реальность,
Я две строки готовлю как картечь,
Их проверяя поэтическую дальность,

И, если грусть и радость этих строк
Вас возмутят сильнее киностудий,
То над Землёй ещё один виток
Я к Вам не зря проделал на верблюде

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
             22.03.2018

Растрёпанная ветром

Златокудрая “лахудра”,
То ты вечер, то ты утро,
То в белье, то без белья,
Даже сам святой Илья                               
Через щель глядит несмело:                     
Не белей души ли тело,
Не темней душа ли ночи
И в глаза ли смотрят очи
Непричёсанных на вид
Чуть растрёпанных обид,

И таинственный не смело
Холод, где тепла лишь тело,
Приобнимет за бочок,
Видно очень пьян сверчок,
Расточая серенады,
Где весна метелям рада,
На свою пеняя строгость
И обманчивую робость,
Вдруг покажет женский лиф,
Запуская жизни лифт,

И душа катаясь в лифте
Может вспомнит, fifty – fifty,
Ветра вздох из далека
И растрёпанная ветром
На этаж взойдёт бессмертный
Без причёски и легка

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
             16.03.2018

И сквозь январь нам снится лето, комментарии

И сквозь январь нам снится лето,
Где отражений камыши,
Ценою зимнего рассвета
Живые в фокусе души,
 
Зелёные, как вечный праздник,
Не знающий таких белил,
Которыми метели дразнят
Ступени жизни без перил,
 
Роняя снег противоречий
На старенький и милый дом,
Шепнувший нам в январский вечер:
— К звезде аллея за окном,
 
Хоть снежных лет январь белее,
С ним снежный празднует покров
Невозвратимую аллею,
Аллею юности ветров,
 
Где шаг земной от стужи выстыл
И редко видятся дымы,
Бывает солнца луч, как выстрел,
И лето посреди зимы
 
Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
            03.03.2017

Комментарий:
Чем больше я смотрю на звёзды, тем больше ценю всё земное

И сквозь январь нам снится лето


Изображение Симбіоз

И сквозь январь нам снится лето,
Где отражений камыши,
Ценою зимнего рассвета
Живые в фокусе души,

Хоть снежных лет январь белее,
С ним снежный празднует покров
Невозвратимую аллею,
Аллею юности ветров,

Где шаг земной от стужи выстыл
И редко видятся дымы,
Бывает солнца луч, как выстрел,
И лето посреди зимы

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
            14.01.2017

Улыбка Моны Лизы



Я отдохну, мне Бог заплатит,
Невинностью погожих дней,
И не свихнув, виски погладит
Улыбкой зеркала сильней,

Движеньем чувств на водной глади,
Не знавших строгость амальгам,
Живущих миг бессмертья ради
У нарисованных мадам,

Всего на миг бессмертный душу,
Как зеркало, Вам покажу,
И за зеркальный миг послушав,
Вы удивитесь этажу,

С которым венчана дорога
И правое крыло над ней
Полуулыбку - недотрогу
Рисует в душах всё видней

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
            09.01.2018

Счастье ворожит


Автор изображения Ok!Sana

                                         Ответ Симбіоз

Два бокала с тонкой ножкой -
До краёв вино,
Столько бус не понарошку
В новый год дано,

Тридцать первую считая
У ночной межи,
Выпей, может ты оттаешь,
Как весной стрижи

Автор: Геращенко Сергей Иванович
           Sengey
           01.01.2018


Прозрачность

Окно открыл — сугробом снег
И, как граница — подоконник,
Между теплом домашних нег
И холодом небес сторонних,

Дрожит прозрачность за окном,
В ней Млечный Путь берёт начало
И на границе зла с добром
Есть часть домашнего причала,

Оставлю крошки на окне,
К ним голубь сквозь сугроб пробьётся,
Благословив причал во мне,
Который совестью зовётся

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
             22.12.2017

Нота

А Вы меня дразнили Дездемоной,
Ревнуя  к небесам  полушутя,
Как метеор, влюбившийся с разгона,
В развратное истории дитя

С огромными невинными глазами,
В зеркальной мгле не знавшими греха,
Когда пол горя называли Вы низами,
Когда с пол счастья обдирали Вы меха,

И знатоков чужих полупоклонов,
Историей убитых наповал,
Под роспись на конвертике зелёном
Повесткой посвящали в новый бал,

В прихожей сняв шальные эполеты
И сделав равным старого слугу,
Водой крестили бал из гордой Леты,
Сгибая берега её в дугу,

И снова бал заглядывает в лица,
Святая Лета в рюмки налита,
И каждому уже готова сниться
Истории гранитная плита,

Простите ж Вы развратнице невинной
Усталость многоликих мизансцен
И боль души сквозь погребочек винный,
И в памяти картавящий акцент,

Покину бал, пойду туда, где звуки,
Где нота чистая с заутренней висит,
Ждут революцию в прекрасных звуках руки,
Ждёт революцию старинный клавесин

Автор: Геращенко Сергей Иванович
             Sengey
             06.12.2017

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
8
12
предыдущая
следующая