хочу сюда!
 

Елена

52 года, лев, познакомится с парнем в возрасте 47-58 лет

Заметки с меткой «фэнтези»

Michael Komarck . Fantasy and Science Fiction Illustration

Michael Komarck  современный американский цифровой художник и иллюстратор. Известен своими иллюстрациями к серии книг Джорджа Мартина "Песнь льда и пламени", обложкой к ролевой игре от Green Ronin, иллюстрациями к телесериалу A Game of Thrones (Игра Престолов). Сотрудничает с компаниями - Bantam Dell, Blizzard Entertainmant, Blur Studios, Catalyst Game Labs, Concept Arts, Daw Books, Electronic Arts, Fantasy Flight Games, Pyr, Solaris, Sony Online Entertainment, Subterranean Press, Tor Books, Ubisoft, Upper Deck Entertainment, White Wolf, Wizards of the Coast.

САЙТ
 



De Bello Gallico (2005)
[ Читать дальше ]

Фантастическое творчество Vitaly S Alexius

Vitaly S Alexius родился в 1984 году в Новокузнецке, Россия. 11 апреля 1997 года в его судьбе произошел важный поворот  – он прилетел в Торонто, Канада. Здесь с 2000 года он начал брать уроки рисования и живописи, а с 2002 года изучать Photoshop. Его интересовали современные методы цифровой живописи и совершенствуя навыки он начал создавать свои методы визуализации, которые назвал «Dreaminism». Сейчас он работает фотографом и иллюстратором в различных направлениях: иллюстрирует книги, плакаты, графические романы, магические карты, делает обложки для книг и CD обложки. 
Фото его работ есть у нас на сайте, например, в фотоальбоме BOSSBAZA . Именно потому, ставлю немного фото в заметку. 

Chronoscape- thundersnow

[ Читать дальше ]

Один день из жизни феи

сказка

 

Фея – обычное сказочное существо женского рода (из Википедии)))))
Свет первых лучей важно выплывающего из-за горизонта Солнца насквозь пронзил просыпающуюся природу планеты, нанизывая  на нити лучей капли утренней росы и придавая им сверкание хрусталя и бриллиантов. Первые лучи забрезжившего высоко в небе рассвета вносили новые ноты на лужайку, где жила фея, и эта новая мелодия фона была для неё подобна будильнику. Фея проснулась и открыла глаза. Свет Солнца всегда отзывался ликованием в её сердце, и по мере приближения лучей к её жилищу ликование  внутри нарастало, непонятным образом трансформируясь в трепетание крылышек, которые сами подняли её в воздух над ложем из лепестков. Ароматы, благоухание окрест растущих цветов достигшие вспорхнувшей феи удалили остатки сна из её сознания, пробуждая аппетит.
«Надо бы покушать», - подумала фея: «какого нектара нам сегодня больше хочется, розового или лилейного», - задала она вопрос сама себе, прислушиваясь к реакции организма на представляемые виды пищи, образ расцветающих лилий всплыл на экране сознания. «Да пожалуй», - согласилась она с увиденным: «нежный  и прохладный нектар лилии это то, что сегодня нам нужно», - и она направили своё движение к месту их обитания.
«Что зря время терять», - подумала она. И на пути  к дому лилий, стала заниматься обычной своей работой.
Сколь многочисленны и разнообразны обязанности фей в нашем мире. Нужно снять все данные о периоде цветения всех цветов, сделав заключение и составив план и маршруты для опыляющих тружениц – пчёл. Нужно контролировать развитие растений и вовремя приходить на помощь попавшим в беду. Вибрации всех живых существ на поляне феи были слышимы нею, как отдельные мелодии фона.
Вот и сейчас кружляя между ромашек и васильков, отвечая на их приветствия, узнавая об их состоянии, каждого в отдельности цветка, она делала заключение об общем ходе развития и планы по доставке необходимых элементов, влаги и прочих нуждах цветов. 
Так, незаметно для себя, она приблизилась к месту обитания лилий, их аромат с новой силой пробудил аппетит, она уже представила сам процесс приёма пищи и ту радость, которую традиционно он доставляет. 
Но что-то вмешалось в гармонию фона её поляны, вибрации тревоги нарастали, превращаясь в ропот и вскрики травинок и цветов. Молния могла бы позавидовать той скорости, с которой фея переместилась к очагу, породившему диссонанс фона. 
«Так и есть»,  -  подумала она, убедившись в верности считывания информации фона. Как и в прошлый раз, молодая гусеница заигралась в своем воображении, перенося его на реальность. По всему её виду было видно, что сегодня она играла в танкистов, с неизмеримым удовольствием представляя из себя танк. Вжиться в роль ей удалось очень убедительно, о чём свидетельствовали сломленные стебли молодой травы, позади её.  Правильные слова, впрочем, как и сам процесс воспитания, практически не влиял на упрямое сознание гусениц, обычно они замыкаются и затихают, ожидая окончания этого неприятного мероприятия, чтобы снова взяться за своё. Фея знала это уже по опыту. Шуточки, вот что выводило гусениц из равновесия, встряхивая и обескураживая их сознание. И фея решила пошутить на этот раз весьма радикально. Три скорости звука для полёта феи не были пределом, но в данном случае было достаточно и одной. Рассчитав траекторию движения, чтобы порог перехода звукового барьера оказался перед самым фейсом гусеницы, фея моментально исполнила сей манёвр. Ничто не приводит в чувства заигравшихся гусениц с таким эффектом как взявшийся ниоткуда громовой щелчок разрываемого пространства у самой кромки носа и удар звуковой волны, развернувший гусеницу на 180 градусов. Весь хаос проделок её игры был теперь перед  глазами гусеницы, что-то до этого незнакомое, сродни сожалению заныло внутри неё, игра на этом закончилась, гусеница была возвращена к обычному течению реальности. 
- Мастерски ты это проделала, - сказал трутень опылявший цветы по соседству и ставший бесплатным зрителем манёвров феи.
- Привет Трушка, - ответила фея на его замечание. 
- Чем занят, - спросила она риторически. Так как вид, запачканного в пыльцу по самое брюшко трутня, говорил о его занятии.
- Та вот, нектаром балуюсь, - вальяжно улыбаясь, ответил он.
Нектар… Это слово, как сигнальная ракета разорвалось в сознании феи, и она ощутила, что проголодалась - таки конкретно… 
- Ну, пока, труженик, - иронично попрощалась она с трутнем,  отлетая, ибо крылья уже сами несли её к дому лилий. Вид лилий, их нежный аромат почти вскружили голову феи, она явно почувствовала, как её глаза стали увеличиваться в размере от нахлынувшего голода. Но не к лицу феи было терять свои обворожительно – беззаботный имидж.
- Как вы тут, мои дорогие, - улыбкой поприветствовала она цветы. В плавности их движений в ответ, чётко слышалась нескрываемая радость, которую доставляло цветам присутствие феи.
- Можно ли разжиться у вас сегодня нектаром для пропитания отдельно взятой крылатой единицы из рода фей? – продолжая улыбаться, спросила она. Нектар стал проявляться, образовываясь в капельки и чуть ли не капая на всех цветах, настолько рады были они накормить свою любимицу. Пальцы феи уже ощутили его прикосновение. Но фон поляны резко переменился, грубые вибрации вторглись в него подобно обвалу. Шорох, треск, скрип и стон заполнили весь эфир пространства.
Она уже была там, видя наяву носителей этой какофонии вибраций. Саранча, коричневое бедствие мирного летнего дня. Стая, огромная как облако, всё прибывала, вблизи вибрацию этой армады трудно было переносить, ибо агрессивность и безжалостность, превышающая всякие размеры, увеличив размеры самих насекомых, связала их в один монолит, сметающий всё на своём пути.  Поляне феи грозила полная гибель, сопротивление этой армаде было очевидно бессмысленным, да и физическая борьба не представлялась возможной, каждая особь саранчи была мощнее, чем любой из обитателей поляны…
«А ведь поодиночке это мирные кузнечики, или типа того», - подумала фея. «И что же из них делает монстров», - продолжала она диалог сама с собой: «идея и страх. Страх за себя, что не хватит пищи на всех, страх за потомство, что оно не сможет выйти победителем в конкуренции видов. И оттого такая спешка и навал, чтоб успеть заложить эту агрессивную программу мутации в яйцеклетки потомства, прежде чем закончится еда и общая гибель, конец света, в идее этой программы. Вот отсюда и минусовая мутация на лицо».
«Борьбой их не победишь, нужна программа антимутации»… - пришла к такому выводу фея, и мысленная картина решения проблемы пронеслась в её мозгу. 
«Да, в кузнечика я ещё не превращалась»,  – поиздевалась она сама над собой.
Но, тем не менее, уже в теле саранчи она летела в массе стаи, по одному направлению с ней. Вот только вибрации исходящие от её внутреннего мира были другие. Она сеяла сомнение в правильности выбранного курса стаей, заряжая их поле идеей того, что надо разлететься всем в разные стороны. Что рядом полно пищи и хватит каждому, и она свежая и сочная там, где каждый живёт отдельно, а не обглоданная до стеблей теми, кто сильнее и летит в первых рядах. Лень, вот корень всякой агрессивности, и вибрации идей феи достигая сознания саранчи, производила своё действие, скорость и навал стаи стал падать. Саранча стала разлетаться по другим направлениям. Идея дошла и до главарей стаи. Их реакция была до примитива проста – уничтожить отступника. И они кинулись за ней.  Фея иногда ругала себя за лёгкий и несерьёзный характер, за ветреность и любовь к играм. Но этот момент – бросок лидеров стаи, почерневших от злобы на неё, грозивший ей физическим уничтожением, был самым наилучшим моментом поиграть в догонялки, устроить детективное кино с погоней. Да к тому же и уведя стаю вслед за ослепшими её лидерами в сторону от своей поляны.  Так и получилось, радуясь и веселясь, подрывая доверие к лидерам, фея уводила стаю саранчи в сторону обширных лугов вдоль реки, один вид которых подрывал агрессивную идею стаи, и ряды её таяли, как снег под Солнцем. Лишившись поддержки, не слыша, рёва толпы за своей спиной, да и утомлённые безысходностью погони, лидеры стаи и сами стали мутировать в обычных и зелёных и вполне безобидных существ, которым больше нравились песни в траве, чем погоня, разрушившая их стаю полностью.
Никто уже не гнался за феей, оставаться в образе саранчи не было смысла, вот только непонятно было, почему небо не просветлело, ведь все кузнечики пели свои песни в траве, рассосавшись по всей необъятной территории заливных лугов. 
«Да ведь уже вечер», - поймала на мысли себя фея: «пора бы и домой». - Вид своей поляны, её друзей из числа насекомых и родных и любимых цветов, отозвался в её сердце ностальгией по дому. Но вот вид лилий порождал какую – то другую интонацию, прислушавшись к ней, фея поняла насколько она голодна, и что сил к мгновенным перемещениям - увы!,  не осталось. И она потащилась к дому, на остатке сил, и даже звук её полёта, всегда бесшумный, стал подобен писку комара. 
«Успеть бы только до заката добраться к лилиям», - повторяла она себе сама, наблюдая как Солнце приближается к горизонту и силы её тают при этом. 
«Солнышко, задержись!», -  почти бессознательно взмолилась она к небу. И вправду, Солнце остановилось, выглядывая своей частью из-за кромки горизонта. Фея добралась до лилий, но - увы, они уже закрылись и спали, она замерла, наблюдая такую картину в растерянности, не зная как поступить… Но пробившийся сквозь листву травы жёлтый лучик заходящего Солнца, блеснул  янтарно масленым цветом у подножия одной из лилий. Сухой лист, свёрнутый в воронку, был наполнен нектаром, оставленным для неё. Конечно, есть руками вредно и негигиенично, при этом запихиваясь и еле переводя дух с раздувшимися, словно пузыри щеками, от еды. Но именно так и поступала фея. Сердце её всё сильней переполняла радость и ликование, и порывы благодарности всем и Солнцу и лилиям, и всему окружающему залили спокойствием и защитой всю её поляну.  И, не забыв поиздеваться над собой, что на ночь есть вредно – это же наукой доказанный факт, она в мгновение, вместе с последним лучиком Солнца оказалась на своём месте, в лепестках своего бутона, окруживших её лаской и негой, где она точно знала, что без неё не уснут.

2011-09-07    Игорь Бугаенко

Прирожденный талант Макса Бертолини.

На протяжении веков Италия по праву считалась колыбелью искусств,и в частности живописи.Да и сегодня страна,подарившая миру Ботичелли,Тициана и Рафаэля не оскудела талантами, но, увы, большинство из них не торопится проявлять себя на ниве фантастики. К счастью, из этого правила, как и из любого другого, есть исключения. С работами одного из них - миланского художника Макса Бертолини я вас сегодня познакомлю.[ Читать дальше ]

Исповедь рыцаря

Fairytale:  
Исповедь рыцаря 

На основе реальных событий в 1282-1289 гг 
Все совпадения с реальными людьми случайны 

День. Старый замок. В одной из башен сидит старик и что-то пишет. На стене висит меч и щит с черным крестом. 
Как хорошо греть ноги, сидя перед камином на старости лет. Вам, молодым, не понять. Особенно в такой дождливый вечер. Когда ты сидишь в одиночестве с печалью смотришь в окно. Но не всегда я с печалью смотрел на мир. Сегодня день такой же, как тогда. Я до сих пор помню. Помню вкус её губ. 
Я не всегда был старым и дряхлым, как сейчас. Тогда я был вашего возраста, уважаемый читатель. Голова была полна романтизма и надежд завоевать мир. Я – младший сын мелкого Баварского дворянина, и мой путь был один: с мечом стоять за дело Господне. Приняв сан рыцаря-монаха Тевтонского ордена, я вместе с братьями отправился на истребление язычников. Мы жгли Литву огнем и мечом во имя Господне! Как я думал… тогда. 
В тот день я и братья Конрад и Готтард, а также несколько десятков кнехтов двигались в одну из литовских деревень «зачищать от скверны язычества»: 
-Брат Адальберт, мне уже не терпится, скоро уже эта деревня? Дождь все, как из ведра и не собирается прекращаться. Почему Бог нам не поможет, если мы делаем божью работу - искореняем язычников?  
- Брат Конрад, мы знаем, что тебе не терпится… и божьим промыслом там и не пахнет. А вот одним из семи смертных грехов - очень даже, ха-ха, - заявил брат Готтард. 
Я же слушал молча, меня уже несколько месяцев мучали сомнения в божественности нашей миссии. Приходя в очередную деревню: начиналась резня, потом попойка и изнасилования, иногда без разбора кого и как. Братья-рыцари были не похожи на воинство Христово, а скорее на армию Сатаны. Моё сердце христианина обливалось кровью, наблюдая все это. Но церковь все прощала во имя борьбы с язычниками. Тогда я не знал, что это была просто политика. Борьба за власть.  
Братья ехали в полном обмундировании, я же шел, ведя рядом своего коня под уздцы, сняв доспехи и повесив их на него, дав мышцам почувствовать свободу. Да и по такой слякоти, толку от тяжелого рыцаря мало. Дорога во время такого ливня больше на болото похожа. Хотя вокруг кроме лесов были и болота.  
Вдруг послышался треск и прямо перед нами начало падать дерево, преграждая путь колонне.  
- Засада, - вскричал Готтард и, выхватив меч… но был пронзен метким выстрелом литовского стрелка. Из тени леса на нас ринулись литовские воины. Вытащив меч из ножен, я бросился на ближайшего, чтобы подороже продать свою жизнь.  
Взмах, еще взмах… клинок в теле врага… Кровь… Кровь на лице… Ужас в его глазах. Последний крик. Я убил человека. Еще взмах. Кто-то сзади… Боль. Темнота. 
Странно, но я жив. Наверно ненадолго. Чувствую, от крови рубашка прилипла к спине. Вокруг тела убитых. Вороны кружат над телами. Еще немного и глаза мертвых станут их пищей. Чтобы не стать пищей сейчас, я встал и пошел в сторону от поля сражения. Я не чувствовал страха. Но, страшнее всего, я не чувствовал жалости к братьям, погибшим здесь. Просто шел…  
Дождь кончился. Выглянуло солнце. А я шел, не зная дороги, дальше в лес… Сил становилось все меньше и меньше. Увидел поляну, решил отдохнуть там. Сел там и понял, что силы покидают меня.  
«Ну, что ж, костлявая, приходи, я жду», - подумал.  
Но вместо смерти… прошлогодняя листва завертелась, поднимаясь ввысь. И я увидел ее, прекрасное и хрупкое создание, девушка - фея. Ее зеленые глаза были словно два изумруда, волосы - словно пламя. Кожа была словно соткана из нежных лучиков.  
И потом я услышал ее голос, он был словно песня соловья. Ничего прекраснее его я ранее не слышал. Сознание говорило: «Это демон, фэйри леса язычников, суккуб, который пришел совратить мою невинную душу». Сердце же тихим голосом рыдало: «Как такое красивое и невинное создание может быть демоном?».  
А девушка подошла и присела рядом на корточки. 
- Бедный несчастный рыцарь. Ты совсем сбился с пути. У тебя не только ранено тело, но и душа. Не беспокойся, я тебе помогу.  
Фэйри потянулась ко мне. У меня защипали губы от желания. Я подумал, нет, я закричал: «Изыди Сатана. Не искушай меня!» И отполз к рядом растущей березе. Но сердце колотилось словно бешенное. Мне очень хотелось поцеловать ее. Хотелось, чтобы дыхание стало общим.  
Спиной я уперся в молодое дерево. На поясе, я нащупал рукоять кинжала. Фэйри подползла ко мне на четвереньках: « Рыцарь, не бойся, я всего лишь хочу помочь! Хочу излечить твою израненную душу. Чего ты меня боишься? Неужели я тебе не нравлюсь, совсем?».  
Я посмотрел в ее зеленые глаза. Эти самые прекрасные глаза в мире. Конечно же, она мне нравилась. С каждой минутой, с каждой секундой все больше и больше. Казалось, сердце вот-вот взорвется. Казалось, если я ее поцелую, то - небеса упадут, Дьявол поглотит душу, а я буду навеки проклят. Но в тот момент я уже не мог представить жизнь без этих глаз.  
«Но как? Ведь эти чувства - грех. Любовь к женщине – грех! О, Господи, что со мной?» 
Дева подползла еще ближе, я чувствовал ее дыхание. Ее глаза были перед моими глазами. Ее тело было рядом с моим телом. Еще мгновенье она смотрела мне в глаза. А потом наши уста слились в поцелуе.  
И небо не упало. И вера осталась. Просто Любовь вошла в мою жизнь, впервые. Нет, не просто вошла - она ворвалась, словно ветер. Я оказался посреди живительной и нежной стихии. Я чувствовал саму Жизнь. Вкус ее губ был вкусом земляники, а волосы пахли полевыми цветами и травами, запахом лесной дубравой и родниковой водой. И все мои страхи были напрасны. После очень долгого поцелуя она снова посмотрела мне в глаза: «Я рада, что нашла тебя!»  
Но я почувствовал, что по моей руке течет нечто теплое и липкое. Я сжимал в руке кинжал, который пронзил ее хрупкое тело. 
- Как же? 
- У тебя доброе сердце, пусть и боится. За него я тебя и полюбила! 
Кап-кап, кровь стекала по лезвию. Цвет ее глаз и волос начал тускнеть. У меня текли слёзы. Кто придумал ложь, что рыцари не плачут?  
- Я скоро исчезну, рыцарь, но я хочу, чтобы ты улыбнулся. 
- Как, я же тебя… Не исчезай, я все сделаю…Прости меня! 
- Не надо извиняться… Твое сердце уже меняется, твои раны уже исцеляются…И я счастлива. 
Фэйри снова поцеловала меня, теперь поцелуй был страстным. Она отдавала все свои силы, пока еще не исчезла. Теперь она меня целовала не как волшебное существо, но как женщина. Потом она отпустила мои губы и прильнула к шее. Ее губы коснулись моей кожи, ее зубы легко и нежно укусили, а потом… потом она исчезла.  
Я лежал, рыдая с окровавленным ножом в руке и с любовью в сердце. На шатающихся ногах я поднялся и пошел, куда глаза глядят. Меня нашли люди из деревни, которую мы ехали защищать, и выходили.  
После я бросил орден, купил домик… Но до сих пор помню ее губы. Я до сих пор ее люблю. Теперь я вижу, что за орденом стоит Дьявол, а не Бог. Что слова о войне за Царство Господне - это слова о войне за власть. Скоро наступит мое время. Господи, хоть перед смертью дай хоть разок взглянуть ей в глаза, если она жива. Прошу Тебя. 
Как хочется спать… 
Когда служанка пришла проверить хозяина, старый рыцарь лежал мертвый, но с улыбкой на лице. 

Однажды вкусив уста феи, 
ты их не забудешь. 
Носить тоску, печаль, 
навеки в сердце будешь.
 

Так было или по-другому, уже никто не знает. Может, не было сказки. А, может, и была… Я читал слова старого рыцаря и, записав их, уехал. 
Продолжая искать следы феи. Побывав в той деревне, я узнал, что в то время у бывшего старосты пропала дочь. Ее так и не нашли… 

Иллюстрации Яны Кучеевой

Талантливый художник Яна (Янина) Кучеева-профессиональный иллюстратор и дизайнер. Родилась в России, но последние пять лет живет в Berkshire, Великобритания с мужем, двумя дочками и собакой. Здесь представлены иллюстрации к книгам Веры Камши и отдельные персонажи ее фантазии

ada2

Ada

[ Читать дальше ]

Эд Лопес и его космос. Мои заметки.

ENTERPRISE-E

ДРУЗЬЯ! ВЫ ЛЮБИЛИ В ДЕТСТВЕ ФАНТАСТИКУ? МОЖЕТ БЫТЬ ВЫ И СЕЙЧАС ЕЕ ЛЮБИТЕ? И ВЗРОСЛАЯ ЖИЗНЬ С ЕЕ ПРОБЛЕМАМИ И ПРАГМАТИЗМОМ УБИЛИ В ВАС СТРЕМЛЕНИЕ К МЕЧТЕ И НЕВЕДОМОМУ? Я С ДЕТСТВА ПРОСТО БРЕДИЛА ФАНТАСТИКОЙ. ЛЮБИЛА СМОТРЕТЬ В ЗВЕЗДНОЕ НЕБО. МНЕ ЧАСТО СНИЛОСЬ, ЧТО Я ЛЕТАЮ. КСТАТИ. ЛЕТАЮ ВО СНЕ Я ДО СИХ ПОР.  

ПОМНЮ, КАК В КЛАССЕ 8 МЕНЯ ПОРАЗИЛО, ЧТО МОЙ ЛЮБИМЫЙ АВТОР РЭЙ бРЭДБЕРИ- ВЕРУЮЩИЙ В БОГА ЧЕЛОВЕК.Я НИКАК НЕ МОГЛА ПОНЯТЬ , КАК ЕГО МРАКОБЕСИЕ УЖИВАЕТСЯ С ЕГО ВЕЛИКОЛЕПНЫМИ КНИГАМИ. ЧТО Ж, ВРЕМЯ БЫЛО ТАКОЕ. МЫ БЫЛИ ПИОНЕРАМИ И КОМСОМОЛЬЦАМИ И В НАШЕЙ ЖИЗНИ НЕ БЫЛО МЕСТА ВЫСШИМ СИЛАМ.

КОГДА Я ЧИТАЛА ФАНТАСТИЧЕСКИЕ РОМАНЫ, МНЕ ВСЕГДА НЕ ХВАТАЛО КРАСИВЫХ И ЗАХВАТЫВАЮЩИХ ДУХ ИЛЛЮСТРАЦИЙ. ОНИ БЫЛИ НЕВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ И ЧЕРНО-БЕЛЫЕ.

СЕЙЧАС ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ УВИДЕТЬ ТО, КАК ВИДЯТ КОСМОС ЛЮДИ, НАДЕЛЕННЫЕ ФАНТАЗИЕЙ И ТАЛАНТОМ.   МЕНЯ ПОРАЗИЛО, ЧТО НАСА ЕЖЕГОДНО ПРОВОДИТ ВЫСТАВКИ ХУДОЖНИКОВ, ИЗОБРАЖАЮЩИХ КОСМОС И ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНО К ЭТОМУ ОТНОСИТСЯ.

ЭД ЛОПЕС- ОДИН ИЗ ТАКИХ СМОТРИТЕ, ФАНТАЗИРУЙТЕ, ВЕРНИТЕСЬ В ДЕТСТВО.

[ Читать дальше ]

Иллюстрации от Michal Ivan

Michal Ivan --художник из Словакии. Иллюстрирует романы и рисует комиксы в жанре героического фэнтези.

страничка автора  и ещё  здесь  работы 

[ Читать дальше ]