хочу сюда!
 

Валерия

32 года, водолей, познакомится с парнем в возрасте 33-45 лет

Заметки с меткой «ренессанс»

Церковь и мир на пороге Апокалипсиса.Часть 2.Глава 2.

Продолжение.Начало тут: http://blog.i.ua/community/4224/1194682/.

Об индуизме(Часть 1)
 
Воинствующий атеизм сменился воинствующим индуизмом. В религиозно-исторической жизни человечества существует один фактор, который не поддается определению, но в то же время является самым достоверным из всех доказательств и прогнозов, на каких бы точных данных они ни были основаны. Этот фактор - народная интуиция, которая безошибочно указывает, откуда надо ожидать грядущих бед и катастроф, в каких тайных обществах назревают зловещие планы, с какой стороны на христианские страны обрушится, как снежная лавина, орда новых гуннов. Областью-источником эсхато-логических трагедий для наших предков был Юго-Восток.

Восток - это степь, огромная и всегда тревожная, как море. В этой степи, как стаи хищных волков, бродили кочевые племена, пересекая огромные пространства в поисках пищи и добычи. У них не было родины, вернее, родиной была сама необъятная степь. Здесь они рождались в кибитках, с детских лет учились управлять конем и стрелять из лука. Кочевник, казалось, сросся в единое целое со своим конем и понимал его голос, как речь человека. У них не было городов, вернее, их кибитки и телеги, покрытые ковром и войлоком, представляли собой странствующие в степи города. Даже безмолвная степь, как море во время штиля, таила в недрах своих бурю; она была логовом хищников, не знающих пощады. Границей степи было поле, где люди занимались земледелием, проводили воду, сажали сады, строили города. Кочевники внезапно, как призраки, появлялись в предместьях городов и, захватив добычу, так же внезапно исчезали в пустыне, оставляя за собой груды непогребенных трупов и пламя пожарищ.

Юго-Восток - это самые высокие в мире горы: Памир и Гималаи, похожие на десятки вавилонских башен, поставленных друг на друга, как будто огненная лава, вырвавшись из недр земли, взметнулась ввысь к небу и застыла на лету, превратившись в белый, как саван, и голубой, как утреннее небо, лед. Памир и Гималаи безмолвны, как тайна, и непроницаемы, как ночь. Вершины Гималаев кажутся снежным исполином, который хочет дотянуться до небосвода, чтобы сорвать с него звезды. Святой Андрей, Христа ради юродивый, провидец и пророк, говорил, что Александр Македонский запер железные ворота в ущелье гор на Востоке, а в конце мира эти ворота отворятся, и бесчисленные орды хлынут на запад. Тогда настанут бедствия, которых не видело и не переживало человечество. Железные ворота - это эллинистический мир, который затем был просвещен христианством, а за железными воротами таится древнее магическое язычество Турана, Индии, Тибета, которое в течение многих веков собирает свои силы для последней битвы с христианством. Восток - это пустыни Гоби и Кара-Кума, где уже однажды, как термиты в своих подземных гнездах, собралось огромное войско монголов под знаменами Темучина. Монгольская орда по пути на запад смешала народы и племена, как в одном кипящем котле, и перетасовала карту земли, как колоду игральных карт. Чингис-хан сравнялся с Александром Македонским, с той только разницей, что обратил свой меч на запад.

Грядущие беды и катаклизмы, предсказанные пророками, проходят, как жуткие призраки, в Апокалипсисе Иоанна Богослова, но есть удерживающая сила - это христианство, поэтому для воплощения демонических планов нужно сначала расправиться с христианством, уничтожить или извратить его, оставить от христианства только одно имя. Теперь наступил глобальный процесс дехристианизации мира. Господь назвал сатану лжецом и человекоубийцей. Борьба демона с Церковью осуществляется через гонение на христиан и в то же время распространение духовной лжи: ересей и лжеучений. Это можно сравнить с осадой крепости: враги штурмуют ее ворота и стены, и в то же время тайные противники хотят устроить пожар внутри нее. Уже в апостольские времена римская государственная машина обрушилась своей тяжестью на христианские общины. Кровь мучеников потоками лилась на землю, как виноградный сок из точила, и вместе с тем язычество готовило другой удар: в среде самарийских волхвов-оккультистов и фригийских жрецов возникла идеологическая провокация христианства - учение, которое должно было низвести Христа до уровня космического духа-архонта и предоставить ему место в каком-нибудь из углов пантеона. Христос по этому учению превращался из Сына Божия в языческое божество. Евангелие привязывали к прокрустову ложу мифической космологии, а таинства Церкви объявляли оккультными посвящениями вроде хтонических мистерий в честь Деметры и Озириса. Гностицизм привлек к себе интеллектуальные силы языческого мира, но он не мог привиться к телу Церкви. Уже апостолы Павел и Иоанн Богослов предупреждали христиан о волчьих ямах и западнях, которые язычество расставляло на их пути. Однако гностицизм не исчез, но продолжал жить в монтанизме, в сектах богомилов, павликиан, альбигойцев и катаров, в тайных ложах рыцарских орденов, "приоров Сиона" и тамплиеров.

Второй попыткой язычества внедриться в христианский мир стало движение, известное под названием Ренессанса, или Возрождения, то есть возрождение античности. Если древний гностицизм избрал своим путем преимущественно философию и мистику, то Ренессанс - искусство. Языческий мир должен был войти в христианские храмы под видом фресок, изваяний, икон святых. Если у античных народов было неудовлетворенное стремление к духовности, "к неведомому Богу", то Ренессанс как раз хотел раздавить остатки духовности материальной осязаемостью и плотской страстностью своих картин, как тяжелым сапогом. Христа изображали то как Аполлона, то как Геркулеса, лик Девы Марии писался с молодых натурщиц, веселых и фривольных римских девушек, а иногда с предметов страстного обожания самих художников. На стенах Сикстинской капеллы появились мифические персонажи: Харон, перевозящий на лодке через воды Стикса души умерших и т.п. Искусство более интимно для души, чем философия. В псевдохристианском храме душа встречалась с пантеоном. Там были языческие боги под личиной Христа и святых, и они воспринимались человеческим подсознанием как космические божества, как торжество плоти и крови. Один из римских первосвященников, войдя в Ватикан после своего избрания, воскликнул: "Боже мой, ведь это языческие боги!" Слова возмущенного Папы передавали как забавный анекдот, но чаще всего римские первосвященники сами субсидировали такие работы, чтобы прослыть просвещенными гуманистами.

Искусство Ренессанса вторглось в католическое богослужение и сблизило его с напевами оперы и карнавала. В языческом мире храм был соединен с театром. Самый большой театр древнего Рима располагался на ступенях храма Венеры. Пока в этом карнавале возрожденного язычества паясничали перед толпой и насмехались над христианством Боккаччо, Эразм Роттердамский, Маргарита Наваррская и другие великосветские комедианты, мусульманский мир уже сдавливал Европу железными клещами. Реакция на постренессансное католичество в форме протестантизма и лютеранства не исправила дела, а напротив, внесла в сознание людей еще больше рационализма и оземленности. Западные христиане были лишены литургической глубины древней Церкви. Ренессанс и протестантизм подготовили почву для материализма и позитивизма.
В западной Европе мировоззрение интеллигенции постепенно приняло форму скептического гедонизма. В восточной Европе, которая сохранила древние предания и литургику, разделаться с христианством было трудно, и поэтому борьба с ним приняла форму насилия, а в ХХ веке - атеистической инквизиции. Повторилось время языческих гонений, но в гораздо худшем варианте. Современные государства по сравнению с Римской империей отличались большей разветвленностью разведывательного и репрессивного аппарата, концентрацией средств массовой информации, возможностью контролировать общественную и частную жизнь человека. Поэтому Церковь подверглась систематическому запланированному уничтожению. Не только в каждом городе, но в каждом селении был свой Колизей, напоенный мученической кровью.

Атеистическая пропаганда наложила свою руку не только на художественную литературу, но и на научные издания, не имеющие отношения к мировоззрению. И на этих книгах, как печать, стояло клеймо атеизма. Посещение церкви делало человека парией в обществе, во всяком случае для него был прегражден десятками заслонов путь к общественной и научной деятельности. Постоянное табуирование религии сопровождалось издевками, клеветой и насмешками. В этой искусственной пробирке должен был создаться, как гомункулус алхимиков, строитель нового общества. В течение десятков лет образовалось огромное выжженное поле - пустырь духовного невежества. Но в человеке нельзя до конца истребить врожденного чувства религиозности, мистического благоговения перед тайной. Атеизм на Востоке и позитивизм на Западе создали атмосферу глубокого духовного невежества и в то же время неосознанной потребности в религии, которую не могли удовлетворить ни культ наслаждения - гедонизм, ни культ вождя-сверхчеловека.
Продолжение об индуизме следует

А. А. Харламов

Алексей Алексеевич Харламов (18 октября 1840, село Дьячевка, Петровский уезд, Саратовская губерния, Российская империя — 10 апреля 1925, Париж, Франция) — русский художник, мастер портрета.
Алексей Харламов родился в многодетной семье крепостного крестьянина. У родителей он был седьмым ребенком. Вскоре после его рождения хозяева решили продать его родителей другой помещице, оставив при этом детей себе. Маленькому Алеше повезло — из-за младенческого возраста он не мог быть отлучен от матери и потому был продан вместе с родителями. В 1850 году родители Алексея вместе с ним и ещё двумя младшими детьми получили свободу. Вскоре семья переехала в Санкт-Петербург.
В Санкт-Петербурге Алексей в 12 лет начинает брать уроки рисования у вольнослушателя Академии художеств В.Я Афанасьева. Он очень старается в учебе и в 1854-м году поступает в Императорскую Академию художеств, где становится учеником профессора А. Т. Маркова, представителя позднего классицизма. За успехи в рисовании и живописи Алексей Алексеевич 1857 и 1862 гг. получает две Малые серебряные медали, а в 1863 году — две Большие серебряные. В 1866 году Харламов получает Малую золотую медаль за картину «Крещение киевлян», а в 1868 году — Большую золотую медаль за полотно «Возвращение блудного сына в родительский дом».
 

[ Читать дальше ][ Читать дальше ]

Морони Джованни Батиста (1525-1578). Портрет.

Морони Джованни Батиста (Moroni Giovanni Battista) (1525-1578) Итальянский живописец эпохи Позднего Возрождения, один из крупнейших портретистов 16 столетия. В портретах стремился запечатлеть движение жизни в удачном повороте головы, живом взгляде, жесте своих моделей, что будет впоследствии использовано в европейском портретном искусстве XVII в.


Portrait of Don Gabriel de la Cueva, later Duke of Alburquerque
1560 (Staatliche Museen, Berlin)

Герцог представлен Морони во всем великолепии его сословного достоинства. Он изображен со шпагой, что, очевидно, указывает на готовность защитить в момент опасности честь семьи и свой город. Дух рыцарственности выражен в сдержанной и гордой позе мужчины, а также в надписи на стене «Страх неведом мне и даже смерть не пугает меня». Художник пристально всматривается в натуру, сочетая поразительную точность в передаче модели с любовью к роскошному колориту и богатой нюансировке цвета, отражающей влияние живописи венецианских мастеров Джорджоне и Тициана, Освободив фон портрета от всех второстепенных деталей, Джованни Батиста Морони придает ею композиции строгую простоту, которая подчеркивает значительность воплощенного им образа.

[ Читать дальше ]

Винченцо КАМПИ. Изобилие..


               На кухне.

        Винченцо Кампи, 1536-1591г., итальянский художник Ренессанса, пишущий в стиле маньеризма. Один из членов известной  семьи  художников, законодателей вкуса в Кремоне 16 века. Винченцо и его братья принимали участие в расписях церквей и соборов Павии, Буссето, Милана. Но обладая многогранным художественным вкусов, Винченцо был способен отойти от религиозной темы и проявил себя с неожиданной стороны, создав замечательные жанровые композиции. Героям и которых были простые люди с гротескными лицами и провакационно соблазнительные в своей простоте и искренности эмоций, женщины, на фоне изобилия рыночных лавок, пищи во всех видах и кухонной утвари. Произведеня эти создавались, вероятно, под влиянием фламандской и немецкой живописи. Любуйтесь, наслаждайтесь!!  [ Читать дальше ]

С Чистым четвергом, друзья!

Сегодня что: среда, суббота?

Скоромный нынче день иль пост?

Куда девалася забота,

Что всякий день и чист и прост.

 

Как стерлись, кроме Вас, все лица,

Как ровно дни бегут вперед!

А, понял я: «Сплошной седмицы»

В любви моей настал черед.

М.Кузмин

        "Тайная вечеря" Леонардо да Винчи один из лучших образцов высокого искусства Ренессанса. Но картина, которую мы знаем, вряд ли может считаться оригиналом со стопроцентной уверенностью. Дело в том, что свой шедевр Леонардо рисовал на стене трапезной монастыря Санта-Мария делла Грация в Милане (1495-1497). Она так и не была завершена.А к 1517 году очень отсырела и её даже назвали массой пятен.А в следующем веке монахи прорубили в стене дверь на месте ног Иисуса.  В 1796 году монастырь занял гарнизон французских солдат и в бывшей трапезной разместили коней. Солдаты коротали время, стреляя в уцелевшие части картины. Во времена второй мировой войны в трапезную угодила бомба. Уцелела только стена с картиной. Это был знак и целая бригада реставраторов трудилась над воссозданием того, что мы сейчас видим. Существует много легенд о работе Леонардо над картиной, ведь перед ним стояла задача воплотить на ней Добро (Иисус) и ЗЛО ( Иуда). Нужны были прототипы.  О каждом из персонажей есть очень много размышлений, разных мнений и исследование послания Леонардо продолжается и сегодня. У Паоло Коэльо даже читала легенду, что прототипами Иисуса и Иуды был один человек с разницей в три года. Сначала с него был написан Иисус, а через три года в сточной канаве нашли спившегося оборванца со следами всех пороков на лице и когда тот пришел в себя, он узнал картину и художника:

- Я уже видел эту картину раньше!

- Когда? - недоуменно спросил Леонардо.

- Три года назад, еще до того, как я все потерял. В ту пору, когда я пел в хоре, и жизнь моя была полна мечтаний, какой-то художник написал с меня Христа... Паоло Коэльо.