хочу сюда!
 

Ксения

38 лет, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 40-45 лет

Заметки с меткой «справедливость»

Странно, как это я раньше не писал у себя в блоге?

Вот и думаю, что бы такое написать. 

То как мне хорошо, или плохо никого интересовать не должно.

То кто я и где нахожусь на этом свете думаю тоже.

А вот мое мнение по поводу жизни, может кому-то покажется интересным.

Итак: за мою короткую сознательную (так ли?) жизнь я понял только несколько вещей.

И основное это то, что справедливость как ее все представляют - ее нет, она миф, который развенчивает реальность. Она призрак, который не дает нам покоя, она мираж в пустыне наших снов. Она не такая как все ее представляют, он делает с нами то, что мы заслуживаем, но не то что мы ожидаем от нее. Даже если то что мы ожидаем, есть логичный исход событий. Но в жизни нет места простой логике..



0%, 0 голосов

88%, 7 голосов

0%, 0 голосов

13%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Повесть о справедливости

По пустынному городу шла маленькая девочка с голубыми глазами. Вокруг ни души, но она шагала вперед не оглядываясь и не боясь. Длинные косички с белыми бантами весело прыгали по спине. Она шла и напевала пенку, временами припрыгивая и улыбаясь. Серый, призрачный город становился веселее и красочнее позади нее. Каждый камешек, на который она ступала, оживал, зеленел и, кажется, светился от радости.

Ее маленькие сандалии еле касались земли. Мир становился добрее, город превращался в рай.

Вдруг из-за поворота выскочил волк. И съел девочку.

Без любви

ОБЯЗАННОСТЬ без любви делает человека РАЗДРАЖИТЕЛЬНЫМ

СПРАВЕДЛИВОСТЬ без любви делает человека ЖЕСТОКИМ

ПРАВДА без любви делает человека КРИТИКАНОМ

ВЕРА без любви делает человека ФАНАТИКОМ

(c)



Порядок, справедливость, ценности: дебаты в Любляне

Словения, пользующаяся репутацией самой продвинутой экономически и стабильной политически республики бывшей Югославии, на прошлой неделе принимала крупнейший форум специалистов, исследующих мировую политику. В Любляне 23-26 июля прошла вторая Глобальная конференция Комитета по изучению международных отношений (WISC).

Германский профессор Матиас Альберт (Mathias Albert) точно подчеркнул основную линию актуальных рассуждений в среде специалистов-международников, сославшись на название конференции «Международный порядок, справедливость, ценности: что нас разделяет и что объединяет?». Ключевой вопрос здесь состоит в том, кто такие «мы», формирующие так называемое «международное (со)общество»? Это – все люди, населяющие нашу планету, или лишь те, кто обладает возможностью поддерживать социальную коммуникацию? Есть ли вообще это самое «международное (со)общество», или же мы имеем дело с термином, изобретённым исключительно для удобства и каждый раз наполняемым новыми смыслами, в зависимости от намерений тех, кто его употребляет? Голоса тех, кто полагает, что никаких глобальных ценностей вообще не существует в природе, не доминировали на конференции, однако прозвучали достаточно определённо и были услышаны.

Дискуссия на аналогичную тему состоялась и во время презентации трёхтомного труда по современной безопасности, выполненного под руководством Ханса Гюнтера Брауха (Hans Gunter Brauch) в рамках Университета ООН. Немецкий профессор с гордостью рассказывал о том, что руководимый им коллектив смог охватить и описать самые различные уровни и формы безопасности и посмотреть на неё сквозь призму гендера, экологии, энергетики, информационных процессов и т.д. Однако голландский исследователь Яап де Вильде (Jaap de Wilde) выступил с необычно резкой критикой такой расширительной трактовки безопасности в целом и концепции «человеческой безопасности» (human security) в частности. Причина этого состояла в том, что эта концепция эклектична и оставляет необъяснённым вопрос о том, какие конкретно социальные группы являются её референтами. Если речь идёт о безопасности абсолютно всех людей, без единого исключения, то как быть с тем, что в любом политическом и экономическом процессе неизбежно есть проигравшие и победители, которые диаметрально отличаются друг от друга по взглядам на безопасность. Кроме того, концепт «человеческой безопасности» содержит в себе внутреннее противоречие: поскольку речь идёт о выживании, то во имя этой самой «человеческой безопасности» можно посылать одну группу людей умирать … ради самой себя и своего блага? Может быть, задал риторический вопрос де Вильде, всё-таки за «человеческой безопасностью» просматриваются вполне определённые контуры тех или иных государств, которые полагают возможным говорить от имени всего человечества?

Один из наиболее именитых исследователей в этой области датчанин Оле Вэвер (Ole Waever) продолжил полемику: если мы постулируем «человеческую безопасность» как обширнейшую сферу, отличную от «безопасности государства», то рано или поздно появится вопрос о том, «кто за всё это отвечает». И тогда вновь обозначается логическая ловушка: проблематика суверенной власти возрождается в рамках негосударственных представлений о безопасности. Этим самым профессор Вэвер, один из ведущих специалистов «копенгагенской школы», признал, что самой этой школе, предложившей в своё время деление на «мягкие» и «жёсткие» факторы безопасности, предстоит внести какие-то коррективы в свои подходы.

Таким образом, конференция показала, что одни концепты требуют уточнения, другие постепенно утрачивают свой эвристический потенциал, а третьи, наоборот, его возвращают. Именно это и происходит с понятием «империя», которое ещё лет 10 назад несло в себе скорее негативные коннотации, и то в исполнении преимущественно неомарксистов или сторонников классической геополитики. Как показал Ноэль Паркер (Noel Parker, университет Копенгагена), сейчас «империя» стала фигурой речи в либеральном дискурсе и применяется для описания модели внешнеполитического проведения как США, так и ЕС.

Впрочем, дискуссии о Европейском Союзе, который по частоте упоминаний в названиях секций и докладов, безусловно, лидировал на конференции, велись и в другом языковом регистре, связанном с известной концепцией «нормативной державы». Именно в этом ключе десятки специалистов - наиболее известен из них, пожалуй, Томас Диец (Thomas Dietz) - обсуждали влияние расширения ЕС на конфликты по всему периметру своих внешних границ. Здесь, конечно, есть позитивный пример Кипра, где наконец-то начались переговоры между двумя враждовавшими долгое время общинами, однако есть и скорее негативный пример Турции, которая, несмотря на давно обсуждающуюся в Брюсселе заявку на вступление в ЕС, представляет собой пример внутренне нестабильного государства, где насилие является одним из политических орудий.

В целом, люблянская конференция стала своего рода смотром рядов сообщества специалистов-международников и помогла прояснить расстановку сил между отдельными его группами. В теоретическом плане (и это в целом отражает состояние современных исследований в мире) в этом сообществе лидируют (как количественно, так и с точки зрения исследовательских новаций) сторонники социального конструктивизма в различных его версиях, которые, кажется, могут найти общий язык с весьма влиятельными группами постструктуралистов. Тех и других объединяет взгляд на современный мир сквозь призму «языковых игр» и «речевых актов», меняющих идентичности международных субъектов. Кстати, именно эти подходы наиболее часто применялись западными участниками конференции в отношении нашей страны: по мнению британского исследователя Джона Бэрримана (John Berryman), внешнеполитическое поведение России представляет собой типично конструктивистскую проблему: в то время как НАТО утверждает, что его деятельность не направлена против РФ, последняя, тем не менее, ощущает и чувствует это иначе. Другими словами, такое понятие, как insecurity (небезопасность) надо воспринимать как социально конструируемое и существующее не столько в мире материальных реалий, сколько на уровне эмоций, образов и представлений. Об этом же говорил и Винсен Пульо (Vincent Pouliot, McGill University), который показал, как материальные феномены, опосредующие отношения России и НАТО, могут приобретать характер символов, знаков и даже метафор (например, база Черноморского флота в Севастополе). Профессор университета Северной Дакоты Томас Амброзио (Thomas Amrbosio) в том же социал-конструтивистском духе «разложил по полочкам» современный внешнеполитический дискурс России в отношении Запада, выделив в нём такие риторические приёмы, как «закрытие темы» (отказ обсуждать содержательные аспекты качества демократического процесса в России), «словесная поддержка» близких по духу режимов в других странах, «переопределение» ключевых терминов (демократия, свобода, права человека и пр.) и насыщение их своим содержанием, релятивизация (указание на относительный характер демократических практик и возможность их широкой оценочной интерпретации), а также добавка прилагательных к устоявшимся терминам (нелиберальная, суверенная, управляемая демократия и т.д.).

Что касается более давних теорий, то на конференции в Любляне две из них подтвердили свою возрождающуюся популярность. Речь идёт, во-первых, об «английской школе» (English school), влияние которой сегодня связано с необходимостью переосмысления таких понятий, как нормы, институты и практики, вызывающие к жизни «международное общество». Во-вторых, сохраняет свою привлекательность и продолжающаяся волна переосмысления политической теории Карла Шмитта, что объясняется парадоксальными пересечениями между его представлениями о суверенной власти, политической субъектности и феноменом вражды, с одной стороны, и некоторыми концепциями современных «новых левых» и неомарксистов, описывающими феномены политики, насилия, «конститутивных исключений» из норм и т.д.

Другие известные теоретические платформы в Любляне либо были представлены фрагментарно (например, структурные реалисты, институционалисты или адепты транзитологии), либо вынуждены были держать оборону (гендерные исследования и различные версии глобализма). Голоса неофункционалистов с их приоритетом, отдаваемым изучению интеграции, были слышны, в основном, на тех секциях, где обсуждались проблемы регионализма (здесь весьма неплохо была представлена проблематика не только Европы, что традиционно, но и Латинской Америки) и – в меньшей степени – (кон)федерализма.

На этом фоне конкурентного взаимодействия различных теоретических подходов весьма ярко проявилась другая проблема, тоже связанная с различными языковыми регистрами и имеющая прямое отношение к России. К сожалению, подавляющее большинство российских участников конференции WCIS (за редким исключением) обсуждали интересующие их проблемы в сугубо эмпирическом, я бы даже сказал – позитивистском духе, обнажая тем самым дефицит широких обобщений относительно происходящих в России процессов. Именно западные коллеги предпринимали попытки (хотя и не всегда бесспорные) как-то вписать российскую проблематику (будь то «энергетическая дипломатия», отношения со странами СНГ или что-то иное) в устоявшиеся в среде специалистов-международников концептуальные рамки. Получилось так, что нам рассказали, как можно теоретизировать о России. Мы послушали и, надеюсь, сделали хоть какие-то выводы.

НафиГ ХАМов!!!!!!!!!!!!!!!!

честно говоря - я даже не знаю, что сказать...

ситуевина вообще неоднозначная, но - давайте по порядку:

шел, когда-то по кишке: длинный переход "майдан-Крещатик", долго шел - народу просто море было и ползли по метру в минуту, наверное... 

в общем, хватило времени, чтоб рядом разыгралась чисто анекдотическая ситуевина: из-за дерганий толпы впереди идущий пацан капитально наступает на ногу идущему сзади... секунд через надцать решает, все-таки, извиниться, на что потерпевший спокойно отвечает: "да ты иди, я тебе уже на спину плюнул..."

а что вы об этом скажете?


0%, 0 голосов

80%, 8 голосов

10%, 1 голос

10%, 1 голос
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

А на улице-то вроде бы как "праздник"

Поздравляю всех с Днем Конституции! И желаю, чтобы наконец-то у нас появилась и настоящая Конституция, а не только ее День.

Наше современное законодательство , к сожалению, желает лучшего, но имеем то, что имеем. К сожелению всё меньше ценятся государством такие принцыппы жизни как чесность, верность долгу, справедливость и прочее. Но к счастью даже в наше время остались люди которые добросовекстно выполняют свой долг, каждый на своей должности, на своей работе.

Большинство из нас тихо подчиняется повелению начальства во всех вопросах , говоря "Начальству виднее", "Начальник всегда прав" и пока мы будем вот так вести себя и не будет порядка. Нужно порядки наводить в стране каждому из нас начиная с себя.

Может я и не прав, но я например, никогда не действую против своих правил и правил установленных законодательно. Ведь Законы у нас неплохие, просто их никто не выполняет и не придерживается, а главное что не контролируется их выполнение.

Часто спорю с начальством, даже министерского уровня, но всегда аргументируясь конкретными положениями, законами, распоряжениями, требованиями государственных стандартов. Я собрал вокруг себя такую же команду специалистов.

Да, тяжело плыть против течения, того и гляди устанешь и утонешь, а окружающие еще и притопят. Но все же после скандалов, препираний и настанивание на своем оправдывает себя. Часто такая позиция выручала и меня да и мой институт.

А когда оно себя оправддывает то не только моральное, но появляется и материальное удовольствие. Смотришь вчера у тебя требовали подписать бумагу которую подписывать нельзя , но "надо", грозились уволить. А завтра уже смотришь письменная благодарность и премия за то, что не подписал.

Так что давайте начинать с себя - жить по чесному, по правилам, не переступая через себя и того же давайте по возможности требовать от окружающих, а те от своих окружающих и может тогда наступит время, когда у нас действительно будет правовая, а анархическая держава и экономика рыночная, а не базарная.

Судьба, стр. №3

Насчет гадания как способа узнать судьбу и веры в него
Жизнь — многовариантна и дорог много, тропинки появляются по мере движения, их появление или поворот на имеющиеся зависит от того, по какой тропинке ты пришел к следующей. Мироздание, частью которого мы есть — это информация, доступная любому его элементу. [дальше все обильно почеркано]

Верить или не верить гаданию
Вера — сугубо личностная категория и не нуждается в подтверждениях, а если нуждается или подвержена сомнениям под внешними воздействиями — это не вера, а предрассудок. [зачеркнуто] Предсказание — внешнее воздействие на этот процесс и жизнь доверчививого чела начинает идти по сценарию предсказателя, т.о. предсказатель определяет судьбу чела. [зачеркнуто] Т.е. веря предсказаниям, чел живет по чужому сценарию. Т.о. вера в гадания служит челу плохую службу [зачеркнуто].
Вера в судьбу и предопределенность делает невозможным выбор и приходится жить такой жизнью в таком государстве и под такой звездой той судьбой, в которую поверил и которую, по-сути, сам себе создал. Кроме того, чем больше верящих, тем прочнее фиксация того, во что верят. И хорошо еще, если верят во что-то безобидное… Такие фиксации можно назвать традицией, общественными устоями или по-просту, шаблонами. И шаблоны эти созданы самими людьми. Они по ним живут и не знают, что сами себя заперли.

PS. М
ногое из того, что здесь мной было написано, я в итоге удалил или изменил (поскольку мою точку зрения на эти вопросы также изменили некоторые люди и события), дабы не нести отвецтвенность за то, как мои слова могут использованы.
Страницы:
1
10
11
12
13
14
15
16
17
предыдущая
следующая