хочу сюда!
 

Натта

44 года, дева, познакомится с парнем в возрасте 41-52 лет

Заметки с меткой «соловьев»

Соловйов назвав протестуючих росіян дерьмом. Треба ще орден дати

тепер такий буде. Ще якось росіян назве - і буде ще Почотнішій. типу так - 

Скандал в прямом эфире Укроп vs Соловьев 24.05.15

Комментарий к видео фрагменты «Скандал в прямом эфире Укроп vs Соловьев 24.05.15»   https://www.youtube.com/watch?v=erhVCVU5ULM
Я думал Киселев дурак, ошибся Кисилев по сравнению с Соловьем просто гений. Ну вот, например: 0:45 - т.е. гос. чиновники в праве любого словить и сделать с ним что хотят? Может в Путинстандии и так, у нас нет. У нас берут конституцию и 5 статья гласит что единственным источником власти является народ. Это собственно и повод выйти на майдан о котором Соловей допытывался, но так и не получил ответа на 2:53 дальше 0:57 почему-то без всякого угрызения совести Соловьев не моргнув и глазом подменяет право на восстание сепаратизмом. Дружище, а тебе не кажется, что это мягко говоря немножко разные понятия. Более того, что в Крыму и на юго-востоке еще не известно. Там и сепаратистами назвать их нельзя т.к. сепаратизм, это отделение от государства. А если Крым присоединился к РФ, то это уже не сепаратизм, а захват. Захват РФ чужой территории пусть и с малой кровью пусть и с зомбированием и вербовкой крымчан, но захват. Можно лепить лысого Вову и молоть что угодно но факт вещь упрямая. Вове нужен Крым т.к. там флот РФ он его захватил. Факт в том, что 2а года назад я мог поехать отдыхать в Крым без проблем, сейчас нет. Т.к. те дома и базы отдыха захвачены РФ. Это факт. Дальше Соловей поет о том, что украинцам слабо напасть на Крым. Да, мы пока слабы т.к. нас обманули и разоружили согласно будапештскому меморандуму о котором я писал. Да, нам сейчас не до Крыма т.к. Вован устроил резню на юго-востоке да и в нашей зРаде сидят Януковские предатели, НО у нас есть стратегии мирного возвращения Крыма, так что время покажет.
1:33 факты. Кто пытает. Может вы это имеете в виду? Пытки распятых мальчиков или вот 2а раба От куда такая уверенность? А ополченцы не пытают? А Гиркина на территории Украины не было? Это шахтеры накрывают украинских солдат градами ибуками? А вот как вам пресса
 3:24 я очень надеюсь, что не с Россией, а с путинизмом. И мы бы не воевали даже с путинизмом если бы он не пришел на нашу землю. Это опять факт т.к. как я уже писал 2а года назад я мог поехать в Крым теперь нет. Теперь он считается русским, а на юго-востоке война. Да и вообще логика Соловьева как у воробья. Что если страны воюют, то к примеру посол или гражданин одной страны не может общаться и поехать вести переговоры в другую??? Дальше цитирую Соловьева "какого черта вы у России просите скидку на газ". Кто просить? Может я прошу??? а ? А вот вы возьмите и откажите на в газе. Что слабо? Тогда "какого черта" вы даете газ раз не признаете Украину? Может все токи это, выгодно вашему Вовику и нашим ворам которые вместе нас же хорошо нагревают и обувают на этом газе? Про деньги аналогично. Наши воры и попрошайки в парламенте у всех просят денег и ложат их в свой карман.
В общем уважаемая вата! слушайте Соловьёва и запивайте Кисилевым и молитесь на Путина и дапребудет с вами Стариков. 
наверх
в закладки
наверх
в закладки

Рекомендую прочитати "Три разговора" Вл. Соловьёва



http://gartua.io.ua/s855514/kpatkaya_pobect_ob_ahtixpicte

"ТРИ  РАЗГОВОРА И KPATKAЯ ПOBECTЬ OБ AHTИXPИCTE"

Однозначно, що читати це написане Вл.С.Соловьйовим напередодні 20-го дико-кривавого століття зараз в липні 2014 в Україні під час нової війни є досить і досить знаково і навіть урочисто в очікуванні... Рекомендую почитати


29%, 2 голоса

43%, 3 голоса

29%, 2 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Режиссер Сергей Соловьев:Пока есть Сергей Шнуров и Юрий Башмет..

После спектакля "Гамлет" кинорежиссер Сергей Соловьев рассказал корреспонденту "Газеты" Ольге Романцовой, почему молодым кинорежиссерам полезно ставить театральные спектакли, что общего между "Гамлетом" Егора Баранова и одноименным фильмом Григория Козинцева и какова прокатная судьба картины "Анна Каренина". Сергей Александрович, будущие кинорежиссеры, ученики вашей мастерской во ВГИКе, часто ставят театральные спектакли? Это наша обычная практика. Любому кинорежиссеру необходимо освоить большую форму, поработать в ней. У нее свои законы и иное пространство для изложения мысли. Но снять полнометражный фильм студенту практически невозможно. Максимум, что он может сделать, — это короткометражка, идущая не больше 10 минут. Спектакль в театре помогает освоить большую форму и научиться с ее помощью воплощать большое содержание. Мне кажется, что молодой режиссер рано или поздно должен взяться за "Гамлета" и рассказать с его помощью о герое нашего времени. У Егора Баранова получился стремительный, динамичный спектакль, который не скучно смотреть. Я понимаю, то, что он увидел в "Гамлете", — параллели с нашим временем. Но не слишком ли это просто — поставить пьесу Шекспира о разборках в коммуналке? Любой режиссер ставит "Гамлета" о людях своей эпохи. Спектакль Баранова настолько же современен, насколько современен был фильм "Гамлет" Григория Козинцева с Иннокентием Смоктуновским в главной роли. Козинцев тоже прочитал "Гамлета" как историю о собственной эпохе и живущих в ней людях. Просто он считал хорошим и правильным тоном досконально изучить историографию, все исторические источники и одеть героев фильма в исторические костюмы. Но Смоктуновский, как и Олег Лабозин, игравший сегодня Гамлета, сыграли то, что приходит в голову человеку при чтении шекспировского текста. Просто Баранов прочитал его сейчас, а Козинцев — в 60-х годах прошлого века. Кстати, Смоктуновский после роли Гамлета стал самым популярным актером эпохи. А у фильма "Гамлет" был совершенно невиданный кассовый успех. Все смотрели эту картину. Казалось бы, что общего между жизнью в Советском Союзе и шекспировской трагедией? Но это была история о том времени. Но Смоктуновский играл интеллигента, который живет в тоталитарном обществе. Общество в наше время изменилось, вот и герой стал другим. Козинцев снимал фильм о тоталитаризме, Баранов поставил историю наших дней: бандитское устроение жизни и связанные с ним разборки в человеческом социуме. По-моему, очень правильная и исчерпывающая форма. Одни педагоги, обучая режиссеров, считают, что главное — научить их азам профессии, дать какие-то технические навыки. Другие — что нужно воспитывать ученика как личность, а технологии он научится сам. Как поступаете вы? По-моему, нет никаких универсальных технологий, значит, их бессмысленно преподавать. У каждого режиссера, как и у каждого художника, своя техника, которая соответствует его художественной личности. У Врубеля одна школа, у Натальи Гончаровой — совсем другая. При этом все владеют профессиональной техникой. Вы занимаетесь со своими учениками, показываете их работы на фестивале "Дух огня" в Ханты-Мансийске. Вам не обидно, что многие из них после окончания ВГИКа идут снимать сериалы? Жалко, конечно, но вы же видите, какое сейчас время. После вашего фильма "2-АССА-2" возникает ощущение, что культуры больше нет, она закончилась. Культура не может закончиться, потому что она закончится только вместе с концом света. Конечно, время сейчас жесточайшее по своей глупости, цинизму и невежеству. Я бы так сказал: остались глупость, цинизм и невежество, больше ничего. Значит, все безнадежно? Или культуру как-то можно спасти? О какой безнадежности можно говорить, пока есть Сергей Шнуров и Юрий Башмет? Пока они живы, не все так безнадежно. Но я думаю, что сейчас не стоит вмешиваться в какие-то глобальные преобразования чего-то во что-то. Нужно стараться сохранить российскую культуру в каких-то отдельных очагах. Вы бы могли сравнить Сергея Шнурова с Виктором Цоем? Зачем их сравнивать? Разве можно меня сравнить с Тарковским? Он — это он, а я — это я. Интересно, почему единственная книга, которую вы показываете в "2-АССЕ-2", — это "Анна Каренина"? А почему Набоков считал "Анну Каренину" лучшим романом мировой литературы? Попытайтесь ответить на этот вопрос. Может быть, и отвечу, когда посмотрю ваш фильм "Анна Каренина". Почему его не показывают в Москве? Потому что жизнь у нас такая. "Анну Каренину" показывают в Лондоне, Париже, Риме, Тель-Авиве, везде, но только не в России. А что говорят прокатчики? Они отказываются ее показать? Они не отказываются. Наоборот, все говорят: "Надо думать, как хорошо ее выпустить". И никак не выпускают. Призрак выходит из телевизора Герои шекспировского "Гамлета" поселились в коммунальной квартире. Туда перенес действие своего спектакля "Гамлет" будущий кинорежиссер Егор Баранов, ученик Сергея Соловьева. Пространство подвального театра А.Р.Т.О., где 20 февраля состоялась премьера, идеально вписалось в режиссерский замысел. Пьеса "Гамлет" практически бездонна. Поставив ее, каждый режиссер умудряется вычитать в ней что-то новое. Егор Баранов не стал нагружать своего "Гамлета" дополнительным смыслом. В спектакле режиссер добросовестно пересказал детективный сюжет и перенес его героев в наши дни. Эльсинор превратился в огромную коммуналку, а его обитатели стали бандитами. Так мог бы снять "Гамлета" Квентин Тарантино. Клавдий (Александр Новиков) задушил пьяного брата, чтобы стать паханом (символы королевской власти — галстук да длинная меховая шуба) и взять в жены невестку Гертруду (Оксана Сидоренко). Труп убийца бросает в металлическую тележку, в которой возят продукты в супермаркетах. Сверху на труп кинут маленький телевизор, и голос Призрака будет кричать с телевизионного экрана. А рука, высунувшаяся из тележки, схватит Гамлета (Олег Лабозин) за горло. Этому Гамлету не до философских рассуждений. Главное —уцелеть во время разборок и отомстить за отца. Молодой человек впервые понял, что находится на волосок от смерти и как страшно умирать. Этот страх смерти становится главной темой монолога "Быть или не быть". Заметно, что режиссер поставил историю о том, что он очень хорошо знает. Каждый из типажей узнаваем, они выглядят на сцене живыми людьми с понятными и естественными реакциями. У спектакля стремительный, чисто детективный ритм, и, даже зная сюжет, все равно с нетерпением ждешь, чем кончится дело. Чтобы зрители догадались, что вокруг принца датского сплошной клубок змей, все герои время от времени надевают на руку кукол-змеенышей, которые открывают пасти и шипят. У Баранова врожденное чувство ритма, он умеет придумывать интересные мизансцены практически в пустом пространстве. К примеру, чтобы подслушать разговор Гамлета и Офелии, Полоний, Клавдий и Гертруда приносят с собой листы фанеры и прячутся за ними. Режиссер собирается со временем экранизировать своего "Гамлета". Но хочется, чтобы фильм был снят как минимум лет через 10. Чтобы Баранов повзрослел, повнимательнее прочитал Шекспира и понял, что история принца датского не ограничивается детективным сюжетом и эльсинорскими разборками. Статья опубликована в издании "Газета", №31 от 24 февраля 2010

Трудно быть Соловьевым

Известный кинорежиссер завершает съемки нового фильма



Сегодня знаменитому режиссеру Сергею Соловьеву исполняется 65 лет. Это такой "промежуточный" юбилей, когда самое время поговорить о том, что было совсем недавно, и о том, что предстоит завтра.

Совсем недавно были громкие премьеры "Ассы-2" и "Анны Карениной". И уже в этом году мы увидим его новый фильм "Одноклассники". Об этих фильмах и многом другом с Сергеем Соловьевым побеседовал наш корреспондент.

Российская газета: Сергей Александрович, для кого-то ваше имя ассоциируется в первую очередь с картиной "Асса", для других - вы прежде всего автор фильма "Сто дней после детства". А недавно вышел ваш долгожданный фильм - "Анна Каренина". Какой из этих фильмов вам особенно дорог?

Сергей Соловьев: Да, наверное, для меня они все одинаковы. Каждый из снятых мною фильмов дорог мне по-своему. Если вы спросите меня, с какой картиной я ассоциирую себя больше всего, то, скорее всего, со всеми сразу. Мне очень повезло. Я никогда в жизни не снимал ничего по чьему-то чужому заказу или указанию. Я снимал только то, что хотел, и только так, как мне это виделось. Конечно, всегда особое отношение к последнему фильму. История "Анны Карениной" долгая и драматическая. Я до сих пор переживаю уход из жизни Саши Абдулова и Олега Янковского. Хотя "Каренину" уже трудно назвать моей последней картиной. Сегодня почти завершена работа над новым фильмом "Одноклассники". Эта работа в чем-то перекликается с моей старой картиной "Сто дней после детства". Разумеется, сегодняшняя эпоха совсем-совсем другая.

РГ: Вы одним из первых заметили и дали заметить другим перемены перестроечного периода. Фильм "Асса", который "Культура" покажет к вашему юбилею, был наполнен ожиданием, экзотикой молодежной культуры, противостоянием андеграунда и официального искусства. Как вы сами определяете жанр этого фильма?

Соловьев: Сегодня мне трудно однозначно определить этот жанр. После того как фильм вышел на экраны, на него навалилось столько всего разного. И многое было связано даже не с самой картиной, а с той исторической атмосферой, в которой фильм вышел на экран. Поначалу я хотел снять романтическую мело драму. И в общем-то в конечном итоге фильм и оказался некой романтической мелодрамой, но своеобразной, как-то по-особенному передающей те "перемены", что образовывались вокруг. Начиналось какое-то особое время...

РГ: А кто придумал лозунг "Ассу - в массы"?

Соловьев: Тогда все придумывали все. Сейчас уже трудно вспомнить, кто чего. Был, кстати, и другой лозунг - "Ассу - в кассу".

РГ: В качестве саундтрека к первому фильму вы использовали музыку советского андеграунда - "Кино", "Аквариум", "Браво". В "Ассе-2" одну из главных ролей сыграл Сергей Шнуров, ярчайший представитель нынешнего питерского андеграунда и кумир молодежи. Чем вам приглянулся солист "Ленинграда"?

Соловьев: Прежде всего на меня он произвел сильное впечатление и как музыкант, и как личность. Я думаю, что Шнур один из самых своеобразных, но, без сомнения, интеллигентных людей нового времени. От него исходит сильный энергетический поток. Этот человек не столько наследует, сколько впитывает культурную ауру нашей жизни. Причем, думаю, лучшую ее часть. В том числе и ауру сегодняшнего Питера. А поскольку он с таким талантом и азартом все делает, то и сам становится интересен не только в Санкт-Петербурге, а по всей России. И даже, как выяснилось, далеко за пределами существует большой интерес к тому, что же такое Сергей Шнуров и исчезнувшая на время группа "Ленинград".

РГ: А Сергея Шнурова можно назвать "героем нашего времени"?

Соловьев: Нет. И ему такого не надо. Когда-то у Майи Иосифовны Туровской, замечательного киноведа и писателя, была книга "Герои "безгеройного времени". Так вот, мы, я думаю, сегодня живем в принципиально "безгеройное время".

РГ: Как вы думаете, тема личности актуальна для современного российского кино?

Соловьев: Делаешь вид, что снимаешь на одну какую-то тему, а на самом деле снимаешь на тему собственной душевной жизни. Там, разумеется, и тема личности, которая всегда актуальна. А сюжеты можно придумывать какие угодно. И обсуждать любые "тематические планы"...

РГ: Музыка - это еще один герой фильмов "Асса" и "Асса-2". Рок-музыку считают олицетворением свободного мира, тотальной свободы. Вы согласны с этим?

Соловьев: Вы знаете, я считаю музыку прежде всего олицетворением белого света, божьего мира. А мир этот по природе своей всегда свободен. Речь ведь идет не о внешней свободе, а о внутренней...

РГ: А есть ли что-то общее между кинематографом и музыкой?

Соловьев: Все искусства в некотором смысле музыка. "И если музыка покинет нас", - как говорил Александр Блок, - "то что же станет с нашим миром?" А существеннейшая часть нашего мира - искусство.

РГ: В "Ассе-2" фигурирует замок, в котором снимал свои киношедевры Висконти (итальянским замком владеет дочь героя Крымова. - Т. С.). Висконти, Антониони, Феллини по-прежнему ваши любимые режиссеры?

Соловьев: В таких делах мало что может измениться. Великие режиссеры, в частности, та троица, которую вы упомянули, такие же знаковые для мировой культуры имена, как, скажем, их предшественники в живописи: Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти и Микеланджело Буонарроти. Все они оказали на всех нас огромнейшее влияние. По крайней мере любая встреча с их картинами для меня всегда настоящее откровение. Они точно так же определяют душевный облик людей, как в свое время его определили великие итальянские художники Возрождения. А что касается замка в фильме "Асса-2", то в этом замке действительно когда-то снимал свои шедевры Лукино Висконти. Правда, я об этом узнал только во время собственных съемок.

РГ: К вашему юбилею телеканал "Культура" покажет программу "Монолог в 4-х частях". В одном из эпизодов вы рассказываете о своем учителе Михаиле Ромме. Михаил Ильич говорил, что "кино - это не профессия, а образ жизни". Что в этом образе жизни для вас наиболее привлекательно?

Соловьев: Образ жизни - это вещь, которая дает тебе возможность жить и выжить, оставаясь при этом человеком. Вот что такое для меня понятие нормального человеческого образа жизни. И самое привлекательное в этом для меня то, что можно работать в любых условиях, не опускаясь, продолжая оставаться человеком.

РГ: Вы истинный ленинградец, пусть и живущий уже несколько десятилетий в Москве. Какое место в вашей творческой жизни занимает город Санкт-Петербург?

Соловьев: Огромное. Я и до сих пор каждый раз возвращаюсь в Петербург как к себе на родину. Санкт-Петербург сравним для меня с родительским домом. А сколько всего важного в моей жизни произошло благодаря этому городу, его открытой и скрытой творческой энергетике. Если бы не было этого города, то в моей жизни, наверное, все было бы как-то по-другому.

РГ: В своей книге "Начало. То да сё..." вы называете себя эпикурейцем и конформистом и признаетесь, что предпочитаете судьбу Ренуара, до глубокой старости писавшего "прекрасных дев", судьбе Модильяни, умершего молодым, больным и нищим. Как вы считаете, выбрать судьбу или способ существования в искусстве сейчас проще или сложнее?

Соловьев: Вы не поверите, но это всегда одинаково непросто. Во все времена человек пытался осознать, что он есть и найти свое место в мире. Это очень тонкий, внутренний, если хотите, выбор каждого человека, сопряженный с сомнениями, метаниями, огорчениями и радостями. Но выбор этот зависит только от самого человека.

РГ: В современном российском кинематографе много режиссерских династий: Григорий и Павел Чухрай, Петр и Валерий Тодоровские, Алексеи Германы. В вашей семье никто не собирается идти по режиссерским стопам?

Соловьев: Вроде бы нет. Мои близкие видели, с какими превратностями судьбы сопряжена эта профессия. Я говорю именно "превратности", а не сложности или трудности. Я не думаю, что моя профессия была сопряжена с какими-то особенными "сложностями или трудностями". Прежде всего профессия эта замечательна тем, что любые твои сны или фантазии могут быть воплощены в формах самой жизни. Но процесс этот сложен, и близкие знают, как иногда тут бывает непросто.

РГ: Что происходит с современным кинематографом. Ваш диагноз?

Соловьев: Не ждите от меня красивых слов. Увы, это кризисное состояние. Причем не в смысле профессии, а в смысле улетучивания души.

РГ: Долгое время всех волновали три вопроса: когда Алексей Герман закончит "Трудно быть богом", Юрий Норштейн дорисует мультфильм "Шинель" по повести Гоголя и когда Сергей Соловьев снимет "Анну Каренину". Вы первым выпали из этой обоймы, покончив с многолетней эпопеей "Анна Каренина". Сергей Александрович, что впереди?

Соловьев: Сегодня я уже отношусь к "Анне Карениной" и к "Ассе-2" как к своему пусть недавнему, но прошлому. Работа над этими картинами заняла много лет, за это время многое в жизни происходило, произошло. Сейчас у меня и голова, и все время заняты тем, чтобы завершить новую картину, которая называется "Одноклассники". Эту картину мы почему-то сняли довольно быстро. Надеюсь, что в октябре этого года она уже выйдет на экраны. Это опять важная для меня работа, где я вновь возвращаюсь к убеждению, что самое важное в жизни человека происходит между двенадцатью и двадцатью годами, а вся остальная жизнь - это всего лишь расширенный к тому комментарий...

"Российская газета" - Федеральный выпуск №4981 (157) от 25 августа 2009 г.

з.ы. С АССА 2 Соловьев конечно притомил... сейчас ее везет в Прибалтику на очередной кинофестиваль...

Верхом на динозавре

В рамках всероссийской акции памяти Виктора Цоя состоялась премьера фильма Алексея Учителя «Последний герой» Оказывается, у нас год Цоя. Так, по крайней мере, утверждают организаторы поражающей своим размахом всероссийской акции «Последний герой. Двадцать лет спустя». Пусть вас не сбивает это название. Со дня смерти Виктора Робертовича прошло 19 лет, а не 20. 20 будет в следующем году. А пока на повестке дня премьера документального фильма Алексея Учителя «Последний герой». Фильма о том, почему нам все еще нужен Цой. Акция «Последний герой» поражает своим размахом. Показ фильма в сорока городах. Выставка фотографий. Проект памятника. Презентация книги «Черный квадрат», где рассказывается о том, что делал бы Цой, если б остался жив. И наконец, региональные «стены Цоя», на которых, как выразились ростовские прокатчики, «каждый желающий может оставить свой след, свои эмоции и отношение к происходящему». Организованное самовыражение с коммерческим уклоном. Правда, в Москве ничего подобного не было. Только фильм и несколько уличных гитаристов, исполняющих «Звезду по имени Солнце». От кинотеатра «Художественный», где показывали «Последнего героя», до гитаристов возле арбатской «стенки» идти ровно семь минут. Такое ощущение, что и не выходил из зала. Те же лица, те же песни, та же атмосфера, что на экране. Учитель снял превосходную картину, но тот, кто рассчитывает увидеть экранизированную биографию, будет разочарован. Кино не о Цое, а о том, почему он нам до сих пор нужен. На документальном материале смонтирован по большой счету художественный, а не документальный фильм. Гораздо более художественный, чем «Рок» того же Учителя, где ставилась элементарная, хотя и важная по тем временам задача: показать, что рокеры тоже люди. В «Последнем герое» много кадров, снятых в период «Рока». Плюс редкие концертные видео. Интервью с матерью Цоя, с Марьяной (его первой женой), с сыном, с фанатами, ночующими на кладбище у могилы. «Свершится таинство!» – говорит бородатый шизофренник с выпученными глазами. «Король земного рока Виктор Цой», – продолжает «астральная жена» Цоя, исправно посещающая церковь. И лица, лица, лица. Губы, бесконечно повторяющие: «Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь стоит того, чтобы ждать! Кто все эти люди? Сумасшедшие, идеалисты, романтики? Интересно, есть ли у них какая-то жизнь за пределами той, что показана оператором фильма? Я подозреваю, что нет. Это такие же фантомы, каким был и сам Цой в материальном мире. По крайней мере, судя по его песням. Но именно фантомы имеют наибольшие шансы на вечность. К ним не может быть никаких претензий. Камера показывает могилу, а сверху звучит усиленный эхом голос Цоя: «Я никогда не верил ничему на слово. Предпочитаю узнавать все на своем опыте». Как говорится, ключевая цитата. Он ведь сделал поразительную вещь. В отличие от того же Гребенщикова или Майка Науменко, попробовал говорить так, будто до него ничего и никого не было. Как в первый раз, а следовательно, и в последний. Голый человек на голой земле, вне контекста. Только Земля, Небо, Звезды, Солнце, Смерть, Любовь, Лето. В итоге контекст умер, сменился, отошел в прошлое, а слова, произнесенные Цоем, не умирают. О чем его фраза «Мне не нравилось то, что здесь было. И мне не нравится то, что здесь есть»? Об СССР и России? О старом и новом? О тотальном отрицании мира? Обо всем сразу и ни о чем. Но это было правдой тогда и остается правдой теперь. Правду Цоя очень хорошо чувствуют те, кто каждый год выпивает у стены на Арбате. Нестареющие ребята с рюкзаками. Все в черном, с надвинутыми на глаза капюшонами. Они все правильно понимают. Их беда в одном: они не Цой. Им никогда не написать этих песен заново. Так и живут, обреченные на вечный повтор. Когда двадцать лет назад в нашу компанию кто-то принес альбом «Группа крови», вокруг магнитофона, не сговариваясь, сгрудились любители «Депеш Мод», заядлые металлисты и девочки, предпочитавшие всему на свете «Яблоки на снегу». «Кино» всех нас тогда устроило и всех примирило – как среднее арифметическое, как символ. Это, пожалуй, главная заслуга Цоя. Но почему из плеяды блестящих питерских музыкантов восьмидесятых на роль героя был выбран именно он? Иначе говоря, как стал он звездой? Музыку «Кино» трудно назвать гениальной. Язык не поворачивается. По большей части это гармонии любимой Цоем английской группы «Cure». Вокал, как утверждают эксперты, тоже среднего качества, хотя и специфический, хорошо узнаваемый. Значит, дело в текстах. В этих корневых символах – ночь, утро, перемены, небо, земля, война, – за которыми каждый волен представить все, что захочет. И в лирическом герое, который, кстати, не вполне совпадал с личностью самого Цоя. Это очень точно зафиксировано в фильме Учителя. После слов «Следи за собой, будь осторожен!» Цой на секунду отворачивается от микрофона и... невозможно ошибиться, он улыбается. Одинокий, замкнутый, неизменно ироничный по отношению к себе, его герой был частично заимствован из фильмов с Брюсом Ли и Марлоном Брандо, а частично сформирован петербургской традицией, согласно которой молодой человек должен отстраненно относиться к внешнему миру и вообще быть немножко «cool». Этот образ органично перенесен на клиповую эстетику восьмидесятых и приправлен столь ценимым в отечестве неприятием существующего порядка вещей. – А что конкретно не устраивает вас в окружающей действительности? — спросили его как-то из зала. – Все, – лаконично ответил Цой. Единственное достойное место по Цою (об этом есть в фильме) – Диснейленд, сборище светящихся динозавров. Очень детское, первобытное сознание было у Виктора Робертовича. И героическое. Ведь герой может делать ставку только на то, чего нет. На воображаемое, идеальное. В этом смысле песня «Мы ждем перемен» – гимн не перестройке, а динозаврам. Недавно снятый фильм Сергея Соловьева «АССА2» заканчивается примерно так же, как первая «АССА». Только вместо Цоя на сцене Зеленого театра ЦПКиО – Шнур, Сергей Шнуров. Он поет: «Мы уже не ждем перемен!». Попадание абсолютно точное. За эти двадцать лет окончательно выяснилось то, о чем Цой мог только догадываться: перемена власти, общественного строя, быта не имеет никакого значения. Человек остается тем же. Как небо и звезды. Как светящийся динозавр. Соловьев не ошибся, остановив на Шнуре свой выбор. Есть у Шнура и другая песня. Главный его хит, где указан вектор движения. «Мне бы в небо». Эту песню мог бы написать Цой. ВЗГЛЯД Деловая газета

Возвращение легенд: "Асса 2"

Музыкант Сергей Шнуров, сыгравший в "Ассе 2" одну из главных ролей, рассказал о фильме, Викторе Цое и чисто русском отсутствии перемен. — Некоторые сочли идею продолжения "Ассы" сомнительной и даже кощунственной. Какие были у вас мысли на этот счет? — Во-первых, "Асса" — это целиком и полностью детище Сергея Александровича Соловьева. Что с ним делать, как распоряжаться, снимать ли вторую серию — это абсолютно в его власти. А всем остальным нытикам, для которых "Асса" почему-то является чем-то большим, нежели просто кино, каким-то фетишем, я предлагаю все-таки в церковь ходить и молиться там Богу. Дело в том, что в России культурному продукту всегда придают чрезмерное значение. "Поэт в России больше, чем поэт" и все такое прочее... Это, по-моему, совершенная глупость. Фильм — всего лишь пучок света, направленный на экран. — Вы помните, как посмотрели "Ассу" образца 1987 года? — Даже не знаю, что сильнее на меня повлияло: увиденная в видеосалоне жесткая порнуха немецкого производства или увиденная в кинотеатре "Асса". Посмотрел я и то и другое практически в одни и те же дни. Честно говоря, я все же за порнуху. — Расскажите о своей роли в "Ассе 2": кто вы там и что делаете? — Я играю музыканта. Фактически самого себя, только чуть лучше. Как в любом, например индийском, фильме должна присутствовать гипербола, так и у Соловьева получился преувеличенный я. Для меня съемки в этом фильме значат только то, что в итоге мы с Сергеем Александровичем Соловьевым стали добрыми приятелями, даже, наверное, друзьями. Все остальное — побочные эффекты. — Первая "Асса" для многих прозвучала чуть ли не как политическое высказывание. Со второй может что-нибудь подобное произойти? — Это кино нельзя назвать культовым — дурацкое слово. Да и вообще кино как таковое, по моему убеждению, не может быть культовым. То, что началось с прибытия поезда, всегда было развлечением, времяпрепровождением, чем угодно. И сегодня кино окончательно вернулось к развлекательной функции. Тарковский сейчас неуместен. — Возвращаясь к "Ассе 2": долгое время был вариант названия "Кинг-Конг мертв". Это же вы предложили Сергею Александровичу? Как в свое время Африка уговорил его назвать первый фильм собственно "Ассой"... Что вы имели в виду? — Название, опять же, очень подходит к нынешней культурной ситуации. Очевидные вещи почему-то не называют очевидными для них именами. Почему тот старый фильм, где убивают Кинг-Конга, называется "Кинг-Конг жив"? Это же неправда. Мне страшно от этого становится. Почему на стенках пишут "Цой жив"? Ну он же мертв, он умер, братцы! Я видел безумное граффити "Цой жив", а внизу подпись: "Спасибо, ребята!" — Это, возможно, русская вера в то, что правду скрывают, всех обманывают, а все на самом деле не так. — Ну да, очередной Китеж-град. — Полтора года назад в Зеленом театре снимался концерт, он же финал новой "Ассы". Ваше выступление там сильно рифмуется со знаменитым цоевским номером "Мы ждем перемен"? — Финал был решен как сознательная стилизация под те времена. Когда люди, наверное, еще ходили на концерты. В фильме есть как специально сочиненные песни, так и пара вещей "Ленинграда". Должен сказать, что, конечно, невозможно проводить параллели между мной и Цоем. Во-первых, я еще жив, во-вторых, и композитор я попроще. И тексты мои ни на что не претендуют. Да во всем огромная разница: тогда, несмотря на наличие железного занавеса, русский рок являлся частью мировой культуры. Сегодня то, что происходит в остальном мире — в музыке, кино, искусстве и так далее, происходит параллельно российским делам. Мы реально страна третьего мира. В культуре не производится ничего оригинального. Виктор Цой, безусловно, слушал группу The Cure, но при этом они, условно говоря, с Европой были на равных. — Все-таки может ли быть именно сейчас актуальным вот это "ожидание перемен"? Перемены грядут? — Я боюсь, что со времен Ивана Грозного перемен в России так и не случилось. Движуха временами есть, перемен — нет. Я понимаю, что сознание людей вообще не меняется, веками. Достаточно прокатиться в метро, чтобы это понять. Тот же отечественный рок-н-ролл в 1980-е все равно возник от комсомольского коллективного задора, и даже до сих пор он мало чем отличается от комсомола. Это не Вудсток, нет, у нас такого никогда не было и не будет. — У многих есть ощущение, что время закольцевалось. И возрождение застойно-перестроечной эстетики, и возвращение Соловьева к "Ассе" дают повод для таких выводов. — Неправда, если честно, тогда все же было страшнее. То есть мы бы с вами поговорили не более минут трех. Текст: Артем Лангенбург, Егор Яковлев Собака.ru