хочу сюда!
 

Татьяна

33 года, рак, познакомится с парнем в возрасте 28-37 лет

Заметки с меткой «опека»

В Украине хотят отменить тайну усыновления

УсыновлениеЮрий Павленко инициирует отмену тайны усыновления путем внесения изменений в Семейный и Уголовный кодексы, что позволит внедрить эффективный, толерантный контроль за условиями проживания и воспитания усыновленных детей с привлечением широкого круга специалистов.

«Тайна усыновления является нарушением Конвенции ООН о правах ребенка.

Ребенок от рождения имеет право знать своих родителей», — подчеркнул на брифинге Юрий Павленко. В этом контексте он отметил, что Семейным кодексом предусмотрено право ребенка с 14 лет обратиться в суд и выяснить обстоятельства своего усыновления, информацию касаемо биологических родителей.

Кроме того, Уполномоченный Президента по правам ребенка считает, что нужно ввести обязательное обучение кандидатов в усыновители с тем, чтобы не допустить попадания ребенка в семью, которая не готова к его воспитанию.

«Тайна усыновления лишает должностных лиц возможности получить объективную информацию о том, как живет и развивается ребенок, даже если он знает об усыновлении, — отметил Ю. Павленко. -Фактически, в связи с наличием тайны усыновления, которая никоим образом не влияет на гармоничное развитие ребенка в семье, девальвируется функция надзора государства за семьями, которые усыновили детей».

Г-н Павленко также сообщил, что госслужащие при любых обстоятельствах должны сохранять тайну усыновления, в частности и тогда, когда усыновление для самого ребенка не является тайным. За разглашение тайны усыновления предусмотрена уголовная ответственность должностных лиц от штрафа до 50 необлагаемых минимумов доходов граждан до лишения свободы на срок до 3 лет.

CЕМЕЙНЫЙ АДВОКАТ

Если пришла белочка - это не всегда плохо

Материнский инстинкт – самый сильный. До чего же смелая белка!





FFC

FFC

ПРЕКРАТИТЕ «кормить» интернаты!

   Сегодня уже ни для кого не является секретом, что проблема сиротства в нашей стране переступила все разумные рамки. В 2007 году в Украине уже насчитывалось  102 924 ребёнка, имеющих официальный статус сирот или лишённых родительской опеки. А сколько ещё детей, не имеющих такого статуса, но уже находящихся в различных заведениях (больницы, интернаты, приюты…)? Этих цифры, к сожалению, никто полностью не открывает. Сведя все эти данные воедино, даже трудно представить весь масштаб этой проблемы. И с каждым годом эта проблема не исчезает, а даже наоборот. Количество детей сирот и заведений, в которых они воспитываются, неуклонно растёт. Почему же так происходит? Ведь сегодня помощь детям-сиротам является одним из самых популярных служений церкви. Это даже стало уже хорошим тоном. Сиротам помогают все: коммерческие структуры рапортуют о сотнях тысячах гривен перечислений для интернатных заведений; звёзды кино и эстрады на каждый праздник везут огромное количество подарков; некоторые политики строят предвыборные кампании на помощи детям-сиротам; силами украинских и иностранных спонсоров производится отличный ремонт помещений, где находятся сироты или брошенные дети…

    Почему же тогда, после всех этих перечисленных «заслуг», сирот и интернатных заведений не становится меньше? Всё очень просто. Зачем прекращать то, что так хорошо финансируется. И не секрет, что для многих организаций и частных лиц это стало уже бизнесом.

    Несколько лет назад спутниковый телеканал TBN огласил следующие результаты воспитания детей в интернатах. 70% мальчиков после окончания школы-интерната для детей-сирот оказываются вовлечёнными в криминал, 60% девочек – в проституцию, 10% совершают самоубийство и только 28% после выхода из интерната, в состоянии продержаться на одном месте (учебное заведение или работа) больше одного года. Эту статистику можно оспаривать, так как нет никаких официальных данных о результатах воспитания детей в интернатных заведениях. Лично я в этих цифрах не сомневаюсь, так как и сам являюсь выпускником одной из лучших школ-интернатов. Это я получал на каждый Новый год 7-10 подарков и Новые Заветы. А потом получал Новые Заветы в тюрьме и в реабилитационном центре.

    9 лет жизни без документов в подвалах и на чердаках, криминал, отсутствие навыков общения и ведения домашнего быта, низкие моральные принципы, отсутствие жилья, хроническая ложь … Это далеко не полный перечень того, через, что мне лично довелось пройти. А что можно ожидать от ребёнка, который растёт и развивается отдельно от общества без папы и мамы среди таких же как и сам.

    Уважаемые спонсоры и благотворители. Ваши поездки в интернаты и подарки ничем не помогают детям.

    Спустя пять лет после окончания одной из лучших школ-интернатов я, в надежде найти лучшую жизнь, разыскал десятерых своих бывших одноклассников. Большая часть из них находились в худшем состоянии, чем я в тот момент. Кто-то находился в заключении уже по второму разу. Кто-то жил в сарае, имея свой дом. Один парень был втянут в криминальную группировку, и гордился этим. Несколько девушек уже родили без мужей и средств на существование… Вы сомневаетесь в моих доказательствах? Посетите благотворительные столовые, тюрьмы, заведения постинтернатной реабилитации и расспросите там о том, много ли там воспитанников интернатов и детдомов. Поговорите с приёмными родителями, родителями-воспитателями, опекунами, усыновителями и спросите их, через что им приходится пройти, чтобы помочь ребёнку, которого они забрали из интерната или детского дома. Многие  церкви и благотворительные организации разводят руками, когда пытаются помочь воспитаннику интернатной системы. Целой организации не под силу помочь решить проблемы, с которыми сталкивается один ребёнок-сирота, начинающий самостоятельную жизнь. Меня бы и самого не было в живых, если бы не пастор Сандей и церковь «Посольство Божье», которые и стали моей семьёй.  

    Оказывая материальную, финансовую и любую другую поддержку интернатной системы, мы ещё больше усугубляем проблему сиротства и её последствий. Это мы потом будем помогать выпускникам интернатов в благотворительных столовых, в тюрьмах реабилитационных центрах…

    Что же делать? Как в действительности помочь детям-сиротам?

    Никогда школы-интернаты для детей-сирот, детские дома, приюты не смогут заменить семью. Сколько бы туда не ездили,сколько бы подарков не отвозили, какую бы помощь не оказывали, никакой пользы ребёнку это не принесёт. Только семья признана наилучшей средой для успешного развития ребёнка. На воспитание в семье имеет право каждый ребёнок. Об этом говорится в Конституции Украины и в Конвенции ООН. И никто не смеет отнять у ребёнка право на семью.

    Семья. Вот в чём в действительности нуждается каждый ребёнок-сирота. И для того, что бы помочь такому ребёнку, нужно все силы направить на то, чтобы он обрёл семью, а не дарить ему коробку конфет, пригласить его на пикник или сделать ремонт в интернате. Только таким образом вы сможете изменить жизнь ребёнка так, что бы не возвращаться больше к этому вопросу.

    Не все могут взять такого ребёнка в свою семью сегодня. Но поддержать семьи, которые уже это сделали, может сейчас каждый. Они нуждаются в вас. Такие семьи есть в вашем городе, районе, а может быть даже и в церкви. Если таких семей нет рядом с вами, найдите семью, которая хочет взять на воспитание сироту, и помогите ей осуществить своё желание.

    Если бы все средства, которые сегодня направлены на развитие и усовершенствование интернатной системы, направить на развитие семейных форм воспитания детей-сирот, то в нашей стране сирот бы уже не было.

    Сегодня вся система работы с детьми-сиротами направлена на то, чтобы лишить ребёнка одного из основных прав, права на семью. И совершенно не имеет значения, с какими мотивами мы это делаем. Всем нам придётся отвечать за разрушенные судьбы.

    От имени всех детей, у которых сегодня нет семьи, прошу вас, одумайтесь, перестаньте ломать наши судьбы.

   ПРЕКРАТИТЕ «кормить» интернаты!

   Выпускникшколы-интерната для детей-сирот,приёмный отец, 

награждён почётным отличиемМинистерствомУраины по делам семьи,

молодёжи и спорта«За сумлінне батьківство», 

Заместитель Главы  правления общественной организации «Родина для дітей» 

Александр Хвостенко

Конфетка для сироты

Во всех СМИ в последний год мелькали бодрые и призывные статьи о том, как государство прилагает все усилия к тому, чтобы брошенные родными мамой и папой дети находили свое счастье в новых семьях. С удовольствием читала эти статьи и радовалась за детей, пока на своей шкуре не довелось испытать это «надрывное» приложение усилий.

Районная комиссия по делам несовершеннолетних против
Так распорядилась судьба, что в прошлом году наша семья познакомилась с девочкой-сиротой, воспитывавшейся в детском доме. И не смогли пройти мимо детских глаз, в которых светилась робкая надежда. На семейном совете было принято решение взять девочку к нам. В детском доме воспитатели искренне обрадовались нашему решению и, узнав, что у семьи небольшие доходы, посоветовали оформлять либо опеку, либо так называемую «приемную семью». При этом условии государство выплачивает не только социальное пособие сироте (опека), но и зарплату приемным родителям за воспитание (приемная семья). Кроме того, там же, в детском доме нам рассказали, что, пока мы будем оформлять документы – а это дело не быстрое – можно брать ребенка домой на выходные. Для этого всего лишь нужно принести справку-разрешение от районной комиссии по делам несовершеннолетних.
Но специалист Ленинской районной комиссии г. Днепропетровска, оказавшаяся потом зам. начальника комиссии, ответила: «Мы таких справок не даем! Мы этого разрешить не можем. Вам вообще никто не разрешит брать ребенка под опеку, если вы не родственники». Конечно, все расстроились. В следующие выходные поехали в детский дом проведать девочку. Описывать ее глаза при известии о том, что ее не отпустят «домой», не буду. Воспитатели же спросили, почему мы не привезли требуемую справку, и, узнав, как мне ответили в комиссии, сказали: «Вы что-то неправильно поняли, не могли Вам такое сказать! Справка называется «Разрешение на установление контакта с ребенком», Вам обязаны ее выдать. Перед ответственным решением приема чужого ребенка в семью необходим период адаптации и знакомства». Но ребенка нам, естественно, без справки не отдали. С новыми сведениями иду на следующей неделе туда же, в ту же комиссию, к тому же специалисту, и называю справку так, как она называется. Без лишних слов, после короткого звонка в детский дом, за несколько минут мне выписывают нужную справку!

Еще «специалисты»
Как оказалось, установлением разных форм опеки над ребенком (опека, «приемная семья», усыновление) ведают совершенно разные службы. «Приемными семьями» ведает районный Центр социальных служб для семьи, детей и молодежи. И вот, когда уже почти все необходимые документы были у меня на руках, директор такого центра в Ленинском районе на одном из приемов заявила мне: «Решение о создании приемной семьи принимает специальный Совет в райисполкоме. Вы знаете, что Вам могут не дать именно эту девочку? У них своя база данных и детей в приемные семьи дают по этой базе». В изумлении от нелогичности услышанного звоню в городскую службу по опеке, где, опять же в изумлении, получаю: «Вы что-то неправильно поняли, не могли Вам такое сказать! Как Вам могут дать незнакомого ребенка?!». Я очень пожалела, что с самого начала не ходила на все эти встречи с диктофоном. Как-то не было предчувствия, что это рекламируемое государством благое дело потянет на журналистское расследование. В-общем, увидев такие «разночтения» между «компетентными» специалистами, наша семья все же решила не рисковать и оформить опеку, которая назначается безоговорочно над выбранным ребенком. К тому времени я уже добилась информации, что опеку разрешают устанавливать не только родственникам.

Забота государства…
Документы оформлять было не трудно – у нас здоровая крепкая семья без особенностей и судимостей – только долго и хлопотно. Наконец, все собрали, позади заседание районного Совета по опеке, их проникновенное «Спасибо Вам!», и мы едем за девочкой в детский дом. Здесь выясняется, что, несмотря на то, что все это происходит посреди учебной недели, девочку отправляют «в жизнь» совершенно без вещей, хорошо хоть, разрешили надеть курточку и сапоги (зима на улице). Спрашиваю: неужели нельзя дать хотя бы школьную форму – завтра же девочке в школу? Помялись недовольно, побегали где-то полчаса, но разрешили взять форму с условием скорого возврата. Спрашивается, неужели несколько лет получавший ежемесячные пособия от государства ребенок не имеет права на свои «личные» вещи: любимые платья, тапочки, кофточку? Думается, люди, взявшие ребенка, с удовольствием все эти вещи отдадут детскому дому вскоре, когда приобретут все необходимое своему ребенку. Зачем же так, в одночасье, лишать малыша всех необходимых ему вещей? Наверняка, в детском доме считают: нечего «пропивать» получаемое пособие на сироту, взяли – одевайте…
Но вот, кстати, о пособии, положенном сиротам, находящимся под опекой. Судите сами: оформленное вовремя, т.е. буквально сразу после решения Совета (минимальный срок – неделя, которая необходима на прописку ребенка у опекуна), пособие даст возможность получить первые деньги не раньше, чем через два (!) месяца. Учитывая то, что ребенка сразу нужно обеспечить кучей вещей от одежды до школьных учебников, это, по отзывам приемных родителей, с которыми я общалась, становится настоящей первой проблемой. Например, наша дочка, официально отданная нам государством 22 ноября, получила первое пособие только в середине марта следующего года, через 3,5 месяца.
Мало того, как выяснилось, каждые полгода требуется переоформление документов на пособие со сдачей необходимых справок. И, соответственно, это переоформление документов (каких, если ничего в них не изменилось?!) приводит к перерыву в выплатах опять все в те же сакраментальные два месяца – о такой существующей практике делопроизводства рассказала мне зам. начальника управления по вопросам социальной защиты населения Ленинского района г. Днепропетровска Н.И. Чиликина. Наверное, государству так удобно, но в чем это удобство, я как-то пока не могу понять. Интересно, депутаты тоже каждые полгода переоформляют свою зарплату? И так же по два месяца из шести не получают денег? В итоге наша семья осталась на лето, когда планировали вывезти дочку на море, без пособия. Такая вот сладкая конфетка для сироты.
Все льготы, которые идут сироте от государства: бесплатное питание в школе и проездной билет на транспорт. За питание, конечно, спасибо, это большое подспорье семьям-опекунам. Ведь не все опекуны относительно благополучны в материальном отношении. Например, вместе с нами на одном заседании оформляла опеку над внуком одинокая бабушка, живущая на одну пенсию. Дочь у нее – наркоманка, мало того, что не следит за сыном, так еще и тащит из дома все, что можно, иногда избивая свою мать. Правда, наша дочка отказывается от обеда в столовой, но это уже частности. Еще одна "льгота" для сироты - бесплатное предоставление льготного проездного билета на проезд в электротранспорте. Но на билете написано, что он действителен только при предъявлении какого-то «единого билета». Никакого единого билета к проездному нам никто не выдает, и, самое интересное, что это требование никому из «государственных попечителей», похоже, не известно. Зато за этим четко следят кондукторы, не стесняющиеся кричать при ребенке на весь вагон, что мы обкрадываем государство.

… и контроль
И последнее. Пока я собирала справки и оформляла документы, от «специалистов по опеке» наслушалась историй обо всяких нарушениях среди усыновителей, особенно в сельских «приемных семьях». Мол, там берут детей, чтобы получать живые деньги (пособие) и эксплуатировать детей на полевых работах. Слушала и не верила, как же такое возможно – неужели государство не контролирует новоиспеченных приемных родителей? Все специалисты в один голос меня уверяли, что комиссия по делам несовершеннолетних будет регулярно приходить, звонить, проверять, как живет ребенок. Я еще думала: будут нервы трепать. Наивная! Девочка у нас уже больше года. За все это время никто не позвонил, не поинтересовался, как живется ребенку у нас. И теперь мне по-настоящему страшно за детей, используемых в селах в качестве рабочих рук.
Да, законодательство несовершенно, да, время неспокойное и ломкое. Но разве должны при этом страдать дети, и так хлебнувшие в своей маленькой жизни лиха? Знаю, что в семьях, которые ответственно приходят к решению воспитать чужого ребенка, – сильные люди, способные защитить малыша от бюрократической машины государства. И они в меру своих сил защищают. Жаль только, что эти благородные силы расходуются так бесцельно.