хочу сюда!
 

Cветлана

45 лет, рыбы, познакомится с парнем в возрасте 30-40 лет

Заметки с меткой «народовластие»

Наконец то майдан сформулипрвал!

Поздравляю! Нам грозит народовластие! sila

Національні збори

Наконец-таки логика Евромайдана и логика всех событий последнего периода превращается в практическое и осознанное действие.

Перезагрузка украинских влатсных отношений, переворматинование всей системы власти - четкими, логическими и конституционно обоснованными шагами.

Создана политическая основа для созыва "Національних Зборів", сформированных "снизу" (от территориальных громад) - с функцией определения новых принципов построения власти и назначения лиц для осуществления необходимых перемен.

Привожу ролики с первой прессконференции структуры:

http://www.youtube.com/watch?v=cdwqFDIXtmM&feature=youtu.be
http://www.youtube.com/watch?v=a79TtwdhE2M&feature=youtu.be

https://www.facebook.com/zbory.org

Просмотрите внимательно - даже потому, что это есть единственный практический выход из ситуации, в которую заводили наши власти на протяжении всех 22 лет независимости..

Созданы комитеты по направлениям деятельности, которые приступили к практической работе.

  Эта идея витает на просторах Украины  уже давно. Зайдем на сайт Вiльний простiр:


Община — сила. Территориальные объединения граждан чиновникам и бандитам «не по зубам»

Получить власть и вернуть украденное народ сможет с помощью территориальных общин — утверждает правозащитник Римма Белоцерковская.

— Почему столько внимания и времени уделяете территориальным общинам?

— Потому что есть стойкое ощущение: власть будто бы и существует, но она висит в воздухе. Внимания на народ не обращает. Мы ее вроде как и выбираем, но после выборов ничего не работает. Это чувство привело к пониманию: есть определенный кусочек власти, который обошли вниманием. А именно — то, что касается территориальных общин. По статьям 140-143 Конституции местное самоуправление является правом территориальной общины. И управлять она может либо напрямую, прописав процесс принятия решений в уставе, или через созданные ею органы местного самоуправления. Получив в свое время из государственного реестра юридических и физических лиц данные о наших Северодонецких городском совете и исполкоме, я ужаснулась: они же преступники, сами основали друг друга!

Опыт показывает: если создать территориальные общины — уровень жизни автоматически растет. Всевозможные формальности становятся значительно дешевле. Например, когда надо на что-то выделить землю — это фактически отвод самим себе, и стоит он копейки. И так во всем.

Можно решать и другие проблемы. Например, на территории общины действует рынок, но виды деятельности, прописанные в своем уставе, не выполняет. Тогда это фиктивная предпринимательская деятельность, и такой рынок община может забрать себе.

— Как формализовать территориальную общину?

— Есть три варианта. Первый — общие-собрание. Так было в селе Хортица на одноименном острове. Это — небольшое село, около 200 дворов. Земля там «золотая», и три-четыре года назад началось активное рейдерство. Люди собрались, учредили территориальную общину и передали ей в собственность землю без права продажи. Создали сельский совет. Как только стала заметной серьезность намерений людей — органы, которые были «от государства», самораспустились.

Другой вариант опробован на Черкасщине. Там общины организуют через комитеты самоорганизации населения. Но пока представители этих комитетов конфликтуют с властями.

И есть еще один вариант, который мы сейчас прорабатываем, — заставить президента выполнить Конституцию и по всей стране создать территориальные общины. Уже заканчиваем писать шаблонный устав общества.

— Какие основания для этого требования?

— В статье 10 Конституции СССР и в Декларации о государственном суверенитете Украины является разъяснение, что такое национальное богатство и казна. Это — земля с ее недрами, промышленный, экономический, научный потенциал, и все это является общенародной собственностью. В 1996-м, когда в законную силу вступила украинская Конституция, власть должна была создать территориальные общины и передать все это национальное богатство им. Не разрешив таким образом его разворовать. Польша и Чехия это сделали — поэтому там и нет таких олигархов, как у нас. Зато есть социальная защита — там, как и у нас, ее обеспечивают за счет национального богатства. Если его нет — нет и защиты, то есть денег на чернобыльцев, афганцев, детей. Мне, как матери и бабушке, оставлять ситуацию такой страшно. Если уйдут ответственные за это — Кучма, Кравчук и другие — потом точно не разберутся.

— Забрать богатство у олигархов реально?

— Все зависит от самосознания граждан. Я сейчас работаю с людьми, показываю им документы. Рассказываю, в частности, и такую сказку: в селе умерли все жители, а их потомки в право наследства не вступили. Что будет с домами? Разворуют, поломают, ненужное побьют. И так будет продолжаться, пока в те хаты не вернутся хозяева. Так и у нас с государством. Ну и что, что написали на заводе «Ахметов»? Придем — сотрем.

— Возможно ли это в недалеком будущем?

— Сложно сказать. 12 лет назад в Северодонецке я была одна. А сейчас нас много, хотя еще и не весь город. Зато мы пошли работать на всю Украину — по Пенсионному кодексу, по Налоговому, по обычным уголовным делам.

— Как удалось перейти от одного города на всю страну?

— У нас действует правило: если хочешь себя защитить, мы дадим тебе для этого средства — но действовать должен ты сам. Кто-то один защитить всех не может, тем более по всей Украине. А обращаются отовсюду — я не знаю региона, откуда нас не спрашивали бы. Радует, что уже много организованных групп — два-три человека, которые разобрались в какой-то ситуации и теперь помогают другим. Такие есть в Херсоне, в Первомайске, Николаевской области, в Виннице.

— В чем просят помочь?

— Мы беремся за дела, за которые не берутся юристы. У нас большой опыт работы в условиях, в которых сейчас находится вся Украина. В Северодонецке власть не меняется — в 2004-м, 2008-ми в прошлом году условия работы и жизни были одинаковы. Если сейчас в Киеве кто-то покупает кусочек рынка и выбрасывает оттуда людей, то у нас такое было еще в 2006-м. Мы за это время научились выигрывать суды. Пользоваться беспределом, который они творят, и выкручивать ситуацию в свою пользу.

— А как же коррупция в судах, давление, угрозы?

— Все это было лет семь-восемь назад. И обворовывали, и вытравливали газом из офиса. У меня из-за этого была интоксикация. Но страшно или нет — я себя уважаю, и иначе уже не могу. Я человек верующий, четко знаю: я ничего не нарушаю, все делаю правильно. А остальное — их проблемы.

Те события научили нас защищаться. Если я вижу угрозу — обязательно пишу заявление на того, от кого исходит опасность. Регистрирую его в милиции. Кстати, здесь мелочь, которую не каждый знает — нужно получить талон уведомления, который в милиции является документом строгой отчетности. Его часто не хотят выдавать, потому что когда есть эта бумажка, заявление никуда не денется — рассмотрят.

Делать что-то чиновников не заставишь, зато их можно остановить. Когда они осознают силу с моей стороны — отступают и начинают меня оберегать. Пожарные, санстанция, налоговая — в нашу компанию 10 лет никто из них не ходит с проверками. Так что я живу в Европе. Потому что знаю законодательство, а оно у нас европейское. Проблема большинства в том, что они ничего не знают и знать не хотят.

Предприниматели, работающие в рамках нашей общественной организации, знают, что проверку должны делать по протоколу. Что 99 процентов ревизий у нас, по формальным признакам, незаконны. Людей, которые понимают это, чиновники боятся.

В соседнем городе у нас уже два года сносят рынок. Мы поставили палатки, повесили плакаты. Стоят люди в футболках, на которых спереди написано «Власть — это я», а сзади: «Чиновник — мой наемный работник». Администрация рынка подала на нас в суд как на хозяйствующий субъект, хотя мы заявили митинг как общественная организация. Подкупленный суд на это внимания не обратил и обязал нас убрать палатки. Но мы просто заменили организации, и от нее заявили еще один митинг — такой же, в том же месте. Надо будет — завтра будет третий митинг, пятый, двадцатый. И не имеет значения, проплачен суд или нет. Когда люди осознают и не боятся, все можно остановить.

— Для этого людей надо объединить. Как вам это удается?

— Если есть хотя бы один активный человек, к которому можно присоединиться, — обязательно будет второй и третий. К нам присоединились не только предприниматели, но и дети войны, чернобыльцы, афганцы. Женщины, которые воюют за не выплаченную годы зарплату. Они впечатляют: восемь лет по судам ходят. Словом, все, кто не дает ставить себе на колени.

А началось все с того, что в 1998-м я прекратила платить взносы в Пенсионный фонд — хотя тогда это было всего 1-2 процента прибыли. Пришла в фонд и говорю: не буду платить. Сначала они говорили, что я не имею на это права, потом хотели договориться, чтобы не рассказывала об этом другим предпринимателям. Я им этого не пообещала. На мою компанию начали наезжать, проводили проверки, присылали уведомления о штрафах. Мы пошли в суды, все это повыигрывали-проиграли, но меня оставили в покое. В 2004-м заставляли платить в Пенсионный фонд уже 32 процента за наемных работников, а в 2010-м — за каждого предпринимателя. Они нас просто додушили, проверив с теми 1-2 процентами, могут ли предприниматели сдавать позиции. В случае с 32 процентами я также разобралась, что можно не платить. Тогда со мной это право отстояли около двух десятков человек. Мы полтора года ходили в суд, и снова нас оставили в покое. А теперь я почти всей Украины помогаю отстаивать свое право не платить. Мы уже знаем, как действовать с негосударственным Пенсионным фондом. Ибо дело не в том, что мы не хотим давать деньги, а в том, что платим единый социальный взнос в негосударственный фонд. Он называется «Пенсионный фонд», без «Украина». Это — не орган государственной власти, а просто орган.

— То есть?

— Есть государственный орган Пенсионный фонд Украины, и отдельно Пенсионный фонд. 2003г премьерминистр Виктор Янукович издал распоряжение: правопреемником Пенсионного фонда Украины является Пенсионный фонд. Они функционируют параллельно, как сиамские близнецы. И это Пенсионный фонд не контролирует налоговая — он не юридическое лицо, ни Контрольно-ревизионное управление — поскольку государство не имеет к этому Фонду никакого отношения. Из Пенсионного фонда мы получаем пенсии. А из государственного Пенсионного фонда — прокуроры, милиционеры, госслужащие. Делай, что хочешь! Такое впечатление, что через Пенсионный фонд из бюджета отмывают очень серьезные деньги. Заявление о преступлении на имя Януковича за создание этого сиамского близнеца мы уже зарегистрировали. Ведь если платить в этот Фонд, завтра может быть, как пять лет назад в Туркменистане: «Извините, пенсий нет, пусть вас кормят ваши дети».

— Следующий шаг — пойти во власть? Не рассматривали такую возможность?

— А я хожу. В 2006-м ходила на выборы городского головы, где набрала, кажется, 7 процентов. В 2010-м — не захотела. Тогда можно было баллотироваться только по партийному списку. Все политические силы на Луганщине взяла под себя Партия регионов. А сейчас не могу, мне приговор выносят. Пять лет «держат» на меня уголовное дело, как жвачку жуют. Проглотить не хотят, а выплюнуть не могут.

Это была застройка прилегающей территории. У жителей города украли немного земли под торгово-развлекательный центр — застройщикам не хватало места, поэтому они отщипнули от придомовой территории. Люди обратились к нам. А я имею строительное образование с красным дипломом и знаю, что это противозаконное действие. Мы ходили по судам, заставляли застройщиков остановиться. Не сработало. Тогда я стала под краном и не дала им работать. Простояла 3 часа. Милиция не знала, что делать. Тогда кто-то сзади залез на строение и опрыснул меня из газового баллончика. Меня отвезли в больницу. Дело рассматривал Северодонецкий суд, девять судей в итоге взяли самоотвод. Теперь в соседнем городе рассматривают.

Но то, что в этих выборах лично я принять участие не смогу, сегодня не проблема — в команде есть люди, которых могу отправить вместо себя. Зато за время этого процесса мы хорошо разобрались, как в судах все крестиком шьют. Теперь рассказываем людям в подобных ситуациях, как защищаться. Вот сейчас поеду в Бобринец — там у одного фермера по полю ездил джип. Он его остановил, и оттуда вышли шесть человек с оружием. Избили фермера, а в итоге — у кого-то из них оказался пальчик сломан. На фермера завели искусственное уголовное дело. Я подскажу, что делать — у нас есть шаблоны документов. За эти пять лет мы с полсотни заявлений написали о преступлениях, в которых сфальсифицировали все до точек.

— Какая у вас мотивация? Вам интересно это?

— Неинтересно. Просто ответственно. Еще 12 лет назад, перечитывая украинское законодательство, поняла: эти законы могут нас защищать. Один раз разобралась и сделала по закону, еще раз — оказалось, работает. Нам удалось добиться закрытия многих уголовных дел, мы выигрываем в Европейском суде по правам человека.

Вот, например, человек мыл на работе какие-то цистерны и от этого получил рак крови. Признать это производственной травмой ему отказывались. Он бился-бился, 80 процентов здоровье потерял, суды всех уровней в Украине прошел. Тогда пришел к нам. Мы помогли ему с обращением в Европейский суд, и там вынесли решение в его пользу. Правда, вместо 100 тысяч гривен морального ущерба, которые он требовал, Украина выплатила только, кажется, 26.

— От президента Януковича, высших чиновников какой-либо ответ на ваши заявления был?

— Результат — это не обязательно результат. Это когда тебя не трогают.

Текст: Ольга Богачевская, Антон Семиженко, Журнал «Країна» № 131


Исландский прецедент. Молчание мировых СМИ

Слышали  ли вы о том, что произошло 23 октября в Исландии? Наверное, нет.  Знаете, почему вы ничего не слышали? Потому что 23 октября в Исландии  произошла революция – абсолютно мирная, но от этого не менее  «революционная», чем другие. Которая одновременно показала, как  «опасно», когда «демократические процедуры», о которых так любят  говорить либералы, контролируются большинством, а не меньшинством, как  обычно.

Именно поэтому показательный пример Исландии замалчивается мировыми СМИ, буквально скрывается – потому что последнее, чего власть имущие всего мира хотели бы, – это чтобы пример Исландии стал действительно примером для других стран. Но – всё по порядку.

23 октября этого года в Исландии прошел референдум, на котором была принята новая Конституция. Этот референдум – завершающий аккорд в борьбе, которую вел народ Исландии с 2008 г., когда исландцы неожиданно узнали, что в результате финансового кризиса их страна – член Евросоюза, между прочим, – в буквальном смысле слова обанкротилась.

Неожиданно это было потому, что произошло после 5 лет процветания, обеспеченного «самой эффективной» неолиберальной экономикой. Построенной на том, что в 2003 году все банки страны были приватизированы, и в целях привлечения иностранных инвесторов они практиковали онлайн-банкинг, который при минимальных затратах дает относительно высокую доходность.

И действительно, исландские банки привлекли множество мелких британских и голландских инвесторов, и все шло лучше некуда, и экономика (с неолиберальной точки зрения) росла, цвела и пахла. Но был, как водится, один нюанс: чем больше привлекалось инвестиций – тем быстрее рос и внешний долг банков. В 2003 году долг Исландии равнялся 200% ВНП, а в 2007 году составлял уже 900%. Мировой финансовый кризис 2008 года стал для «процветающей» экономики Исландии смертельным ударом. Три главных исландских банка: Landbanki, Kapthing и Glitnir –лопнули и были национализированы, а крона потеряла 85% стоимости по отношению к евро. И в конце года Исландия объявила банкротство.

И тут настало время вспомнить о том, что Исландия – демократическая страна. Но сначала исландцы решили опереться на «обычную» представительную демократию. Спустя несколько месяцев после краха банков исландцы вышли на улицы, протестуя против банкиров, ставших причиной кризиса, и невежественных политиков, допустивших его развитие. Протесты и беспорядки, в конце концов, заставили правительство уйти в отставку.

Выборы прошли в апреле 2009 года, по их результатам к власти пришла левая коалиция, которая, с одной стороны, сразу же осудила неолиберальную экономическую систему, но, с другой стороны, сразу же сдалась требованиям Всемирного банка и стран Евросоюза погасить долги исландских банков в общей сложности на три с половиной миллиарда евро. Это означало, чтобы каждый житель Исландии в течение пятнадцати лет должен был бы ежемесячно платить 100 евро – чтобы погасить долги одних частных лиц (владельцев банков) перед другими частными лицами.

Это было уже слишком даже для спокойных исландцев. И привело к совершенно экстраординарному ходу событий. Идея, что граждане должны платить за ошибки частных финансистов, что целая страна должна быть обложена данью, чтобы погасить частные долги, оказалась настолько неприемлема, что породила новую волну массовых протестов. Которые буквально вынудили руководителей Исландии перейти на сторону большинства населения. В результате Президент Олафур Рагнар Гримссон отказался ратифицировать уже принятый парламентом закон, который сделал бы граждан Исландии ответственными за долги исландских банкиров, и согласился провести референдум.

Последовала очень характерная для «свободного мира» реакция «международного сообщества» – на Исландию было оказано беспрецедентное давление. Великобритания и Голландия грозили – в случае отказа от выплаты долгов исландских банков своим гражданам – суровыми экономическими санкциями, вплоть до полной изоляции Исландии. МВФ угрожал лишить страну любой своей помощи. Британское правительство грозилось заморозить сбережения и текущие счета исландцев. Но исландцы не поддались давлению, а Президент Гриммсон высказался так: «Нам говорили, что если мы не примем условия международного сообщества, то станем северной Кубой. Но если бы мы согласились, то стали бы северным Гаити».

Референдум был проведен в марте 2010 г. На нем исландцы решили не возвращать средства иностранным кредиторам – Великобритании и Нидерландам – 93% участвовавших проголосовали против выплаты банковских долгов. МВФ немедленно заморозил кредитование. Но исландцев уже было не остановить. При поддержке граждан правительство инициировало гражданские и уголовные расследования в отношении лиц, ответственных за финансовый кризис. Интерпол выдал международный ордер на арест бывшего президента банка Kaupthing Сигурдура Эйнарссона, а другие банкиры, также причастные к краху, бежали из страны.

Но и это было еще не все. Исландцы не остановились на достигнутом – было принято решение принять новую Конституцию, которая освободила бы страну от власти международных финансов и виртуальных денег. При этом исландцы захотели написать новую Конституцию сами, все вместе. И это удалось! Проект Основного закона писали 950 простых граждан, избранных произвольно (по лотерейной системе) членами Национальной Ассамблеи в 2010 г.

Чтобы доработать новую Конституцию, народ Исландии избрал (уже на выборах) Конституционный совет, в который вошли 25 граждан. Простые люди – рыбаки, фермеры, врачи, домохозяйки – были избраны из числа 522 взрослых, не принадлежащих ни к какой политической партии, каждого из которых рекомендовали как минимум 30 граждан.

И, как пишет российский «демократический» журналист Павел Пряников в статье с характерным названием «Каждая кухарка может написать Конституцию»: «Особо подчеркнём, что никто в Исландии не возмущался, что невозможно прочитать 522 биографии человека и их политических программы, а также разобраться в избирательном бюллетене, в который занесены фамилии такого огромного числа людей».

Далее началась доработка текста Конституции и конституционных законов. Процитируем того же П.Пряникова: «Ну а далее Совет использовал систему краудсорсинга – доступа всех людей к своей работе. Предложения граждан собирались через «Фейсбук», «Твиттер» и даже «Ютуб». Всего от простых исландцев поступило 3600 комментариев к работе Совета и 370 поправок к Конституции. Каждую неделю Совет публиковал в интернете новые статьи для общественного обсуждения. Спустя две или три недели, после просмотра предложений от общественности и экспертов, Совет публиковал финальную версию статей, которые затем обсуждались еще раз. Кроме того, члены Совета раз в неделю записывали рассказ о своей работе и выкладывали его на «Ютуб», а их заседания можно было смотреть в прямой трансляции в интернете. В конце работы все 25 членов Совета проголосовали за окончание работы над Основным законом. «Мы, люди Исландии, желаем создать справедливое общество, где каждый из нас будет иметь равное место за общим столом», – такими словами начинается Конституция».

В комментариях члены Конституционного совета признают, что в переводе на иностранные языки первая фраза Конституции звучит несколько коряво, однако, по их мнению, она понятна каждому исландцу и лучше всего отражает стремление создать равные возможности для всех. Согласно проекту Конституции, природные ресурсы острова находятся исключительно в общественной собственности. Особый интерес вызывает статья под названием «Открытая информация и правдивость», которая обязывает правительство держать в открытом доступе все рабочие документы, если они не являются государственной тайной. Также Конституция обязывает власти работать на благо не только человека, но и Земли и биосферы. Отдельная статья закрепляет права животных.

В новаторском документе нашлось место и для весьма архаичной нормы, исключенной из большинства европейских Конституций. Так, Евангелическо-лютеранская церковь Исландии сохраняет государственный статус.

Здесь стоит отметить один существенный для дальнейшего развития событий нюанс. Конституционный совет по своему составу оказался, как принято теперь говорить, «евросоциалистическим». И не столько потому, что большинство исландцев придерживаются левых взглядов, сколько вследствие довольно-таки недальновидного и попросту глупого поведения исландских правых: ранее бывшие у власти «Прогрессивная партия» и «Партия Независимости» призвали своих сторонников бойкотировать выборы Конституционного совета и работу над Конституцией, и их избиратели так и поступили. В результате и в самом Совете, и в тексте новой Конституции влияние правых и консерваторов оказалось минимально.

Таким образом, в результате совокупного действия как объективных, так и субъективных факторов большинство неожиданно оказалось хозяином положения – и в Конституционном совете, и среди участников разработки Конституции, и среди голосующих на референдуме. И результат настолько «превзошел ожидания», что вот уже более месяца ведущие мировые СМИ красноречиво молчат об итогах исландского всенародного референдума 23 октября, на котором проект Конституции одобрили более 80% исландцев при явке в 66%.

Ну, вы поняли? Стоило допустить большинство к разработке и принятию Конституции и конституционных законов, как вместо приватизации как панацеи от всех бед экономики «получилась» национализация ресурсов, вместо гостайны – открытость, вместо строго представительной демократии – элементы прямой демократии.

И не дай бог (с точки зрения неолиберальных правительств всего мира) примеру Исландии последуют другие страны. Ведь сегодня те же решения, что и Исландии 2 года назад, предлагаются другим народам. Народу Греции говорят, что приватизация их государственного сектора является единственным решением. То же самое говорят итальянцам, испанцам и португальцам...

А что если они последуют примеру исландцев? Страшно подумать...

А ведь к этому идет! Многие наши туристы, которым мешают культурно отдыхать непрерывно бастующие «европейские свиньи» (PIGS – распространенное обозначение четырех стран Евросоюза, находящихся на грани банкротства: Португалия (P), Италия (I), Греция (G), Испания (S)), обращают внимание, что на многих транспарантах почему-то часто упоминается Исландия. Но об этих мелочах новостные программы также не упоминают – их интересует главное – на каких условиях эти «свиньи» согласятся взять милостиво предлагаемый заем для погашения долгов лопнувших частных банков.

Именно поэтому вы ничего не знали об исландском референдуме – мировые СМИ делают вид, что ничего не произошло. Ведь СМИ, как и правительства, как и парламенты, тоже представляют интересы правящего класса, которому – в любой стране – ой как невыгодно, чтобы большинство было допущено к управлению.

Но для всех тех, кому ближе интересы большинства и кому небезразлична настоящая демократия, исландская история – это урок. Организованного большинства.   Прямой демократии. Реального осуществления прав большинства. Народного законотворчества и народного самоуправления. Всего того, без чего настоящая демократия невозможна в принципе.

Газета «Суть времени»

Юлия Крижанская, Андрей Сверчков

P.S. Слышали ли Вы что-нибудь о референдуме в Исландии 23 октября 2012 года?


30%, 6 голосов

70%, 14 голосов

0%, 0 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Гей, гей майдан!

         История народовластия уходит далеко в глубь веков. В древних городах-государствах горожане собирались на народные собрания и решали, кто будет правителем и как им жить дальше, с кем воевать, с кем дружить. Разделение труда неминуемо привело к разделению и общества на касты, в результате тот или иной класс получал преимущественное право на пользование благами, которые создавались всем сообществом. Естественно, что такое положение вещей не удовлетворяло тех, кто  оказывался обделенным и, в конце концов, это приводило к революциям, смене общественно-политических формаций. Такие революции носили социальный характер. Примеров в истории великое множество, в процессе революций формировалось общество, классы, изменялись условия труда, принципы распределения произведенного продукта.          Как видим мы, во время так называемой «оранжевой революции» смены общественной формации не произошло, поэтому социальной революцией, то что произошло в 2004 году назвать не возможно.

         Есть еще одно понятие – политическая революция ( честно говоря, впервые столкнулся с таким понятием) - смена одного политического режима другим.

«Политический (государственный)режим — способ функционирования государственной власти. Политический режим характеризуется методами осуществления политической власти, степенью политической свободы в обществе, открытостью или закрытостью элит с точки зрения социальной мобильности, фактическим состоянием правового статуса личности. Политический режим - это совокупность средств и методов, с помощью которых господствующие элиты осуществляют экономическую, политическую и идеологическую власть в стране; это сочетание партийной системы, способов голосования и принципов принятия решений, образующих конкретный политический порядок данной страны на определённый период.»  

       Исходя из определения, трудно назвать приход к власти одного лица – Ющенко В.А., сменившим на посту «авторитета» Кучму своею персоною, не изменив, по сути, политический режим – авторитаризм. Только на смену «жесткому» Кучме пришел «вялый» авторитаризм от Ющенко.

       Есть понятие «бархатных революций» характерных в период начала  90-х годов, в результате такой революции и произошел развал Советского Союза. И так как изменился общественный строй и на смену социализма с нечеловеческим лицом пришел капитализм с человеческим, то обретение независимости Украиной в 91 году можно назвать революцией.

       И совсем недавно появилась еще одна разновидность революций – цветная, название, на мой взгляд, более чем унизительное. Это когда во власти на смену одним авторитетам приходят другие. Основоположниками цветных революций стали грузины, свергли они авторитета Шеварнадзе, заменив его авторитетом Саакашвили. 

Таким образом, в 2004 году, по сути, произошел обыкновенный дворцовый переворот. И Ющенко, плоть от плоти детище Кучмы, выброшенный им за дерзость пред хозяином, занял место хозяина.Поэтому ни о каком народе, ни о каких свободах и речи не могло идти.

Любую революцию характеризуют цели, которые преследуются и движущие силы. Если с движущими силами, во время апельсиновой революции, более или менее понятно – это праздно шатающийся и безработный народ во главе с обуржуазивщейся( читать оборзевшей) интеллигенцией. То вот с идеями и целями не совсем все ясно, в силу того, что о них знают лишь посвященные, т.е. те, кто был участником этого мероприятия.

Что нам  предлагает так называемая оппозиция? Еще одну цветную революцию! Т.е. опять же смену авторитетов. Что нам предлагают «всенародные выборы»? Смену правящей верхушки! Не меняя, по сути, саму систему управления и распределения всенародными благами. И народ Украины с завидной настойчивостью производит, с периодичность в пять лет, рокировку поросят возле заветного пирога - государственного бюджета, от которого ему достаются лишь объедки.

Так что же делать и где искать выход? Вот в статье уважаемого блогера http://blog.i.ua/user/694353/601867/ было хорошее начало, но концовка как-то смазала смысл вопроса: Что делать Украине? 

В моем понимании пришло время именно социальной революции – низы уже не хотят жить по-старому, а верхи уже не могут управлять по-старому. Революции, когда власть действительно, перейдет в руки народа. Что для этого нужно сделать?

1.    Долой президентство, как не оправдывающего свое предназначения и главного рассадника коррупции и неисполнения законов в обществе. Президент, в современных украинских условиях, выполняет роль самодержца, который практически единолично решает судьбу страны.  

Институт президентства, в развитых странах запада, имеет многовековую историю. А мы получили этот подарок развитой демократии, как некий фетиш и носимся с ним, как тот дурень со ступою, не зная к чему приложить. А тем временем прыткие людишки от власти нашли ему достойное назначение – косить бабло для тех, кто этот фетиш на трон правления воздвиг. Народ может расслабиться.

2.      Даешь парламентскую республику, с двух палатным парламентом. Депутатами нижней палаты должны быть истинные представители народа: рабочие от станков, крестьяне от сохи, кухарки от кухонь, учителя от школ и т.д. все слои и сословия всех регионов страны должны иметь своих представителей, которые и будут представлять проблемы и чаяния народа. Нижняя палата будет собираться на съезды, и формировать общенациональные проблемы, передавая их на решение в верхнюю, законодательную палату парламента. И лишь тот, кто живет в шкуре народа, может знать, что этому народу для лучшей доли необходимо.


29%, 7 голосов

17%, 4 голоса

54%, 13 голосов
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.