хочу сюда!
 

маргарита

40 лет, стрелец, познакомится с парнем в возрасте 35-48 лет

Заметки с меткой «каннибализм»

Трудный ребёнок.

[Найдено в тёмных закоулках интернета.]

Трудный ребёнок

Я психиатр, работаю в центре адаптации и социализации детей, переживших насилие в семье. Мои случаи — это не просто забитые дети алкашей и наркоманов. Это дети и подростки, так или иначе вовлеченные в насилие, совершаемое их родственниками, в качестве соучастников или безмолвных свидетелей. Вернуть к нормальной жизни ребенка, который несколько лет наблюдал, как его отец насилует и душит молодых девушек, или ребенка, который знает, где во дворе закопан труп его матери, ничуть не легче, чем если бы он сам был жертвой преступления. 

Хотите статистику? Пожалуйста: из 100 таких детей примерно 45 совершают тяжкие преступления еще до своего тридцатилетия. И это с учетом проводимого лечения.

Мальчика, о котором я хочу написать, зовут Пашка. Или Генка. Или Женька. Свидетельства о его рождении мы не нашли, записей о нем в ЗАГСе нет. Кто его мать — неизвестно. Известно только, что он действительно является биологическим сыном людоеда Н. Виртоносова. Публикаций в СМИ о его задержании и суде вы не найдете, потому что не было ни задержания, ни суда. Милиционеры, выследившие его «пряничный домик», забили его до смерти, и дело разбирали в строго закрытом порядке. Мальчика передали нам.

Ели они только женщин. Женщина, оказавшаяся в сумерках одна на улице, встречала на своем пути не незнакомого мужчину, от которого следовало бы бежать и кричать, а красивого пятилетнего ребенка, испуганного и заплаканного. Мальчик представлялся Пашкой (или любым другим именем на выбор), жался к женщине и просил отвести его домой. Редкие свидетели видели женщину, шедшую куда-то со светловолосым мальчиком, без конца благодарившим добрую тетю Надю, Свету, Таню (как потом выяснилось, он всегда спрашивал их имена, интуитивно чувствуя, что так еще больше расположит их к себе). Встретившийся им взволнованный отец потерявшегося ребенка также вызывал у женщины только положительные чувства. Вскоре после этой встречи отец с сыном грузили труп в багажник и возвращались домой — готовить еду. Ни один гаишник ни разу не осмотрел автомобиль — ведь в салоне был ребенок, у которого «сильно болели зубы».

Мальчик присутствовал при всем процессе «готовки», при разделке, консервации. И все это время продолжал называть то, что разделывал на куски его отец, тетей Надей, Светой и так далее. Более того — так же он называл замороженные брикеты и банки с консервированным человеческим мясом. Следователь (мужчина) упал в обморок, когда ребенок начал перечислять, указывая на стеклянные банки — «это тетя Василина, она хромала, а это тетя Оля, она все время спрашивала, не хочу ли я есть». Возможно этой тетей Олей была пропавшая за семь месяцев до того Оля Бычаренко, старшеклассница.

Когда ребенка определили к нам, ему было примерно 8 лет. Он был худым и мелким для своего возраста. Отзывался сразу на десяток имен, не отдавая предпочтение ни одному из них. Умел читать и писать, не отставал от сверстников по всем школьным предметам — с ним занимался отец. Одно его умение особо бросалась в глаза — он умел расположить к себе людей. Вызывал симпатию, бил на жалость, давал почувствовать твою значимость в его судьбе. Сперва был признан «перспективным». Уже через десять дней работать с ним отказались все женщины центра, от психологов до санитарок. Женщин он воспринимал исключительно как еду. Осматривал. Прижимался. Нюхал. Ничего конкретного, но во всем поведении проскальзывало такое, что находиться рядом было невозможно. Вскоре он это понял сам, понял, чем это ему грозит, и изменил свое поведение. О, не сразу. Постепенно он начал «плакать по ночам», «метаться в кошмарах», звать маму и закатывать истерики. Только знаете что? Его пульс при этом практически не учащался. 

Но на пульс обращал внимание только я. Как и на то, что он не ел мяса. Напротив, консилиум врачей счел последнее признаком глубокого подсознательного раскаяния. И бесполезно было говорить, что предложенное ему мясо он обнюхивал и пробовал на вкус, прежде чем с негодованием отвергнуть.

А потом меня начали неявно, но ощутимо отстранять от работы с ним. В его карте появлялись справки других врачей (хотя он был моим «пациентом») — куда более оптимистичные, чем мои. В итоге состоялся скандал с директором центра. Я повел себя неправильно, я решил, что дело лишь во внутренней кадровой политике. Я повелся на подначку директора и отказался от пациента.

Через три месяца приглашенный со стороны психиатр засвидетельствовал, что отклонений в психике нет. Рекомендация психологов центра звучала странно и нелепо: «вовлечение в физический труд на свежем воздухе, традиционные семейные отношения». А еще через месяц после помещения мальчика в специнтернат нашлась семья фермеров, пожелавшая его усыновить. Людей этих подыскал по программе усыновления проблемных детей сам мэр нашего города. Павел (так назвали) стал их третьим усыновленным «проблемным» ребенком.

Уже три года я тайком собираю информацию об этой семье. Фермерское хозяйство все время растет. Если три года назад они поставляли мясо только в дома самых богатых жителей города (включая директора нашего центра и мэра), то теперь отправляют мясо и в Москву. В розницу приобрести его нельзя — только эксклюзивные поставки избранным клиентам. Все дети, включая Павла, активно трудятся на ферме. Семья дружная. Я сам неоднократно видел в бинокль, как они жарят шашлыки у себя во дворе. И Павел их ест — видимо, ЭТО мясо его вполне устраивает.

Стоит ли говорить, что из всех коров и свиней в их хозяйстве за эти три года не было забито ни одной?

Окно Овертона. Как менять психологию человеческого общества. (1)

Вам станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати.
Слышали ли вы когда-нибудь об "Окне Овертона" ?

Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.

Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах.

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немыслимое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

Технология.
Ещё раз повторю, Овертон описал технологию, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

Как это смело!
Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

Почему бы и нет?
Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

Так и надо.
После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.

[продолжение следует]

Страшная история.



Их нравы или сосиски с человечиной

Иногда попадается такая информация, прочитав которую понимаешь, что ты совсем не так все представлял и вообще мало что знаешь о том или ином времени. 

Первая жертва Фрица, 17-летний Фридель Роте, которого маньяк встретил на улице и пригласил жить с ним, незаметно отправил открытку матери в которой написал, что его приютил «добрый дядя», и указал его адрес. Произошло это в 1918 году. Он не догадывался о психопатии Хаарманна. Фридель покинул маму без предупреждения, и та долго искала сына. Фридель отправился в Ганновер, который в то время был гей-центром Германии. Роте был гомосексуалом, что не нравилось его матери. Мать Фриделя, получив открытку, тут же пошла в полицию.

К Хаарманну на улицу «Rote Reihe 2» пришли полицейские. Как рассказывал позже Хаарманн, в момент, когда полицейские вломились в его дом, маньяк как раз заканчивал разрезать убитого им Роте. Голова юноши лежала за занавеской окна, прикрытая простой газетой. Полиция ее не обнаружила. По поводу мяса Хаарманн заявил, что это — говядина.

Вот что было дальше …
[ Читать дальше ]

Жареные бэби

Захотелось попробовать осьминога, купила вот.  Гугл выдал : Жареные осьминоги - бэби. Перехотелось осьминогов, хорошо, что мало взяла.

Каннибализм членов британской королевской семьи

Оригинал взят из ЖЖ у martinis09 в Члены британской короны употребляли человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали
Члены британской королевской семьи употребляли в пищу человеческую плоть в «медицинских целях» и мародерствовали

На протяжении почти всей истории человеческая жизнь стоила в Западной Европе ничтожно мало. Мы уже проводили специальное исследование «Сравнительной истории зверств», без которого было бы трудно представить себе истоки западноевропейской традиции жестокосердия во всей её мрачности

Так английская «королева-девственница» Елизавета I отрубила голову не только Марии Стюарт, она казнила ещё 89 тысяч своих подданных. В отличие от своего современника Ивана Грозного, называвшего её «пошлой девицей», Елизавета (чья мать, Анна Болейн, кстати, тоже была обезглавлена) не каялась в содеянном ни прилюдно, ни келейно, убиенных в «Синодики» не записывала, денег на вечное поминовение в монастыри не посылала (как это делал Иван «Грозный», на чьей совести было до 4 тыс. человек). Европейские же монархи таких привычек вообще сроду не имели.
При этом и Тридцатилетняя война в XVII веке унесла половину населения Германии и то ли 60, то ли 80% — историки спорят — населения её южной части. Папа Римский даже временно разрешил многожёнство, дабы восстановить «народное поголовье». При этом, пустующие территории стали наполняться и всякой швалью. Достаточно сказать, что именно после этих событий и появились такие персонажи, как Майеры-«Ротшильды» и пр.

Что касается России, она на своей территории почти 7 веков, между Батыем и Лениным, подобных кровопусканий не знала и с такой необузданной свирепостью нравов знакома не была. Как раз до тех пор, пока «мировое цивилизованное» в виде «западных теорий» не проскользнуло на нашу территорию, будучи распространяемым усилиями «лиц либеральной национальности».

Как оказалось, часть исторических реалий ускользнула от нашего внимания. Королевская семья «Великобритании» кичится своим происхождением и манерами. При этом члены высшей британской аристократии разрекламировали свои вкусы и любовь к пышным банкетам и изысканным рецептам. Между тем, в вышедшей пару лет назад книге доктора Ричарда Сагга из Университета Дурхэма, «Мумии, каннибалы и вампиры. История европейской трупной медицины от Ренессанса до Викторианской эпохи» [Dr Richard Sugg, «Mummies, Cannibals and Vampires. History of European corpse medicine from the Renaissance to the Victorians», Routledge, 384 стр.], исследующей самую мрачную сторону человеческих заблуждений, - а именно практику «употребления человеческой плоти в лечебных целях», - сказано, что ещё в конце XVIII века члены королевской семьи Британии употребляли части человеческих тел.

Автор книги отмечает, что подобная практика являлась не только привилегией монархов, но и была широко распространена в высших и наиболее обеспеченных кругах Европы.

Медицинский каннибализм: находясь на смертном одре, королева Мэри II[1] в 1698 году и её дядя король Карл II (Чарльз II) в 1685-м, оба употребляли возгонку из настоя на человеческих черепах

Даже тогда, когда британские монархи публично осуждали каннибалов Нового света, в то же время они использовали, пили или носили прах египетских мумий, человеческий жир, плоть, кости, кровь, мозги и кожу. Так опухоли, извлечённые из мозгов  убитых солдат, использовали в качестве лекарства от кровотечения из  носа. Как пишет Сагг, части человеческого тела, например мясо, кровь или кости, широко использовались в качестве терапевтических средств в самых распространённых методах лечения».

В результате, случаи каннибализма встречались не только среди «туземцев Нового света», как принято считать, но и в Европе. То, о чём пока ещё редко рассказывают в школах, зафиксировано в художественных и литературных текстах прошлого: среди такие фактов стоит упомянуть, что, к примеру, хотя Яков I (Джеймс I) запретил использование трупов в медицинских целях; Чарльз II разработал собственные лекарства, добываемые из трупов, и Карл I (Чарльз I) также занимался использованием трупов для создания лекарств.

Наряду с Чарльзом II, список известных ныне «лекарей» и пользователей «рецептов трупной медицины», включает Франциска I, хирурга Елизаветы I Джона Банистера, графиню кентскую Элизабет Грей, Роберта Бойля, Томаса Уиллиса, Вильгельм III Оранский и его «супругу» - королеву Мэри».

«Новый свет»: По описаниям Ханса Штадена от 1557 года так выглядел каннибализм в бразильском племени Тапинамба (Tupinamba). Но европейцы в то время также потребляли человеческую плоть.

Доктор Сагг утверждает, что история медицинского каннибализма поднимает ряд важных социальных вопросов. По его словам, «Фармакологический каннибализм являлся мощным пластом европейской науки, был широко представлен в издаваемых рецептах, был предметом торговли и образовательной науки. Хотя трупная медицина иногда представляется средневековым пережитком, свой расцвет она переживала во время общественных и научных революций, происходивших в ранней современной Великобритании. Эти традиции дожили до XVIII века, и в среде бедняков он задержались вплоть до эпохи королевы Виктории.

Не говоря уже о каннибализме, даже использование частей человеческого тела сейчас кажется нам совершенно невозможным. Между тем, в период расцвета фармакологического каннибализма обычным делом было извлечение органов или костей из захоронений в египетских гробницах или на европейских кладбищах. Более того, в XVIII веке крупнейшим импортом из Ирландии в Великобританию был импорт человеческих черепов. И сложно сказать, было ли всё это намного хуже современного чёрного рынка человеческих органов».

Впрочем, д-р Сагг не упоминает, что «крупнейшему импорту черепов из Ирландии», предшествовало её усмирение генералом Кромвелем, которое стоило жизни 5/6 ирландцам. От последствий этого геноцида Ирландия уже не оправилась никогда.

В книге приведены многочисленные яркие, даже пугающие примеры практики, начиная от виселиц Германии и Скандинавии, через суды и лаборатории Италии, Франции и Британии, до полей сражений Голландии и Ирландии и племён людоедов Северной и Южной Америки.

На картине 1649 года, изображающей казнь Чарльза I видно как люди собирают кровь короля носовыми платками.

Доктор Сагг рассказывает:

«Этот процесс обычно называли «зло короля» – недуг чаще всего лечили прикосновением живого монарха.
В континентальной Европе, где топор часто снимал с плеч головы преступников, кровь была распространённым лекарством для эпилептиков. В Дании, молодой Ганс Христиан Андерсен стал свидетелем того, как родители поили своего больного ребёнка кровью, стекавшей с эшафота.
Подобное лечение было настолько популярным, что палачам часто приходилось нанимать ассистентов, чтобы те собирали в чашки кровь, лившуюся из горла убитых преступников.
Иногда пациенты стремились сократить путь лечения. Во время одной казни в Германии начала XVIвека «бродяга схватил обезглавленное тело» перед тем, как оно упало, и выпил из него кровь…».

Последний зарегистрированный случай подобной практики в Германии датирован 1865 годом.

В то время как Джеймс I отказался употреблять внутренности человеческого черепа, его внуку Чарльзу II настолько понравилась эта идея, что он купил рецепт. Заплатив за него огромную по тем временам сумму - около 6000 фунтов, - он часто сам вынимал внутренности из черепов в своей личной лаборатории.

д-р Ричард Сагг

По словам доктора Сагга, «ставшее в скором времени известным под названием «королевские капли», это лекарство использовалась для лечения эпилепсии, судорог, головных болей и часто в качестве неотложной помощи умирающим.

Внутренности черепа – вот что было первым, чего потребовал Чарльз второго февраля 1685 года, в начале своей последней болезни. Кроме него на смертном одре это лекарство принимала и королева Мэри в 1698».

Характерно, что Роберт Сагг остановился на Вильгельме III и Мэри II. В своем морганическом браке это парочка не оставила детей. После них правила сестра Мэри – королева Анна, на которой династия Стюартов прервалась и на престол взошла Ганноверская династия, от которой уже и фактически и идут современные «Виндзоры». А вот правящую фамилию д-р Сагг не решился трогать.

Между тем, и у них «хватает своих тараканов в голове». Как мы уже говорили, сайт «Cahiers de Geopolitique biblique», рассматривающий «актуальные геополитические новости в свете Библии», отмечает, что королева Виктория, правившая с 1837 года по 1901 год, была убеждена, что британские монархи являются «потомками царя Давида». Согласно желанию королевы, ее четырем сыновьям (всего у королевы было 9 детей), в том числе и будущему королю Эдуарду VII, было сделано обрезание.

ИСТОКИ ОККУЛЬТИЗМА В НАУКЕ И МЕДИЦИНЕ

В принципе, склонность к оккультизму у британской аристократии неудивительна. Помимо «египетско-иудейских корней» правящей династии, придворных магов, вроде Джона Ди, необходимо вспомнить и о чуть более поздних оргиях «Клуба Адского пламени», возникшего в концеXVII век.

В протестантской Англии при правлении родоначальника правящей семьи Виндзоров - Георга I (1714-1727 гг.) – были легализованы секретные общества, наподобие «Клуба Адского Пламени» (Hellfire club). Их легализации предшествовала публикация в 1714 году «Басни Пчел» Бернарда Мандевиля, - «проживающего в Лондоне голландского экономиста». Мандевиль утверждал, что интересы государства — не более чем интересы максимального удовлетворения гедонистических потребностей его индивидуумов: больше частных пороков — больше общественного блага. Американский историк Х. Грэхэм Лоури отметил[2], что начиная с 1721 года «Клубы Адского Пламени» не только размножились — они стали «внутренним святилищем дегенерирующей британской элиты». Самый крупный из них, основанный в 1720 лордом Уортоном, включал в обеденное меню следующие блюда: «Пунш адского пламени», «Чертовы чресла», «Груди Венеры» и т.д.

В свете того, о чем написал в своей книге д-р Роберт Сагг, названия этих явств выглядит уже не столько «комично». Достаточно вспомнить, как развлекалась и чем голосовала «европеизированная аристократия» во «Всешутейшем и всепьянейшем соборе», созданном Петром I по некоему подобию Hellfire club. Инициаторов продвижения подобных сборищ Х.Г.Лоури называет «венецианцами», этим термином он обозначает сектантов социан из выкрестов и масонов.

Что касается истоков современной науки вообще и медицины в частности, - в целом требуется  отдельное исследование, в какой момент они стали скатываться из человеческого и божественного в «оккультное и сатанинское»...



___________________________________

[1] последняя из правителей династии Стюартов, вероятно отравленная соправительница своего мужа голландского протестанта Вильгельма Оранского, возведенного на трон в результате «Славной революции» иудо-протестантов, перенесших из Амстердама в Сити «банковские технологии», и создавшие «Банк Англии»

[2] Х. Грэхэм Лоури, «Лейбниц и Свифт против венецианцев», Шиллеровский институт, бюллетень №4; Характерно, что Лоури среди членов клуба отмечает и Бенджамина Франклина – первого президента США (Lowry, H. Graham, «Who was Benjamen Franklin?», The American Patriot, (2008), стр.49, 51, 54, 56-59)

Каннибал уговорил самоубийцу стать едой

В Словакии полиция арестовала подозреваемого в каннибализме, который разыскивал своих жертв в Интернете. Во время перестрелки со стражами порядка он ранил одного из полицейских и был подстрелен сам. Врачи оценивают его состояние как тяжелое.

Мужчина уговорил гражданина Швейцарии, желающего покончить с собой, что после смерти съест его. План был прост: потенциальный самоубийца сначала употребляет с подозреваемым спиртные напитки, а затем в близлежащем лесу людоед наносит ему удар ножом в сердце. После этого каннибал планировал разрезать тело и отнести его части к себе домой, чтобы съесть. Швейцарец сначала согласился, а потом передумал и сообщил в полицию, пишет The Dallas Morning News.

Людоед был пойман на приманку: швейцарцем представился приехавший на назначенную встречу офицер полиции. При задержании подозреваемый семь раз выстрелил в словацких стражей порядка, тяжело ранив одного из них. После ареста людоед не произнес ни слова.

Подозреваемому 43 года. Он проживает возле словацкой деревни Сокол и имеет двух маленьких дочерей. Другие сведения в правоохранительных органах пока не раскрывают.shockzlobazar

Тема не для слабонервных.

    

 

     В некоторых "продвинутых" странах существуют ресторанчики для каннибалов.Т.е. то что там готовят,все с человеческого мяса.Есть сумасшедшее меню со своими сумасшедшими ценами.Все полностью конспиративно:от кафе,до автостоянки с номерами авто и клиентов.И посетители есть.Но это понятно,не было бы спроса,не было бы и предложения.И вот в одной из стран выдвинут законопроэкт о легализации таких ресторанов.Мол у каждого человека развит каннибализм и это есть неотьемлемой частью человеческого существования.
    Легальными поставщиками "сырья" является Албания.Народ который не умеет и не хочет ничего делать.Проще украсть человека и продать за хорошенькую сумму.По документам все
чисто,пристойно,законно и легально.Но с другой стороны...куда пропадают люди?От малого до взрослого и в самых разных странах?--Принудительное донорство с исходом в такой вот ресторанчик.И что самое главное,что все об этом знают,включая правительство и врачей в поликлиниках и больницах,которые дают информацыю о будущих донорах,но закрывают на это глаза из-за огромного капитала который приносит это дело.
   Что принесет легализация таких ресторанов кроме капитала?Как изменится человеческое сознание по отношению к людям?В сознании они уже будут в некоторой степени продуктом питания для багатых и извращенных...
   Страшно?Жестоко?Да.Но мы должны знать в каком мире мы живем и какие права имеем,вернее не имеем,перед законом который можно назвать одним словом--"деньги".Чем больше сумма,тем сильнее и устойчивее "закон".