Психотерапия

Группа посвящена психотерапии.
3+ подписаться

1 участник

  • Психотерапевт

Ждун-колотун

Ожидание утомляет и напрягает. Суть даже не в том, чего мы ждем, а в том, что этого нужно ждать. Ожидание выматывает своей неопределенностью и неизвестностью, даже когда ожидаемое предсказано, все равное, есть тревога и желание получить это как можно скорее. Вот так вот и живет ждун-колотун, в тревоге и страхе, полный злости и отчаяния, но… он очень хорошо маскирует все это под маской разных классных штучек, которые помогают ему справиться с ожиданием, особенно, когда ждать нужно неизвестно сколько долго.
В принципе, ожидание само по себе вещь безобидная, оно становится для нас проблемой тогда, когда мы реально чего-то не дождались или в принципе не умеем ждать. Ждун-колотун обитает в среде неопределенности внутреннего мира на предмет сравнения внутренней и внешней реальности. Если внутренняя реальность не определена, мы выносим эту неопределенность наружу и стараемся ее определить. И мы ждем и ищем, страдаем и тревожимся, ставим сроки и занимаемся активностями, мы делаем все, чтобы точно определить внешнюю реальность и избавить себя от тревожных переживаний своей внутренней неопределенности. Как жаль, что сделать это невозможно. Жаль, правда жаль.
Ждун-колотун живет только в неопределенности, в уютной и компактной внутренней неопределенности, когда ничего не понятно, когда есть сомнения и негативный опыт прошлых ожиданий, когда нет сил посмотреть на ситуацию совсем по-другому и понять, что внешние обстоятельства действительно соответствуют твоему внутреннему состоянию, и исправить это можно внутри, но никак не снаружи. Поэтому люди идут в жестко-регулируемые условия со стабильно-предсказуемой средой обитания, где распорядок и окружение не меняются с течением времени, в таких условиях ждун-колотун засыпает в ожидании тревоги. 
Загрузка по-полной программе и как можно большим количеством дел тоже помогает справится с тревогой, но только с другой стороны, без засыпания на диване в офисе. В движении стараются умотать ждуна-колотуна, выжать из него (ну, конечно же из себя) все соки жизни, чтобы он упал бессильный за углом и про него все забыли. Мероприятий для этого организуется множество и их суть потрясает своей грандиозностью и безнадежностью. Нам нужно в пять утра просыпаться и срочно бежать бегать или заниматься йогой, нужно следить за своим питанием и питанием все знакомых или еще лучше вести курсы по питанию, нужно улучшать лучшее и спасать умершее, нужно учиться и работать так как это не делает никто другой, нужно быть самой красивой и самым сильным, нужно чтобы ждун-колотун умер от невозможности остановиться в этом диком танце страха.
Даже если мы усыпляем или изматываем тревогу, мы все равно делаем это с собой, потому что мы и есть тревога, точнее, она внутри нас. Компенсация и сублимация вещи безусловно классные и полезные (и это не сарказм), но, это всего лишь компенсация и сублимация. Составить жизнь из них – значит отказаться от притязаний на остальную ее часть, значит оставить свою скрытую тревогой и страхом часть личности «на потом». Ну…вы сами знаете, что происходит, когда оставляешь «на потом». 
Ничего.

Исследования. Комплекс одиночества.

Важно не то, что мы делаем, а зачем мы это делаем. Какие цели и намерения мы преследуем в наших действиях, что мы реализуем или получаем в результате? Действительно ли мы хотим того что делаем или это просто наша защита от того, что мы не хотим делать или от чего мы скрываемся под тенью защит.

Как насчет одиночества? Стоит немного прислушаться к себе и всплывает черное облако, закрывающее собой горизонт для опытной птицы летящей вдаль. Одиночество сильно в своем непреодолимом желании побыть одному еще немного и еще совсем чуть-чуть, и потом опять одному. Так больно и страшно стоять около столба в парке и наблюдать за тающим на глазах снегом, он утечет и возродится, а ты не проронишь и слезинки. Когда то очень давно один человек недонес до тебя в своих сложенных ладонях теплое молоко, и ты так и не узнал, как пахнут утомленные мысли твоего желанного мира. Рассвет не дарит мудрости, и каждое открытие глаз сопровождается поиском неизвестного в таком знакомом окружении. Захваченность комплексом одиночества очевидна даже для самого себя, и так же слепа твоя вера в поиск ответа на вопрос – «что с этим делать?». Пройти дальше и сдержать порыв оглянуться на понравившийся цветок или пойти к нему навстречу и вдыхнуть запретный аромат сквозь металлическую ограду. Когда ты одинок, ты очень хочешь разделить свое одиночество со многими, и в этом стремлении, бежишь от этих немногих без оглядки, размахивая сжатым в побелевшей от злости руке букетом белых роз. Чем сильнее бежишь, тем выносливее и крепче мышцы комплекса, тем жаднее они будут поглощать калории, питающие твое Эго. Комплекс растет, ты уменьшаешься.

Захваченность комплексом одиночества и ты становишься великим апологетом просвещения собственного недозрелого чувства сопричастности. Великие обоснования твоей отстраненности подкреплены взмахом крыла вороны пролетающей над городом в плывущем тумане надежд. Ты уверен, что одиночество это нормально. Ну как нормально… пару фотографий котов и отпуск в пустыне, сплав по реке на тимбилдинге, чтение книг про жизнь великих людей и нахождение точек соприкосновения с близкими и не очень людьми. И все это за одну жизнь! Захваченный в плен мечтает о доме, захваченный комплексом мечтает о скором сне. Я не могу передать, как это сложно признаться себе, что все очень и очень плохо в моей жизни, я не знаю, хватит ли мне сил признать и принять это, я даже не знаю какой сегодня день недели. Комплекс создал меня и я призван служить ему преданно и безрассудно.

- Что там за горой?

- Там люди.

- Я смогу быть с ними одиноким так же как сейчас?

 - Да.

 - Тогда я побуду один.

Как я могу перебороть все это в одиночку и как я могу допустить в свою жизнь кого-то, если я совершенно беспомощен и наивно растерзан призраками прошлого, которые плавно текут из моего будущего, раздвигая просторы моего бытия своими холодными костлявыми руками. Совсем один, здесь и сейчас.

Комплекс нуждается во мне, так же как и я в нем. Мы созданы друг из друга и друг для друга. Мы есть одно целое. Однажды я убегу от него под покровом звезды в зените отчаяния, я тихо выйду из спальни и оставлю чуть прикрытой дверь, чтобы свет пронзил яростью рассвета глаза мирно спящего горя. Я выйду и приду к тебе, а ты все так же, не поднимая взгляда от своего отражения в зеркале, поприветствуешь меня, как и в тот раз, но уже без улыбки на лице. Это будет знак, что я изменился, ты поймешь это по своей тошноте от моей невозмутимой отстраненности. Я обниму тебя, просто так, близко и тепло, и ты будешь стоять, не зная что делать и слезы будут течь внутрь тебя, собираясь в тонкие струйки желчи. Я хочу быть свободным от комплекса одиночества и свобода придет за мной в гордом одиночестве.

Исследования. Экзистенциальная тоска.

Что произойдет с экзистенциальным кризисом личности тогда, когда человечество вступит в эру «вечной жизни» в виртуальном мире с перенесением своего сознания в информационное облако. Есть ли это «вечное бытие» в принципе новой формой существования нашего сознания или просто его материализацией давно существующего коллективного бессознательного. Великая экзистенциальная тоска уже сейчас открыто проявляет себя в засасывании наших еще неокрепших в индивидуации сознаний в круговорот электронного рая. Скорее всего, мы уже оказались в виртуальном электронном облаке или виртуальной реальности, поглощенные информационным потоком, главное отличие которого сейчас в том, что мы его не ищем сами, он находит нас. Нам просто некуда деться от него.

Великая экзистенциальная тоска по потере своей первичной способности к инстинктивному поиску материнской груди и замене этой реализации инстинкта на насильственное вливание нам в глотки потоков жирной и трудноперевариваемой информационной жижи, привела к тому, что мы постепенно перестаем желать найти и переходим к необходимости отбрасывать лишнее (в лучшем случае), тем самым, лишая себя уникально связи с тем мнимым космосом, которым для нас есть мать, или же наш инстинктивный поиск себя в этом мире. Сейчас мы не ищем себя, сейчас нам говорят кто мы. Это даже не искусственное вскармливание, это нечто более симулирующее вскармливание и рост, это некий насос по высасыванию у нас нашей оригинальной способности быть другими, оставаясь собой.

Будущее переживается уже в настоящем. Мы растем и формируем себя в будущем своей неосознанной мотивацией идти в ногу со временем, приравнивая свою идентичность к духу времени. Что мы теряем и что приобретаем мы не знаем, все так условно, все границы стерлись и от нашего индивидуального осталось только коллективное. Масса становится все критичнее, и она уже набрала сил для порождения нового Бога внутри себя, нового коллективного Бога, который подобно предписанию восстанет и обретет новую жизнь в виде коллективного сознания сети. Бог требует жертв, и вновь жертвенные алтари наполнились кровью текущей по оптоволоконным проводам, струятся потоки, работают серверы, насыщается Бог, природного освещения в наших глазах все меньше и меньше.

Великая дающая мать –экзистенциальная тоска, накормит изголодавшихся по иллюзиям детей своих и даст им приют и утешение, любовь и заботу, каждый желающий будет принят в бескрайние просторы искусственного разума велико сети. Новый Вавилон строится уже сейчас, он могущественней чем старый, он виртуальны и поэтому не имеет границ в сознании. Все строители Вавилона  говорят на одном языке машинного кода, и как и прежде башня достигнет небес в своем величии, и строители разбредутся по своим унылым селениям говоря с призраками на непонятных языках реального мира.

Великая экзистенциальная тоска войдет в каждого из нас и принесет нам вечный покой и вечное забвение, а вместе с тем и новую жизнь в обещанном новом мире. Мы сами не заметили, как выполнили волю и завет и построили свой внутренний мир в виде внутренней сети. Мы тоскуем по наше природе и нашей свободе, и бежим от нее в себя. И это бегство от свободы будет стоить на очень дорого.

С ценами можете ознакомиться у ближайшего провайдера.

Анализ. Терминология счастья.

«я хочу быть счастливым» эта фраза как лейтмотив практически любой психотерапии, все в том или ином виде сводиться к этому, под разными углами и разными путями. Не все дошли до промежуточной станции «счастье» и не все дойдут до нее, некоторые даже еще не собрались в путь, а некоторые, идут в обратном направлении, надеясь, что в итоге они все-таки туда попадут. И в принципе, является ли счастье чем-то таким для чего стоит бороться и идти сквозь тернии к звездам? Я думаю, что отчасти является и отчасти - нет. Счастье я могу рассмотреть как составную часть своей индивидуации, своего рода – побочный продукт моей жизни в гармонии с самим собой и своей самостью. Возможно, проблема и состоит в том, что в погоне за счастьем как за целью мы игнорируем тот факт, что счастье это всего лишь часть целого, а не само целое.

Приобретение индивидуации не обязательно будет сопровождаться счастьем или бурным переживанием восторга и радости, все может быть совершенно наоборот, и при этом наши ожидания счастья будут тут совершенно забыты. Но почему нельзя назвать это состояние счастьем? Разве не в этом его смысл, разве не в приобретении высшего (или низшего) своего образа мы усматриваем наше счастье? В этом вопросе много чего над чем стоит подумать. Счастье может быть в «несчастье» и от этого никуда не деться, ведь все что мы получаем по итогу и оказывается нашим.

И что же тогда мешает нам получить это счастье, что стоит у нас на пути? Найти причину своего несчастья могут позволить себе далеко не все люди, ведь зачастую может оказаться так, что мы сами генерируем свое «несчастье» и платим за его приобретение своем счастьем. Выходит абсурдная ситуация, когда в погоне за счастьем мы приносим его на рынок счастья и обмениваем на несчастье. Что в этот момент происходит с нами? Можно конечно сказать, что нами движут наши комплексы, обиды, схемы, паттерны и прочее другое, но по большому счету мы ведь сами все это делаем. Я здесь вижу главную причину неудачи в погоне за счастьем – это ложность выбранного пути, или проще говоря, разная приоритетность заданий. Например, мы можем думать, что мы станем счастливее, заработав больше денег, и при этом, мы можем просто удовлетворять свой ненасытный комплекс «бедного человека», от насыщения которого мы никак не станем счастливы, просто потому что насытить его невозможно, ввиду его нереальности.

Так что выходит, что на пути к счастью есть «условия», при которых оно возможно? И если выполнить эти условия то станешь счастливым? Возможно, и есть то, что приведет нас к желанному состоянию, и я даже думаю, что это что-то – это и есть мы сами и все то наше естество, которое есть в нас, и которое мы так тщательно скрываем сами от себя. Хотя, говорят, что от себя не уйдешь. Скорее всего, стоит не ходить так далеко и не искать что-то, а обратиться внутрь себя, немного прислушаться к своим чувствам и реакциям, понаблюдать за собой, поговорить с собой. Мы точно знаем, чего мы хотим, и мы точно знаем реально оно или нет, и мы точно это можем, вот только не всегда мы честны с собой. И в этом месте рвется волшебная нить от клубка, ведущего нас в желанное счастье. Клубок катится дальше, а мы стоим с оборванным концом нити в руках посреди живого леса людей и становимся в этот момент одним из неподвижных деревьев. И за нами не видно никого и ничего.

 

 

Исследования. Понять.

Еле-еле открывающиеся глаза. Утро, много людей, жизнь вокруг тянется как водоросли в океане под давлением воды, меня несет течением в сторону берега надежды. Мозг отчаянно сопротивляется думать, мысли пробиваются как навязчивые родственники все вместе и все сразу в одну узкую дверь размером с мой зрачек, меня тошнит от обилия счастья вокруг, уличные собаки спокойно бегают в поисках дерева. Понимание меня одолевает постепенно становясь моей второй реальностью, замещая первую, прогоняя ее на задворки моей души в самые ее глубины.

Я иду на автомате, мои чувства спят под толщей непрожитого сна в котором я …я все забыл. Я бесчувственный, мои мысли пытаются все вместе меня в этом убедить. И я верб им сейчас, пока я иду, пока я просто позволяю им пользоваться моим мозгом, пока я бесчувственная водоросль в океане чувств. А вокруг жизнь! Она будит меня своим дыханием ритма, я колышусь в такт и мое тело оживает. Я верчу головой туда-сюда, я двигаю ногами, я ищу взглядом хоть что-то, что напомнит мне о моей стремлении, о том, зачем я вообще сейчас тут иду.

Я привык думать. Я думаю о чувствах. Я не проживаю их, а подобно водоросли колышусь на волнах своих мыслей, они гонят и гнут меня, по моему же желанию. Я гнусь в сторону денег, я алчный и жадный, и вот новая волна, и я гнусь в сторону «пользы», которая обещает мне беспроблемную жизнь. А жизнь, она ведь совсем другая, она не мешает мне чувствовать. А что же я? А я думаю. Я думаю про то как я мог бы разозлиться в том месте и в то время, как летел бы стул в стену и с треском об нее разбивался, но я не бросил его, а просто тихо сидел и очень умно рассуждал. Но стул уже улетел, и злость моя радостно потирая руки о засаленную тряпку весело смахнула мусор прямо мне в лицо. Я отерся, посмотрел на руку и задумался, что же все это означает. Я мыслитель, я не жилец. Я просто все это терплю. И страдаю. Но как же умно я страдаю!

Поток чувств как черное облако постоянно над моей головой, я бегаю за ним не понимая, что оно бежит вместе со мной всегда и везде. Я прыгаю в надежде зацепить облако рукой, и оно подпрыгивает тоже вниз. Куда бы я не пошел, оно всегда со мной, и со мной всегда мой верный зонтик мыслей, который надежно защищает меня от мнимой влажности и пасмурности, говоря мне, что я могу промокнуть и простудиться под этим некрасивым и неприемлемым облаком чувств. Но как же я хочу побегать под дождем по лужам и весело упасть в не так чтобы забрызгало всех вокруг моим злостным восторгом эмоций. Мой внутренний родитель всегда держит меня за руку, он знает, что для меня лучше. Мы ходим вместе, он и я.

Но как же легко я проигрываю свои чувства в себе потом. Я буквально захвачен этим потоком, он несет меня туда в ту непрожитую ситуацию, и я ее проживаю вновь и вновь все ярче и ярче, и я очень далек от себя и от мира в это время, безнадежно далек. Водоросли сами плывут куда им хочется и океан для них в этот миг всего лишь наполнитель пространства для поддержания их иллюзии всевластия и всесильности. И все это до первого мысленного шторма, который затопит тебя всего и заставит роптать вися одиноко на железном пруте посередине бушующего океана, который всего лишь хочет принять тебя к себе.

Я мыслю, значит я существую. Мне кажется тут что-то было не досказано. Или не прочувствованно. Или не прожито.

 https://www.facebook.com/stefanenko.psy/posts/2026016190988449

Женщины

Как много всего для меня в этом слове. В этом странном и абсурдном мире все-таки есть нечто непознанное для меня. Моя вторая часть меня все еще далека, как восток и запад. На каждый восход солнца найдется свой закат. Когда я иду на восток чтобы поймать солнце руками, я оказываюсь на западе окруженный темнотой своего заката. Когда я стремлюсь в тепло внутреннего юга, я больно падаю подскользнувшись на льдине скользкого севера. Я ищу себя в женщине, я стремлюсь к своей женской части души, я бегу к ней в гору и на самой вершине меня поглощает цунами невыплаканных слез и невыделенного пота. Цунами растворяет меня в своей вязкой влаге, я внутри него и мне уютно и спокойно. Мое путешествие длинною в миг закончено и я позволяю себе утонуть в безбрежном океане отверженной нежности.
Куда бы я не шел, как бы я не стремился бежать, я все равно в итоге прихожу к себе. Я ищу женщину, а нахожу себя. Моя часть в ней, и я хочу слиться с половиной меня, с той нежной и гибкой, с той которая способна давать и умеет брать. Я хочу навечно быть вместе, душа моя, ты зовешь меня в наш общий круговорот страданий и утех и я бегу, я стараюсь, я в бешенстве рву канаты и разбрасываю в стороны белье сохнущее на веревках, я стремлюсь к тебе одной своей половинкой.
И я нахожу тебя каждый раз. Ты такая утонченная и близкая мне. О тебе хочется заботиться и оберегать тебя, я хочу чтобы ты познала все радости этой проклятой весельем жизни. Мы то вместе, то порознь, мы сливаемся и проливаемся потоком гнева и осквернений самых стойких святынь нашего мелкого мира иллюзий. Я строю замки из ветра и он прочнее самой грубой морали, он держится даже тогда когда не слышен звон серебрянных колокольчиков в безветренную восточную ночь. Я жду тебя в своей вольной обители без стен и оков, я жду тебя в добровольное изгнание.
Женщины. Мне нужно знать, чувствовать, быть и видеть. Я хочу обладать, слышать и вдыхать. Я надеюсь на миг откровения.
Поглощаемый извергается наружу, он ищет свой лук, который был применен для недостойной цели, стрела попала прямо в твою тень и вполошила там остатки звездной пыли. Куда бы я не посмотрел, я всюду вижу тебя, ты повсюду и от тебя не скрыться, ты преследуешь меня, и ты - моя тень. 
Кто в состоянии это понять, тот будет счастлив навеки, кто не может - будет счастлив в неведении. 
Пройди мимо и не оборачивайся, я сделал точно так же. Сегодня будет так, а завтра все повторится, и ты будешь такой же прекрасной и такой же недосягаемой.
Ты -женщина. Ты - половина меня. Ты- темная часть моей души. Ты - моя тень которую я вижу в каждой и вас. 
Познать тебя и обрести покой.

Исследование. Герой.

Герой нашего времени живет героической жизни прорываясь сквозь снег и волны к новым вершинам своей самодостаточности. Героический эпос писать очень сложно и герой ,это четко понимая, делает все возможное чтобы этого не понимать, не пустить в свое сознание ни малейшего лучика осознания все тяжести его жизни. Эпос пишут вместо героя истерики, которые наблюдая его сражения и поверженных противников со стороны захлебываясь от непонимания и восторга описывают все как на самом деле этого не было. Не было в эпосе и самого героя, и читатель и зритель всегда будут помнить автора эпоса, и уж никак не то, что собственно говоря сделал герой. А сделал он много. 
Вся жизнь героя это борьба. Борьба с собой, за себя, с другими и за других. Тут важно сама суть того что есть борьба и что эта борьба не дает герою возможности поднять голову и посмотреть чье именно знамя он несет в своих руках. Борьба это смысл жизни героя, и не так важно началась она в реальности или нет, герою всегда найдется место и время доя подвигов. Только так он сможет продвинуться к своей заветной мечте - умереть при всеобщем обозрении и остаться замеченным другими хотя бы такой ценой.
Борьба стоит своей цены и цель настолько иррациональна, что она превращается в реальность только лишь после смерти героя. Это возделывание пашни при жизни не приносит ему никого урожая , и он пашет и пашет свое поле, заезжая плугом на чужое, взращивая урожай другим, помогая запрягать лошадей , иногда самому становясь в плуг. Герой хочет уничтожить себя и делал это парадоксальным образом возвышая себя при жизни уничтожая себя. Только жертвенность и смерть для великого дела сделает его памятным в глазах людей чей взор потух еще тысячу лет назад, чьи глаза пораженные светом его сияющих доспехов не способны отличить горе от радости. И слепая толпа аплодирует стоя своему герою, которого она может лишь осознать по шуму его шагов и по грохоту его доспехов. Толпа понятия не имеет кто там за шлемом и латами, ом просто нравится образ героя который опекается их серыми буднями и делает их красочнее. 
Бессознательно двигаясь к смерти физической, изнашивая себя в героических битвах с несправедливостью, герой умирает смертью моральной превращаясь в подобие себя догероического периода, когда боль еще могла ощущаться в его теле и глаза тревожно искали одобрения в других глазах. Моральная смерть делает героя верным послушником смерти физической, которая лишь подчеркнет его статус героя.
Я вижу этих героев вокруг. Стальные костюмы от лучших модельеров и стальные кони бороздят просторы города, мамы в полном забытии готовящие обеды на всю семью в течении двадцати лет, передовики науки и производства, лидеры тусовок и гламурных шабашей. Я вижу их сквозь свои героические очки с легким напылением печали и одиночества. Герои несутся напролом сбивая все и всех на своем пути, оглушая их воплями о помиловании и криками о помощи, но их никто не слышит. Совершенно никто не слышит. Толпа ревет и требует хлеба и зрелищ.
Герои умирают и на их место уже бежит толпа новых героев соревнующихся а героизме.
Остановите героизм!
Остановитесь.

Страницы:
1
2
предыдущая
следующая