хочу сюда!
 

Света

45 лет, лев, познакомится с парнем в возрасте 25-55 лет

Онтология «украинского хаоса»

Когда-то мы вместе начинали с ней))

Нет никакого открытия в том, что выстраивание разумной внешней политики и реалистичного сотрудничества с теми или иными странами-партнерами (особенно стратегическими) во многом зависит от адекватного видения и понимания логики процессов, в них происходящих. Сложившиеся за последние годы отношения между Украиной и Россией как нельзя лучше являются «вещь доком» этого тезиса. В негативном смысле. Когда единичное воспринимается как общее, а явление как сущность, да еще в контексте существующих между элитами двух стран обид и штампов, а также отсутствия артикуляции общих интересов и взаимовыгодных позиций.

Мифы

Словосочетание «украинский хаос» сродни словосочетанию «российская стабильность». Эти изречения как две мантры, накрепко вошедшие в российско-украинский словарный обиход, якобы отображают глубинную сущность политических систем Украины и России.

Украинская политическая ситуация в представлении российского сообщества ассоциируется с хаосом, порожденным Оранжевой революцией и постмайданной властью. Размышления выстраиваются в следующий смысловой ряд: революционный захват власти никогда ни к чему хорошему не может привести в принципе - отсутствие сильной власти всегда заканчивается системным «бардаком» - при наличии разных политико-ментальных Украин и хаоса одновременно увеличивается непрогнозируемость - нестабильность и вообще всяческие угрозы раскола-распада страны.

«Камень непонимания» можно забросить и в украинский огород. Украина страдает не менее (если не более) яркими комплексами: маниакальным бегством от «кровавого чекистского режима» России, обусловленным многовековой борьбой Украины за самоопределение, а также преувеличенным восприятием «имперскости» в помыслах и действиях современной России и ее правящей элиты по отношению к постсоветским странам в целом и к Украине в частности.

Согласитесь - подобное понимание сути происходящего в обеих странах отображает частичный и поверхностный подход, затрагивает лишь отдельную часть политического поля, не касаясь социальных структур, и описывает, скорее, ситуацию в элитах, а не в стране в целом.

Полный контроль на властном олимпе еще не означает стабильность в государстве в целом. Равно как и политическая конкуренция – это не синоним хаоса в масштабах страны.

Поговорим об Украине.

Основания власти

Понять суть происходящего в Украине сложно не то что российскому царскому сознанию, отягощенному «психо-политической травмой», нанесенной Оранжевой революцией, но и зачастую самим украинцам. Попробуй де разберись, кто и за что в этой власти. Если, начиная с 2005 года, нет ни власти как единого концентрированного политикообразующего и смыслообразующего центра, ни оппозиции как альтернативы проводимому курсу. А по каждому поводу объявляются досрочные выборы. Как выразился Черномырдин, «не страна, а сплошные перевыборы».

По большему счету, ни одна из постмайданных коалиций («оранжевая» и «бело-голубая») не стали результатом стратегического сотрудничества политических сил. Суть «оранжевой» коалиции (как образца 2005 года, так и сейчас) – кто кого победит на элитном и электоральном поле. Вначале Ющенко и Тимошенко победили общего врага в лице Кучмы, затем занялись борьбой друг против друга. Коалиция же в составе Партии регионов, СПУ, КПУ была случайным итогом ситуативных интриг, противостояния и недоговоренностей внутри «оранжевых сил».

И, все же, несмотря на внешний хаос, процессы в Украине подчинены определенной логике, придающей объективно-закономерный характер происходящему как в целом в стране, так и внутри правящего класса. Эта логика исходит, прежде всего, из оснований власти, принципиально изменившихся после событий 2004-2005 годов. Как известно, любые изменения в обществе (а именно их, прежде всего, отобразила Оранжевая революция), будь то в сфере политики или экономики, права или морали, происходят ли они путем революций или реформ, неизбежно приводят к преобразованию властных отношений.

Если в бытность правления Кучмы ключевыми ресурсами власти были деньги, СМИ, админресурс, то после Майдана на первое место вышла публичность и то, насколько эффектно политик умеет представить себя электорату. В целом, в постмайданной Украине можно выделить четыре базовые позиции, форматирующие политическое пространство страны:

- свобода слова;

- политическая конкуренция;

- наличие нескольких центров власти и включение механизма защиты при попытке любого из них монополизировать власть;

- национальный проект в качестве легитимности государства.

Центры власти

На сегодня в Украине в институциональном плане есть даже не три, а четыре центра власти – президент, премьер, парламент, СНБО. В личностном – центры власти представлены Ющенко, Тимошенко и Януковичем (электорат которого пытаются поделить первые двое). Такая деконцентрация и расслоение власти заложены самой логикой становления украинской государственности, которая качественно отличается от российской. Украинская политическая система построена и держится на балансе сил, российская – наоборот, на единственном сакральном центре власти.

Важно понять, что в условиях украинской неоднородности полной власти не может быть ни у кого. Поскольку не может быть ни у кого полной победы, дающей право на реализацию своего видения. Ведь со дня проведения референдума о независимости 1 декабря 1991 года, когда и сторонники, и противники СССР голосовали за независимость (ибо альтернативы на тот момент ей уже не было), в Украине не было решения, получившего поддержку подавляющего большинства (свыше 60 %) населения. Поэтому наличие нескольких центров власти и конкуренция между ними – это не хаос или затяжной кризис, а вполне органичная ситуация для украинской политической системы. А всевозможные переформатирования коалиции и досрочные выборы – это не аварийный сценарий, а закономерный механизм защиты украинской системы от узурпации власти кем бы то ни было.

Именно поэтому на президентских выборах в 2004 году не победил кандидат от власти Янукович и не получил власть в полном объеме (а ограниченную политреформой) кандидат от оппозиции Ющенко; Тимошенко после парламентских выборов 2006 года не стала премьером; в 2007 году как предотвращение полного захвата власти Януковичем состоялись досрочные выборы; а выборы мера Киева в мае 2008 не стали стартовой площадкой для стремительного наступления Тимошенко на Ющенко, а, наоборот, закончились для нее провалом.

Политический формат

Кроме общих оснований власти, не меньшее влияние на политическое пространство имеет политический формат. Под ним понимается базовый конфликт, базовая рамка, в которую вписываются действия ключевых игроков по завоеванию власти. Иногда политический формат задается наличием сильных конкурентов. Иногда – интересами внешних сил. Иногда – несвоевременной реакцией власти на изменение социальной структуры общества и, как результат, - серьезными социальными потрясениями.

За время независимости Украины можно выделить такие форматы: «национал-демократы-комунисты» (1990-1995 гг.), «реформаторы-олигархи» (1996-2000 гг.), «власть-оппозиция» (2001-2004 гг.), «умеренные-радикалы» (начиная с 2005 года). В динамическом соревновании противоборствующих групп политиков внутри указных пар состоит специфика политического процесса.

Учитывая тот факт, что Оранжевая революция стерла все идеологические различия и оттенки между политиками, и в одном лице может сочетаться реформатор и либерал с социалистом и популистом одновременно, сегодняшний политический формат не столь очевиден. Деление украинских политиков на сторонников и противников Оранжевой революции, как многие полагают в России, давно уже отошло на задний план. Главный оппонент Майдана Янукович спустя полтора года сам же его и нивелировал, заявив, что «страна очистилась от грязи на Майдане», и даже начал применять майданы в своей практике (в частности, накануне досрочных парламентских выборов в 2006 году). Равно как и внешнеполитический выбор не является в политикуме, в отличие от населения, основной разделительной темой. Так, один из лидеров якобы пророссийской Партии Регионов Раиса Богатырева в интервью украинским СМИ называет себя убежденным евроатлантистом.

Таким образом, главный водораздел политиков сегодня носит не идеологический, не мировоззренческий и не позиционный по отношению к тем или иным событиям характер. А определяется, скорее, подходом политиков в вопросе обладания властью. В этом смысле два года постмайданной власти выявили два типа политиков – умеренных и радикальных.

Умеренные - это политики, выстраивающие свои действия не по принципу «победитель получат все», а сообразно природе украинской политики, требующей перманентного компромисса. К основным «умеренным» субъектам можно отнести: президента Ющенко (о чем свидетельствует вся его политическая карьера); крупных бизнесменов (именно они, с точки зрения бизнес-интересов, являются сторонниками отсутствия полной власти у кого-либо из политиков).

Радикальные – это политики, рассматривающие каждую политическую схватку как «последний шанс». Они убеждены, что победитель получает все, даже если победа была условной, и с трудом умеют проигрывать. Из основных игроков к «радикальным» относится: Тимошенко (в силу ее стремления к абсолютной власти); Янукович (в силу его неспособности к самоограничению и недостаточной договороспособности); случайные (это перебежчики из одного лагеря в другой, которых загоняет в «радикальную» нишу отсутствие политических перспектив).

Радикалы, как правило, выступают зачинщиками и двигателями перемен. Они всегда действуют методами, которые позволяют «взломать» ситуацию. Но развить ее, довести до логического завершения и воспользоваться ее результатами они не способны. Тогда появляются умеренные, которые умеют пожать плоды работы первых и закрепиться у власти надолго, приводя эти плоды в соответствие логике украинской политической системы и государственности.

Вместе с парламентскими каникулами в Верховной Раде наступило временное затишье в политическом пространстве. Однако осенью процесс, без сомненья, возобновится, и вопрос об отставке правительства и переформатировании правящей коалиции будет одним из первых на повестке дня нового политического сезона. В этом смысле, устойчивой можно считать тот формат власти, который будет учитывать два условия. Во-первых, умеренный подход к вопросу власти. И «оранжевому» премьеру в 2005, и «бело-голубому» в 2006 Виктор Ющенко де-факто предлагал таким образом распределить полномочия: президент занимается стратегическими вопросами и политикой, премьер – текущими вопросами и экономикой. В обоих случаях премьеры хотели заниматься всем, даже геополитикой. Во-вторых, правящая коалиция должна представлять всю страну, а не отдельные ее регионы. Иначе спекуляции на теме разъединенности Украины - неизбежны.

Концепция страны

Но главная прогнозированная сторона «украинского хаоса» - это сам проект страны. Украина, как и все остальные постсоветские страны, переживавшие одни и те же проблемы, связанные со становлением политических и экономических систем, развивались поначалу приблизительно по одной и той же схеме. При этом сами проекты государств уже тогда основывались и сейчас основываются на разных легитимностях.

По большому счету, можно выделить три основных типа государств, образовавшихся на обломках СССР.

Первый – это страны с распавшейся империей. К этой категории относится только одна страна – Россия.

Второй – страны, воспринимающие развал СССР и падение режима правления коммунистической партии как национально-освободительное движение, освобождение от внешнего влияния. Типичный представитель – Украина.

Третий – страны, если так можно выразиться - с «молодой» историей, когда образ страны полностью ассоциируется с лидерами, возглавившими ее после развала СССР. Классический пример – Белоруссия.

Таким образом, проект России как страны держится на традиционной легитимности (традиция монарха), Белоруссии – на харизматической легитимности (харизма Лукашенко), Украины – на националистической легитимности (национальное государство). Поэтому в России всегда будет сильная президентская власть, в Белоруссии смена лидера будет означать совсем другую страну, а Украина всегда будет стремиться к построению и укреплению национального проекта.

Независимо от того, политик каких бы взглядов (пророссийских или прозападных) ни приходил к власти, траектория Украины как государства еще с момента обретения независимости остается неизменной. Это траектория молодой развивающейся страны. Всех президентов Украины - Кравчука, Кучму, Ющенко - объединяет то, что они все строили Украину, опираясь на одну и ту же легитимность – национальный проект. В этом смысле, выбирая между тем или иным политиком, украинский электорат не выбирает разные варианты будущего. Выбор состоит между разными стилями, методами и отчасти темпами. При том или ином лидере может быть больше/меньше свободы, вовлеченности бизнеса во власть и т.д., однако в ближайшей перспективе страна все равно будет двигаться в Европу.

Почему?

Потому что украинская евроинтеграция – это не столько движение «за» Европу, сколько «против» России.

Наверняка, Украина, перестав повторять как российские, так и американские штампы, еще вернется к рассмотрению геополитических концепций в целом и внешнеполитической доктрины страны в частности, и это еще вопрос, какой из векторов (пророссийский, прозападный, черноморский или соединение всех в одном) – наиболее приемлем для Украины.

Однако сегодня Россия рассматривается как политическая правопреемница тоталитарной империи Советского Союза, и в рамках именно такого понимания формулируются программные положения внутренней и внешнеполитической стратегии страны.

Олеся Яхно – политический обозреватель
11

Комментарии

Гость: Dwarf

116.07.08, 11:57

истинно так

    216.07.08, 12:00

    Однако сегодня Россия рассматривается как политическая правопреемница тоталитарной империи Советского Союза, и в рамках именно такого понимания формулируются программные положения внутренней и внешнеполитической стратегии страны. по суті так і є і Росія сама себе так позиціонує

      316.07.08, 12:07Ответ на 2 от Орест Форко

      Однако сегодня Россия рассматривается как политическая правопреемница тоталитарной империи Советского Союза, и в рамках именно такого понимания формулируются программные положения внутренней и внешнеполитической стратегии страны. по суті так і є і Росія сама себе так позиціонує
      у России хотябы есть эта самая стратегия... Хорошая или плохая она дело 3-е! Они отстаивают СВОЮ позицию. А у нас похоже только чью-то! Ссссссуки....

        Гость: LADA9

        416.07.08, 12:09

        молодец.....
        в десятку.........
        только не "«умеренные-радикалы» (начиная с 2005 года).", а сплошные уроды

          516.07.08, 12:20Ответ на 3 от DrEgor

          Там нет никакой стратегии, так что расслабьтесь))

            616.07.08, 12:21Ответ на 2 от Орест Форко

            По сути мы должны позиционировать себя как наслденица империи, которая имеет такие же права на ее наследие

              716.07.08, 12:30Ответ на 5 от Боевой_сурок

              Там нет никакой стратегии, так что расслабьтесь))там есть стратегия, так что напрягитесь... ))

                816.07.08, 12:43Ответ на 7 от DrEgor

                Там нет никакой стратегии, так что расслабьтесь))там есть стратегия, так что напрягитесь... ))Стратегия в том, что у каждого - своя стратегия

                  916.07.08, 13:03Ответ на 8 от CKB

                  Там нет никакой стратегии, так что расслабьтесь))там есть стратегия, так что напрягитесь... ))Стратегия в том, что у каждого - своя стратегия
                  Это общие слова

                    1016.07.08, 13:04Ответ на 7 от DrEgor

                    Мне не нужно напрягаться, я с депутатами Госдумы общаюсь, ребятами которые кремль консультируют, чтобы это рассмотреть. Они сами говорят, мы играем тактически, никакого стратегического плана нет

                      Страницы:
                      1
                      2
                      предыдущая
                      следующая