О сообществе

Тут публікуються всі, хто вміє і хоче писати вірші.
Це місце, де Вас читатимуть. Пишіть частіше, пишіть краще.. воно того варте.

Топ участников

Вид:
краткий
полный

СТИХИ, СТИХИ, СТИХИ

плюс/минус Алёна

Я стою на мосту,
Я Алёну жду.
Сказала: "Жди, стреляй из карабина"
Обещала, придет,
Принесет бутерброд
Сядет рядом, в белую машину.
Я Алёну люблю
Из ружья луплю
По воронам, коптерам и лохам
Потому что мне
Вбили на войне
Что героем быть вполне неплохо.
Я стране служил,
Я героем был
И сейчас герой почти в порядке
Ведь героям нам
Бравым пацанам
Отдавались бабы без остатка.
А теперь в тылу
Я сижу в углу
Вспоминая славные денечки
Жрать хочу, и спать,
Все к чертям взорвать -
Я довел себя почти до точки.
Жаль себя до слез
Я как тот Христос
Одинокий, храбрый и влюбленный.
Как дурак стою
Жду любовь свою
Жду прихода, ломки и Алёну


Но примчались менты
Растоптали мечты
Вытерли мне берцами слезинки
Померещилось им
Что взрываю режим
Что на транспорте будут запинки.
Повязали вполне
Привязали к вине
Подвели под раскаянье четко
Будто я террорист
Будто рецидивист
Будто звал не Алёну а черта.
Только люди, братва!
Вы же видели - два.
Два ствола у меня только было
И судим я вдвойне,
Но я был на войне
Мне там так не хватало любимой...

загиб индоматрицы

бабули - высшая форма органической жизни.
чтоб выточить эту форму из заготовок-девушек
природе требуется дикое количество ресурсов и лютый отсев.
(народное поговорко)

Плывет крокодил по Гангу,
В глубокой плывет печали.
В душе у него гадко,
Во рту - как коты насрали.

Плывет крокодил по Гангу,
От голода сводит скулы
Вдруг видит с правого фланга
По Гангу плывет бабуля.

Носки на бабуле синие,
Рейтузы телесного цвета,
Качается с пуза на спину,
Рукой будто шлет приветы.

Нырнул крокодил рыбкой,
Бесшумно подплыл к бабке
В туманной предутренней дымке
Задумчиво снял шапку.

- Откуда плывешь, старушка?
- Из города Варанаси.
- Чего ж не сожгли тушку?
- Спроси у внучка Васи.

Меня из Днепра вынул,
Сулил мега-тур, олл-инклюзив,
Обещал показать Шиву,
Мумбаи и танец пуза.

Божился сфотать в Майсуре,
На Гоа свозить, к пляжам,
Говорил: "Ба, мы так покурим,
Такой поедим каши,

Такого поймаем кайфа
Какого не знала сроду.
Бабло, документы хватай-ка,
Свобода, бабулька, свобода!"

Потом обещал Вася,
Что в городе Варанаси
Такие спецы эвтаназии,
Такие шикарные вазы!..

Ну я и поверила, дура,
Квартиру оформила даже.
Какие уж тут Майсуры,
Какой Тадж-Махал и пляжи...

Приехали - сразу в воду -
И топит меня внучек.
Ну я и смекнула сходу,
Что мертвой прикинуться лучше.

Плыву вот теперь и плачу -
Куда мне такой деться?
Мерещится старой кляче
Крокодил из мультиков детства...

- Не плачь, пожилая дама.
Предлагаю тебе сделку - 
Залазь на меня прямо, 
Садись на меня сверху.

Я живо тебя в город
Доставлю с большим шиком
И там мы устроим шоу
"Мадам с крокодилом диким"...

А после ты мне мяса
Достанешь хоть из ада.
Ведь в городе Варанаси
Нет мяса, а мне надо.

У меня от людских останков
Изжога и с кровью рвота.
Найди мне мяса, достань мне
Того чего мне охота!

- Ну не ной, крокодил зеленый.
Мы похоже свихнулись вместе.
У меня в голове звона
Как от колокола из жести.

Мы попросим автора сюра
Перестать издеваться над нами.
Пусть идет к психиатру, придурок,
Поменяет кассету со снами.

13%, 3 голоса

21%, 5 голосов

25%, 6 голосов

13%, 3 голоса

13%, 3 голоса

17%, 4 голоса
Авторизируйтесь, чтобы проголосовать.

Грусть моих колес

Я еду по дорогам и шляхам,
Нельзя халтурить, полагаться на авось.
Ведь я сражаюсь с миллионом ям,
Я слышу трепет, грусть моих колес.

Не открываются мне виды по бокам,
Песец выскакивает, баба, лось 
Мне не до них, я рыцарь острых ям,
Я слушатель тоски моих колес.

Мне неподвластен скорости кураж,
В дворцовых ралли места не нашлось.
Посконный тракт, исконный путь и наш.
По дырам и заплатам грусть колес.

Идет война повозок и дорог,
Железо рвут ямские вёрсты врозь.
Скрипичный ключ, заправка фирмы "Вог"
И драматическая ария колес.

Куда идет статья "дорожный сбор"?
Куда канализируется злость?
В каком концерте выступает хор
Артикулирующий ненависть колес?

Я еду, трачу нервы и пока
Не вижу выхода и смысловую ось
Коробку передач трясет рука
Чтоб так не рвала душу скорбь колес.

У ямы страсть и поцелуй взосос,
Бездонным лоном губит колесо,
Коллекция подрубленных колес
Убитых душ и судеб налицо...

А где-то есть асфальт и автобан,
Внутри страны инфраструктуры кость,
Фриц, Эсмеральда, Марта или Жан
Не знают секса ям и их колес.

Оналезы

Не сдавал анализы Никита
И не ссал по баночкам Андрей.
Было у Никиты шито-крыто,
По Андрюхе ясно что он гей.

У Никиты сахар выше нормы
А Андрюхи - гомональный фон.
Одного котлетами не кормят,
А второй не пьет одеколон.

У Никиты есть эритроциты,
У Андрюхи - эстрагенный гон.
Невзлюбили бабушки Никиту,
А Андрюху - ценртизбирком.


крюк постмодерна

В этом сплаве говна и палок
Категорически нет металла..
Грусть в прорабе и стройка встала -
Нет надежного материала.
Кроме грязи, говна и сала
Ничего, чему быть началом,
Что придаст крепостному валу
Свойства прочности номинала.

Как-бы выборы, не свобода,
Как-бы климат, а не погода,
Не практичность, а чисто мода.
Суета где лежит работа.
Разговоры - в двоичных кодах,
Декларации о доходах...
Вместо выходов только входы
В постмодерновом переходе.

У концепции нет притоков.
В частных вольницах обормотов
Стиль ампир и цветной барокко
Грузит рвотой, грехом с пороком
И другим некультурным шоком.
Ни Ван-Хельсинг и ни Набоков
Не трясут переменным током
Интернетовскую пи...оту.

Хомяк джунгарской масти

Жили-были в нашем доме
Хомяки породы Хомо.
В клетках жили, но держали в рабстве
Всех людей что жили рядом,
К хомякам ходили на дом
Относили Хомо к низшей касте.

Даже будучи при власти
Хомяки джунгарской масти
Пауками их кормить повелевали.
Да, конечно были зёрна,
Травка и кусочки дёрна,
Только нужно хомяку паучье сало.

Жрет хомяк диеты ради,
Люди хлопают и рады,
В телефон снимают видео и фото.
А хомяк с осанкой князя
Мнет в руках паучье мясо
Сидя на культурной своей жопе.

Жрет хомяк, трамбует щёки
Первым президентским сроком
Облагает человечество налогом.
Презирая свою дворню
Пауков, людей и зёрна,
Как запасы прячет изредка в берлогу.

Люди, а давайте вместе
Первым и дешевым рейсом
Хомяка отправим на Мальдивы.
Пусть плодятся там тираны,
Пусть сожрут туземцев странных,
А у нас пусть люди будут живы.

Будут люди и активы,
Будем жить не для наживы,
Не для спрятать по углам кусочки сала.
Колесо крутить не будем
Будем не хомяк, а люди!
Вспомним божье, а не зверское начало.

токсичная регата





    А избирателя пытают изобилием блюд
    "Какого разносола тебе надо, привереда?"
    Вот мясушко с червями на подносе несут,
    Вот рыбка тухлая, вот хлеб под плесневелым пледом.

    Вот оливье пропавшее неделю назад,
    Вот торт с окурками и волосами...
    "Какого тебе надо, привередливый гад?
    Чего вдруг избиратели наморщились носами?"

    Разносит разносолы в графском смокинге плут
    Больших бубонных язв на лбу не прячет.
    Зачем электорат весь обязан быть тут
    Зачем ему помойные решать задачи?

    Полуфинал токсичных состязаний идет
    Мучительно рыгают легковерные и глупые
    Наелся ботулизма не один идиот,
    Кишечной палочки наелись, яда трупного.

    Ассортимент не балует, харчевня молчит
    Навязчив сервис но начинка душиста
    Народ не тем деликатесом хочет быть сыт,
    Не хочет он под власть таксидермиста.

    Да кто ж ему позволит хмурить бровь на кабак?
    Да кто ж захочет воплощать его фантазии
    Народ в заложники попал не потому что дурак,
    Не потому что отравиться хочет сразу.

    А просто, что поделать, притащили ему
    Картошки в керосине, мухоморов сырых,
    Вареной крысы с шерстью, со стеклом шаурму - 
    Такая сервировка, общепит у барыг.

    А красным попрошу - не кушай дряни, народ,
    Не мучай организм, доставшийся от предков.
    И если принесли, не обязательно в рот
    Тянуть токсичные опасные объедки.

    лоно в тонусе

    Люди в истоме ждут Тонуса, свет озаряет лица,
    Заполонили автобусы улицы древней столицы.
    На этих, на авто-повозках доставлены в общем порыве
    Без шума и лишнего лоска молельцы на площадь Софии.
    Вот из Херсона паломники, паломники из Рени
    Бросили деток и домики, планы на ближние дни.
    Сцена полна конферанса, площадь полна бюджетников.
    Люди не ради танцев, не ради культурных посредников
    Чепчики в воздух бросали, мерзли, терпели лишения -
    Все ради авто-кефалии, ради отсо-единения.
    Благость над площадью реет, боженька скоро придет
    Кажется Варфоломеем боженьку кличет народ.
    Жмутся друг к дружке фигуры, дышат и жмутся в кружок...
    На "сайте высокой культуры"™ покуда об этом молчок.

    читаем наших (продолжение)

    Наизнанку

    Напиши мне, как твои дела.
    Можно сжато, парой рваных строчек.
    Среди пустоты и многоточий
    Обожги колючим "очень-очень".
    Впрочем, я б и так все поняла.

    Напиши, что видишь из окна
    Дворника в потрепанной ушанке, 
    Слышишь вопли Ленки-нимфоманки,
    В спешке тянешь свитер наизнанку...
    /Впору, твою мать, сойти с ума./

    Опиши свой будничный маршрут:
    Толпы, мегаполисные пробки,
    В подворотнях б л я д и  и ушлепки,
    Дикий скрежет в черепной коробке
    И надежда, что, как прежде, ждут.

    Промолчи о том, как душит муть.
    Что чем выше статус и зарплата,
    Тем сильнее воет под заплатой
    Слева, где хреначило когда-то
    Так, что рядом было не уснуть.

    Не пиши, как хлещет трель звонка
    По зыбучей внутренней пустыне,
    Как построил дом, жену и сына.
    Что вся жизнь комком, наполовину,
    Словно ждешь волшебного пинка.

    Знаешь, ни о чем мне не пиши.
    Я ведь, честно, вряд ли и отвечу.
    Просто жар в висках, промозглый вечер.
    Просто память-сука бьет и лечит...

    Просто ты – клочок моей души.
    Потому не надо, не пиши.
    15.09.2015 10:25
    Горчичка


    Не нужно

    Не хочется, знаешь, описывать – странный осадок, о той стороне, где исполнилось, но не случилось. Учась выбирать, выбираешь из списка возможных, затем только тех, что уже невозможно не выбрать. И в силу того, что при доле известной нам злости вполне поддается любое известное дело, не злись никогда – отучись преднамеренно злиться. И если внутри сейчас больше, чем видишь снаружи, плевать я хотел на всё то, что снаружи осталось. Ну что еще дальше? Купи себе новую трубку, и утром успей уставать, чтоб сидеть на работе, потом вырываться из города в свой промежуток, и нехотя ехать обратно, считая минуты. Минуты, секунды, часы – что осталось до срока.

    Наверное слово "обязан" полезное слово, но лично во мне оно кончилось раньше всех прочих. Имея свой жизненный план ты навряд ли захочешь подумать о чем-то другом и обязан закончить. Проблема всех планов лишь в том, что один выполняя, ты должен придумать другой, чтобы дальше стараться, но я не хочу – это кончилось, больше не нужно. Поможет не отпуск на месяц – мне хочется выйти, захлопнув со звоном стекла эту дверь за собою. Вернуться на ринг, чтобы выбить дурацкие мысли, купить мотоцикл, чтоб ветром развеять остаток. Уехать из города ночью и не возвращаться. И не возвращаться в себя до какого-то срока.

    Не нужно. Не хочется слов «перспектива» и «дальше». Не хочется слов «полагаться», «бояться» и «спрашивать». Тут надо бы ехать всерьез далеко и надолго – к друзьям и от них по единственно верной дороге. Ведь знаешь, то странное чувство, когда ты уехал, но все же пока не добрался – есть чувство дороги, где жизнь не имеет фамилий и счёт по порядку так сложно читается в лицах, но всё проступает – ладонь, запотелые стекла. Дымок сигаретный укутал твой нос, сброшен пепел – вдувает обратно в машину на скорости близкой к нулю и он кружит, как снег по салону. Как снег в октябре, где дождливое утро, и чувство, что осень отныне в тебе, и никак не снаружи. И нет ни имен, и ни дат, только сетка возможных дистанций до всех городов, где ты можешь остаться. Одна только ночь, и к утру половина отеля выходит к машинам, и миг улыбаясь таким же, для верности дела вот-вот перебросится шуткой, и больше никто никого никогда не увидит.
    29.05.13 17:06
    Buddy


    зы
    Одного из наших требуется поддержать:

    мерина вера

    кагбы сюда
    Ни ухом и не рылом в религии не шарю,
    Но как-то зачесалась поверхность всей груди
    Когда какой-то дедушка, по виду добрый старец
    Меня заверил жарко что Томос впереди.

    Оговоримся сразу - не верю в дед морозов,
    Что если лечь у края, то кусит волк за бок.
    Мне нет нужды стремиться за следующей дозой
    И чутко ждать прихода, когда приходит Бог.

    А тут меня накрыло волнением и дрожью
    Неужто завершился бардак по всей стране?
    Неужто Санта Клаус на дедушку похожий
    Раскроет свой мешочек и даст подарок мне?

    Да я ему за это стихи и юморески
    Готов на табуретке прочесть как на духу
    И тем стамбульским туркам которые на месте
    Решили все расставить, решили ху из ху.

    И вышло у заморских почтенных добрых старцев
    Что нам настало время религию сменить.
    Решили что вот с теми нам хочется расстаться,
    Наоборот, с Фанаром мы все хотели б быть.

    И нам как жвачной пастве расскажут две столицы
    Где волк и почему нам нельзя ложиться с краю,
    Каким ориентирам нам следует молиться,
    С каким крестом, акцентом выносят караваи.

    Одна на нашей почве растет трава у тына,
    Один песец облезлый жует одну траву,
    Одна архитектура, газета, вождь - едины.
    Один народ одетый в редюгу и канву.

    Упруго сердце бьется под ребрами грудины,
    Смотрю как бьют поклоны нарядные старухи.
    Как будто прицепили нам крылышки за спину -
    Своя авто-кефалия, "свой парк, блэк-джек и шлюхи"*.

     фраза робота Бендера из второго эпизода первого сезона Футурамы.
    Страницы:
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    11
    предыдущая
    следующая