хочу сюда!
 

Оксана

47 лет, близнецы, познакомится с парнем в возрасте 45-55 лет

И этих людей мы должны услышать???

Читаю статью и понимаю, что начинаю ненавидеть. Россиян, донецких, луганских и всех, кто помогает творить этот беспредел в моей стране. Стране, которая никогда ни с кем не воевала, которая давно разоружилась и единственное, чего ей не хватало, это хорошего правительства. Правильного, справедливого, надежного, идейного. Настоящего. Патриота своей страны. Страны, которая его избрала, которая его содержит, которая верит ему, его обещаниям и ждет их выполнения.
Но нет у нас такого правительства. И похоже, не скоро будет. Пройдет еще не один Майдан прежде, чем мы сможем гордиться своей страной и с гордостью называться украинцами.unsmile
Далее цитаты из статьи. Всю статью можно прочесть тут.

Милана пробыла в плену 14 дней. Кажется, что она все время улыбается, но на самом деле ее мучают сильные головные боли, она не может находиться на ярком свете. У нее постоянно сбивается дыхание. Все время пребывания в плену Милану били и кололи неизвестными веществами, на ее руках – следы от инъекций. Там, в пыточной, она видела других пленных людей, мужчин, которых похители называли «Правым сектором» (как и Милану). Судьба их на данный момент неизвестна.

Девушка — профессиональный фотограф, неравнодушный гражданин. Зимой она, как и многие другие украинцы, ходила на Майдан. В Донецк поехала, чтобы пообещаться с местными жителями и «увидеть все своими глазами». 5-го мая в центре Донецка ее схватили и затащили в черный минибус.

Самое страшное - ложили рядом с человеком, и, если я не отвечала на какой- то вопрос, начинали его бить. Чтобы я чувствовала, как ему больно, слушала, как он кричит. Били очень сильно.

Там был молодой парень, новенький, наверное, потому что он был связан и глаза завязаны. Это был где-то 7-9й день. Его ночью забрали, к рассвету привели, у него было разбито лицо, вся майка в крови, может быть, повреждены легкие, он тяжело дышал. Лежал на полу. И так пролежал до вечера, его забрали и больше не приводили.

Они вспоминали ДНР. "Мы уже в ДНР. Теперь это наше". Большинство говорило с русским акцентом. «Что» вместо «шо». Охранники были всегда в масках. Только глаза открыты и рот. У них военная одежда темно-зеленая, иногда камуфляж. Уколы делал «спец».

Входил охранник, наставлял дуло пистолета к голове, говорил: «Если рыпнешься, застрелим», а второй делал укол. В плечо, в вену, по-разному. Не каждый день. Проходило 10-15 мин, я терялась в пространстве, хуже слышала. Часть информации в памяти терялась. Стоять было невозможно, сидеть тоже, и я лежала на полу бетонном. Он был очень холодный, но когда бросало в жар - на полу было легче.

Зашла в милицию, объяснила ситуацию, как могла. Милиционер представился лейтенантом. И сказал:"Простите, мы вам ничем помочь не можем. Это не в нашей компетенции". В отеле у вокзала попросила дать позвонить, мне отказали. Телфон мне дала только официантка в кафе. Я не дозвонилась родным (Милана живет в Киеве с бабушкой – ред. ), зашла в интернет с телефона, написала статус в фейсбук , попросила о помощи, чтобы связались со мной. Буквально через 3 минуты мне написал человек, сказал, что с 6-го мая занимается моими поисками. Звали Виктор. Он связался с людьми, которые за мной приехали и забрали меня в надежное место.

Рассказ Миланы свидетельствует о том, что на территории Украины находится самый настоящий концлагерь, где калечат и убивают людей. И там все еще остаются пленные. Только несколько человек были освобождены из плена, в числе которых Сергей Лефтер, Артем Дейнега, Милана. Государство уделило огромное внимание освобождению членов ОБСЕ, но, похоже, судьба простых людей интересует только простых людей. Продолжение, к сожалению, следует.

31

Комментарии

Страницы:
1
2
3
4
5
6
7
9
предыдущая
следующая